EUR 75.58 USD 66.33

Легкости перевода

На днях глава челябинской администрации Сергей Давыдов вывел наш областной центр в федеральное информационное поле.

Цитаты из его речи о переписи в течение двух дней не снимались с сайта радиостанции «Эхо Москвы», обрастая комментариями блогеров и просто пользователей. Хотя Сергей Викторович всего-то и сказал, что «перепись - это важное государственное мероприятие. Планируется бюджет Федерации, планируются программы, в том числе, социальные. Сколько нам детских садов и школ надо построить и отремонтировать. Люди отказываются (участвовать в переписи - авт.). Тогда потом не приходите в администрацию и не просите, что у нас то-то плохо, у нас это плохо. Вот, списки составьте этих людей. Мы будем так же отвечать на их просьбы, как они отвечают на просьбы руководителей государства поучаствовать в федеральном мероприятии» (цитирую по www.cheltv.ru).

Слова про списки и вызвали резонанс, который меня, признаться, удивил. А что, собственно, произошло? Разве С. Давыдов сказал нечто новое, из ряда вон выходящее? Говорят, он посягнул на принцип добровольности. А разве раньше на это никто не посягал? Не далее как две с половиной недели назад под вечер выборного воскресенья выхожу из своего обиталища и натыкаюсь на вопрос человека с блокнотом:

«Вы уже проголосовали?»

«Нет», - отвечаю.

«Почему?» - в голосе слышатся комично сделанная обида и удивление.

«После того как убрали графу «против всех», мне голосовать не за кого», - объясняю свое поведение.

«А, так вы принципиально!» - с каким-то облегчением и даже радостью воскликнул собеседник, аккуратно записав номер жилища к себе в листок. Нет, честное слово, он ни на что не посягал. Просто внес меня в свой список. Одним списком больше, одним меньше - подумаешь…

Лично я Сергею Давыдову благодарен. Он искренне проговаривает «политику партии и государства». Причем так доходчиво, как никто другой. Это в лозунгах суть зализана слоем пиара: «время новых решений», «свобода лучше несвободы», «модернизация», какие-то там четыре «и». А у Давыдова вроде буквы те же, но смысл четче. Чисто конкретно: приходишь в мэрию с жалобой на гнилой канализационный коллектор, а тебе с порога в лоб: «В переписи участвовал?» Как в анекдоте: «Пап, в туалет хочу!» - «А ты уроки сделал?» Можно, конечно, сослаться на соседей: дескать, я несознательный, а они-то переписчиков чаем поили, им за что страдать! Но, думаю, к тому времени на каждого соседа найдется уже свой список.

В речах чиновников рангом повыше современные челобитные политкорректно называются «обращениями граждан», иногда и, страшно сказать, «наказами». А Сергей Викторович открыто дает понять, что власть к нам относится не как к гражданам, а как к неблагодарным просителям. Впрочем, слово «просить» он применяет и относительно руководителей государства. Но тут же встает на их сторону, открыто демонстрируя, кто именно нанял его сити-менеджером. Явно не мы.

Внятность, с которой Сергей Давыдов переводит фразы с политтехнологического языка на обычный, подкупает. Становится ясно не только то, что происходит вокруг, а что именно происходит. Власть не научилась разговаривать с людьми, убеждая. Она либо охмуряет их телеэфиром, либо угрожает черными списками. Неудивительно, что даже все хорошее и прогрессивное у нас реализуется не в «рабочем порядке», а через, извиняюсь, революцию.

VK31226318