Новости

По версии следствия, мужчина задушил приятельницу после того, как она отказалась дать ему денег на бутылку.

ММК возглавил рейтинг энергоэффективных компаний Челябинской области.

Йохан Гроуен: «Мы рады иметь такого организатора, как Россия».

Французская легковушка, в свою очередь, врезалась в стоявшую впереди «Тойоту».

Минимущества Челябинской области провело аукционы на право добычи полезных ископаемых.

Напряженность на рынке труда сохраняется.

Реализация недвижимости на торгах позволит выплатить три миллиона рублей долга.

Очередной «автор» несанкционированной свалки привлечен к ответственности.

В ближайшую субботу, 10 декабря, под Миассом откроют ультрасовременную беговую лыжню.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

А мужики-то не знают

17.03.2010
Не могу не задуматься о некоторых парадоксах челябинской театральной политики.

…Коллега и приятель, столичный театральный критик, рассказал такую историю. Оказался он на спектакле в театре маленького шахтерского города во глубине Сибири. После общался с двумя режиссерами: один - главный этого театра, другой - постановщик увиденного спектакля.

Как водится, выпивали водку (с выпиванием вина в Сибири до сих пор как-то туго). Один из режиссеров и говорит в рамках светской беседы:

- В Челябинске драму берет какой-то литовец. То ли Херманис, то ли Коршуновас.

Замечательный режиссер Херманис вообще-то латыш. И Челябинскую академическую драму «берет», увы, не он. И не Коршуновас. А также не Някрошюс, не Карбаускис, не Туминас и даже не Пускепалис. Правильного литовца зовут Линас Зайкаускас. Я встретил его в Новосибирске в стенах театра «Старый дом» как раз в тот день, когда он объявил этому театру об уходе с поста главного режиссера.

- А что у вас будет в Челябинске, Линас?

- Возможно, начало большого романа.

- А подробнее?

- Подробнее пока нельзя говорить.

Торопливые коллеги из электронных СМИ уже успели объявить Зайкаускаса новым художественным руководителем Челябинской драмы, что особенно забавно, учитывая, что в нынешнем штатном расписании этого театра просто нет должности художественного руководителя. У директора драмы Игоря Лопаткина узнал официальную версию: до конца марта Линас будет представлен челябинской труппе как главный режиссер. Помогай ему Бог и Мельпомена, он режиссер опытный и небесталанный. Но не могу не задуматься о некоторых парадоксах челябинской театральной политики.

В Новосибирск я ездил на итоговое заседание экспертного совета фестиваля «Ново-Сибирский транзит». Фестиваль новый, но наследует традиции старого «Сибирского транзита», который в минувшие нулевые семь раз собирался в разных городах Сибири. Автором идеи старого «Транзита» был директор новосибирского театра «Красный факел» Александр Кулябин, он же придумал «Ново-Сибирский транзит», новизна которого прежде всего в расширении пространства: теперь фестиваль вовлекает в свою орбиту не только Сибирь, но и театральные Дальний Восток и Урал, от Сахалина до Перми. Подобное сообщество на фестивальной карте России возникает впервые, и интерес будущий фестиваль вызвал сверхординарный. В предварительный лонг-лист попало больше 80 спектаклей.

Несколько месяцев я и коллеги, театральные критики Москвы, Екатеринбурга, Перми, Томска и Хабаровска, ездили по необъятным просторам большей половины России, смотрели заявленные в афишу спектакли. Легкой прогулкой это не назовешь, у каждого набрались свои дорожные истории. У меня, к примеру, про поездки по Красноярскому краю от Канска до Мотыгино, от Мотыгино до Лесосибирска по тайге и замерзшим рекам, про сорок три градуса ниже нуля в Норильске. Но я не об этом.

В афише фестиваля (он пройдет в Новосибирске в конце мая, председателем жюри будет Алексей Бартошевич) в итоге оказалось 17 спектаклей 16 режиссеров. Ровно половина этих режиссеров - зрелые мастера, давно известные театральной России: Олег Рыбкин (в афишу вошел его спектакль «Темные аллеи» Красноярской драмы), Алексей Песегов («Месяц в деревне» Минусинской драмы), Борис Мильграм («Жизнь Человека» Пермской драмы), Сергей Федотов («Калека с острова Инишман» новосибирского «Старого дома»), Николай Коляда («Трамвай «Желание» екатеринбургского «Коляда-театра»), Алексей Ооржак («Культегин» Тувинской национальной драмы), француз Франсуа Рансийак («Мы, герои» Екатеринбургского ТЮЗа), Валерий Оника («Старомодная комедия» Норильской драмы).

Но другая половина - режиссеры совсем молодые, условно говоря, тридцатилетние (многие моложе). Это Тимофей Кулябин («Маскарад» новосибирского «Красного факела»), Дмитрий Егоров («Прощание славянки» Барнаульского ТЮЗа и «Экспонаты» Омской драмы), Роман Феодори-Ильин («Слуга и господин» Барнаульской драмы), Никита Гриншпун («Крыша над головой» по Шукшину Сахалинской драмы), Тимур Насиров («Собаки якудза» Красноярского ТЮЗа), Петр Шерешевский («Дуэль» Новокузнецкой драмы), Марат Гацалов («Экспонаты» Прокопьевской драмы), Алексей Крикливый («Старосветская любовь» новосибирского «Глобуса»). У всех хорошая школа (большинство учились либо у Сергея Женовача в Москве, либо у Григория Козлова в Санкт-Петербурге), у каждого - несколько удачных постановок и огромное желание работать в провинции. В том числе впрягаться в непростую должность главного режиссера большого репертуарного театра-дома, работу, требующую таланта, сил и терпения. Те города, культурные руководители которых сделали ставку на это поколение режиссеров, не прогадали, театры, которые они возглавили, фактически рождаются заново.

В Челябинске же этих режиссерских имен просто не знают. Ни директора театров, ни министр культуры, ни вице-губернатор, культурой ведающий, ни другие «мужики», пока еще определяющие театральную политику нашего мегаполиса, который когда-то входил в число наиболее театральных городов провинциальной России, а сейчас оказался в аутсайдерах.

Пять челябинских театров подавали заявки на участие в «Ново-Сибирском транзите». Увы, но в итоговую афишу эксперты фестиваля не смогли выбрать ни одного челябинского спектакля.

Комментарии
Ну, что ж! Картина внятная.Те территории, которые всерьез озабочены будущим театра поступают осознанно. Из имеющихся кадров сохраняют лучших, не дают умереть традициям, но стараются привлекать молодых и талантливых, понимая, что за ними следущий этап развития театра. Ведь важно, чтобы в театр пришло новое поколение зрителей, а значит с ним, зрителем, надо говорить на одном языке, о проблемах и интересах, которые волнуют. Останавливаться нельзя.А про Мотыгино и сибирскую тайгу... Ну что скажешь... здорово!!!
Маррринка
17.03.2010 11:52:49