Новости

Преступники забрали награды, принадлежавшие деду мужчины и зарезали пенсионера ножом.

Шокирующее преступление было совершено в Кизеле в ночь на 28 февраля.

Парк имени Ленина приглашает в «Мурляндию».

Церемония закрытия состоялась на многофункциональной арене «Ледяной Куб».

Трехлетний мальчик умер в реанимации детской больницы Челябинска.

Можно быть в курсе всех новинок, не выходя из дома.

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Цены на спайку натяжного потолка на YouDo.
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Отцы пропавшие - вернитесь…

02.04.2010
Собственно, только дважды и надо было взять под защиту сирот - в их детстве и в их старости.

Старики просят малости - милости. Только и всего. Милостыни? Пожалуй, нет. Хотя и 500 рублей для них - деньги.

М. Воронина из Копейска:

«Отцы погибли на войне, защищая Родину. Когда закончилась война, кто-то вернулся - без рук, без ног, но все равно их семьи жили лучше, чем наши, сиротские. Нас никто не погладил по голове, не пожалел.

Мой отец, Андрей Богдашов, погиб в Тверской области, похоронен в братской могиле. Мне шел шестой год, когда он ушел на фронт. В годы войны нам, детям, поручали прополку лука и капусты, до других овощей не допускали. Это был для нас изнуряющий труд. За нашу работу маме дописывали какие-то доли трудодня.

В 2000 году губернатор Петр Сумин издал постановление о социальной защите детей погибших воинов. И нам впервые за 55 лет после войны дали по одной тысяче рублей. И все. В первый и последний раз.

На могилы отцов нам не съездить. Да хоть бы добрым словом вспомнили про нас. Нас уже мало осталось, но мы еще есть. За что погиб мой отец? Это никого не волнует».

Какая-то загадка для меня: почему о семьях погибших солдат сразу после войны забыли раз и навсегда? Кажется, только одного человека в стране беспокоила память о тех, кто погиб.

Только он и чувствовал в себе какую-то вроде бы вину за то, что он - живой, а они - мертвы. Это - поэт Александр Твардовский. Он даже представил самого себя убитым, чтобы от их имени обратиться к живым: «Я убит подо Ржевом»…

Ну, в первые послевоенные годы всем жилось трудно, не до сочувствия кому-то было. Но потом-то мужчины, вернувшиеся с войны, стряхнули с себя пыль и пепел сражений, непросто, но приспособились к мирной жизни, окрепли, кто стал к станку, кто занял кресло… И очень скоро выявилась разница между домами - между теми, в которых хозяйничал мужчина-фронтовик, и теми, в которых бедовала вдова фронтовика. Тут бы и вспомнить о тех, кто не вернулся. И вспомнить не оштукатуренными глиной обелисками, не дежурными словами о героизме павших, не слезой после третьей чарки, не цветами к газовому пламени, а заботой о детях, оставшихся без отцов. Присмотреться бы к их умоляюще-грустным глазам, к их худеньким ручонкам, к их тоскующим душам… Но никто не нашел в себе силы взглянуть в глаза сиротам. Это было тяжело, а тяжести не хотелось. И это - обязывало...

Собственно, только дважды и надо было взять под защиту сирот - в их детстве и в их старости. Давно ушло детство, проходит старость, но и самой малости, хоть открыточки, так они и не дождались.

И через 10, и через 20, и через 30, и через 65 лет страна не повернулась к семьям погибших. Так до сих пор и стоит, отвернувшись от них.

Это - необъяснимо.

Роза Зубко из Челябинска пишет о своем муже Георгии Комарове, который работал в системе Госрезерва и в 1994 году вышел на пенсию. И был списан подчистую. Забыли о нем напрочь. На то и установлен День пожилого человека, чтобы вспомнить о стариках, но коллеги Комарова не вспомнили о нем ни разу. Он пережил тяжелую болезнь, и хвори не отпускают его, но, может быть, еще тяжелее чувство покинутости, брошенности… Роза Георгиевна ходила к ним справиться, чем объяснить такую забывчивость, и ей сказали… Знаете, что ей сказали? Ей сказали: «Если бы он был ветераном войны…»

А он - не ветеран. Он - сын ветерана, пропавшего на войне без вести. Четверых поднимала мать без всякой помощи, без содействия и сочувствия. Никто о них не вспомнил. Мол, выбирайтесь сами, как можете. Если бы отец вернулся, его, по списку, чем-то отличили бы. Но он пропал в дыму боев, и до его семьи никому нет дела.

Я не верю в мистику, но в этом случае могу допустить, что наши погибшие на войне отцы однажды «там» сошлись, сговорились и окатили кое-кого, сами знают кого, громовой десятиэтажной матерной волной.

Ах, если бы они вернулись… Был бы разговор.

У Александра Меньщикова, хирурга, который выйдя на пенсию, «ушел» в поэзию, есть такие строки:

Сегодня бы отцу исполнилось сто лет…

К его надгробью я придти хочу, уставший.

Но на Земле его могилы нет,

Как нет могил всех тех, кто «без вести пропавший»…

О детях не заботимся, о стариках забываем - не потому ли у нас все так валится из рук и, за что ни возьмемся, все не в пору и все не в лад?..

Комментарии
Комментариев пока нет