EUR 75.58 USD 66.33

Алименты как фактор доверия

Конституционный суд сделал послабление коммерсантам, которые платят алименты. Поводом послужила жалоба предпринимателя из Краснодарского края Липарита Амаякяна. В 2005 году судебные приставы в счет долга по алиментам постановили взыскать с него 68 254 рубля 83 копейки. Сумму рассчитали, исходя из полученных доходов, а не тех денег, которые остаются на руках после уплаты налогов и затрат на ведение бизнеса. То есть, по мнению Л. Амаякяна, взыскиваемая с него сумма должна быть значительно меньше. Кстати, наемные работники алименты платят из «чистой» зарплаты, а не из номинала, указанного в бухгалтерском квитке. Получается, предприниматель имеет меньше прав. Как сообщает «Газета.ру», Конституционный суд с доводами коммерсанта согласился. Отметил, что при определении размера алиментов необходимо учитывать доходы родителя, отражающие его реальный материальный достаток. А налоги и необходимые затраты на ведение бизнеса доходом предпринимателя считаться не могут. В связи с этим суд порекомендовал подкорректировать законодательство.

На мой взгляд, данное судебное решение показывает: есть сферы жизни, где государство (как автор законов и гарант их верховенства) в принципе не может быть эффективным. И это нормально. Семья со своими внутренними взаимоотношениями - одна из таких сфер. Что такое с юридической точки зрения «реальные доходы»? Те, которые подтверждены документально? Но не секрет, что у нас не исчезли фирмы, которые часть зарплаты выдают в конверте. Как из этого конверта, вопреки воле хозяина, достать на содержание ребенка деньги, если даже трудно доказать их наличие? Можно создать систему, исключающую серый заработок, но и в этом случае «реальность доходов» подтвердить непросто. Что такое «необходимые затраты на ведение бизнеса»? По каким критериям определяется их необходимость? Шикарный автомобиль - блажь бизнесмена или часть представительских расходов? Покупка базы отдыха - инвестиция или удовлетворение собственных прихотей за счет первой семьи? Не говоря о том, что вновь приобретаемые ценности можно регистрировать на новых близких родственников. И как вести себя государству: обделять второго ребенка ради первого? Хорошо, если речь идет о предметах роскоши. А если отец - неудачник и делить придется крохи?

Подобные конфликты - результат болезни не государства (у него своих не расчищенных конюшен хватает), а общества. О кризисе института семьи принято говорить с очаровательной легкостью, будто речь идет о бизнес-структуре, работающей исключительно по правовым нормам и законам рынка. Даже если согласиться с такой трактовкой и исключить эмоциональную составляющую отношений, в том числе с детьми, все равно превращение семьи в бизнес-единицу требует от партнеров взаимного доверия. То есть категории, выходящей далеко за рамки формулы «товар - деньги - товар». А доверие, как сказал один знакомый политолог, сейчас дефицит. Потому что, добавлю от себя, является синтезом ценностей нематериальных.

Кстати, Л. Амаякян добился в суде права на пересмотр лишь суммы долга. Возможно, это позволит ему возродить свой маленький бизнес и отчислять ребенку гораздо больше, чем сейчас с пенсии. Но ведь долг все-таки был. И его сумма внушительна даже с учетом корректировки. То есть для коммерсанта ответственность перед ребенком изначально не была приоритетом. Или, по крайней мере, он не убедил в этом свою бывшую семью. То есть не внушил к себе доверия. А как человек, не внушающий к себе доверия, может быть успешен в бизнесе? У нас зачастую может (не об Амаякяне, разумеется, речь). А раз так, то брошенное отцом чадо защитить не в состоянии никто. Даже самое совершенное законодательство.

VK31226318