Новости

Таким образом, 76-летняя пенсионерка оплатила «налог» за обещанную денежную компенсацию.

Судебные приставы согласны вернуть хозяйке «Мерседес» только в обмен на оплату долгов.

В Москве боксер-профессионал Денис Лебедев госпитализирован с тяжелыми травмами.

По версии следствия, мужчина задушил приятельницу после того, как она отказалась дать ему денег на бутылку.

ММК возглавил рейтинг энергоэффективных компаний Челябинской области.

Йохан Гроуен: «Мы рады иметь такого организатора, как Россия».

Французская легковушка, в свою очередь, врезалась в стоявшую впереди «Тойоту».

Минимущества Челябинской области провело аукционы на право добычи полезных ископаемых.

Напряженность на рынке труда сохраняется.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Цена на долговременную завивку на YouDo.
Тонизирующий общий массаж, лучшие цены здесь.
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Бор в борьбе

17.12.2010
Может быть, Челябинский лесопарк сам расскажет о себе?

Может быть, Челябинский лесопарк сам расскажет о себе?

Мы: Ах, лесопарк… Как тебя называть-то?

Бор: В давние времена меня называли Челяби-Карагай. То есть Святой лес. Или, точнее, Святые сосны.

Мы: А теперь? Лес ты или парк?

Бор: С людьми я - парк, без людей я - лес. Вам от меня чего надо?

Мы: Мы хотим, чтобы ты был. Спасти тебя хотим. Понимаешь? Сохранить. Для себя.

Бор: А от кого спасти? Вы же меня и губите. Губите и спасаете - сразу. В одном флаконе.

Мы: Но ты же - наш. Каждого из нас, челябинцев. У тебя, бор, один миллион хозяев. Ясно? А хозяева хотят - пользоваться. Чтобы каждый мог прийти и - малость попользоваться. Свободно. Как ему нравится. Ходить, задрав голову, осматривать все вокруг и дышать, насыщаться кислородом. Или сесть с друзьями в укромном месте, расстелить газетку, нарезать колбаски, разлить в стаканчики… Или развести костер, нажарить шашлыков, разлить в стаканчики, вдоволь повеселиться, оторваться, расслабиться. Отдохнуть на природе. Согласен?

Бор: Согласен. Я уже на все согласен.

Мы: На все? И даже погибнуть?

Бор: Согласен и погибнуть. Вы же сами подсчитали, что я убываю на 0,3 квартала в год. А то и больше. Кварталов осталось 49. Значит, исчезну через 163 года и 3 месяца.

Мы: Нет, мы этого не допустим. Мы будем тебя защищать. Вот городские власти хотят через тебя протянуть дорогу. Мы же понимаем, что это тебе во вред. И встанем на защиту.

Бор: А есть ли что защищать?

Мы: Как так?

Бор: А так. Почитайте-ка что сказано не где-нибудь, а в Концепции экологической безопасности Челябинска до 2020 года. А там сказано: «85 процентов городского бора находится на третьей и четвертой стадиях рекреационной дегрессии».

Мы: Это что за дегрессия?

Бор: В Концепции разъяснено, что такая дегрессия «дает основания отнести эту часть бора к зоне чрезвычайной экологической ситуации». Согласитесь, если на территории памятника природы чрезвычайная экологическая ситуация, то дальше некуда. Я и спрашиваю, есть ли что спасать? Я же погибаю на ваших глазах. Вы меня топчете-вытаптываете, жжете-выжигаете, рубите-вырубаете, а говорите: «Спасаем». Меня-то не прибавляется, а только убывает - как бы от той «экологической безопасности» не сковырнуться мне до того 2020 года. Вы же меня со всех сторон окружили и приперли к берегу Шершневского водохранилища. Ведь я уже давно не бор.

Мы: Как не бор? А кто?

Бор: И сам не знаю, что. На моей территории, кроме сосен с березами, речки Чекинки, родников и болот, еще - считайте: кладбище, несколько карьеров-озер, кислородная станция, дача, пансионаты, стадионы, железная дорога, зоопарк,

конный клуб, манежи, лыжные базы, рестораны… И дорог полно, с асфальтом и без асфальта. А троп, а троп… Десятки и сотни километров. Что же от меня осталось?

Мы: Даже не верится.

Бор: И мне не верится. Когда-то писатель Александр Фадеев, который в Челябинске писал свою книгу, обо мне сказал только одно слово: «Сказка!».

Мы: Видишь, люди тебя не только обижали, а и восхищались тобой.

Бор: Да, не только обижали. И даже настоящий спаситель у меня был - секретарь обкома партии в годы войны Николай Семенович Патоличев. Новый человек в городе, а заступился, не побоялся позвонить самому грозному Сталину, защитил. Добрым словом помяну ученых - Сысоева и Самарина. Любил меня фенолог Куклин. Были и другие хорошие люди. Они и теперь есть. Если на то пошло, у меня вообще в Челябинске врагов нет. В том-то и парадокс - от друзей погибаю.

Мы: Как же теперь быть?

Бор: Теперь меня уже не спасти заклинаниями, увещеваниями, порицаниями, митингами, шумихой…

Мы: Так ведь надо же криком кричать, чтобы не строили дорогу.

Бор: Конечно, спасибо, что беспокоитесь, протестуете, боритесь. А с кем боритесь? С властью? Если вы допускаете, что городская или областная власть сознательно стремится нанести бору, городу и горожанам вред, то это, как говорится, конец света. Наверное, это не так. Наверное, власть считает, что строительство дороги повредит бору, но городу в целом принесет больше пользы. Наконец, надо понимать, что дорога - всего лишь частный случай моей судьбы. Именно так утверждает экономист Сергей Гордеев, который высказался по этому поводу на страницах газеты «Челябинский рабочий». Вообще нет ясности в вопросе, можно или нельзя в бору что-то строить и прокладывать?

Мы: Конечно, нельзя. Ни в коем случае.

Бор: Но это спорно. По крайней мере, в национальных парках Европы и Америки придерживаются другой точки зрения. Вы спрашиваете, лес я или парк. И я повторяю: без людей я - лес, а с людьми я - парк. Но выбора здесь нет. Мне от города не отгородиться. Мне уже не стать диким лесом. И вроде само мое предназначение - служить городским людям. Но как служить? Как служить, чтобы не пропасть? Сделать меня парком?

Тот же Сергей Гордеев предлагает объединить меня с городским парком имени Гагарина и превратить в «большую зону отдыха» для полумиллиона челябинцев.

Мы: Разве это плохо?

Бор: Надеюсь, вы бывали в парке Гагарина. И видели, что там много всего, но мало деревьев. Считанные экземпляры. А у них - сухие вершины. Всего лишь несколько сухих веточек на самой вершине. Это, уж поверьте мне, - знак. Так сосна дает знать, что погибает. Вы хотите видеть таким весь бор? Полмиллиона человек - это, простите, нашествие орды. Это миллион топчущих ног. И миллион ломающих рук. И тонны мусора. И лесной подстил, измолотый в пыль и прах.

Мы: Получается, что - никакого выхода.

Бор: Да, к сожалению, где появляется человек, там пропадает природа. Уверяю вас, как только люди оставят меня в покое, я начну возрождаться и молодеть. Но люди от меня не отстанут.

Мы: Пусть так, пусть мы виноваты, но какой-то шанс есть?

Бор: Вы - хозяева территории, вам и искать.

Мы: Но подскажите, что нам делать.

Бор: Хорошо. Я скажу, а вам решать. Сергей Гордеев, хоть и экономист, но ни разу не употребил слово «инвестиции». Вы живете в рынке, все у вас - собственность, все - товар, а мной хотите пользоваться даром, простите, на халяву. Мне никакие инвестиции не положены. Как же так? Даже собаку, которая охраняет двор, кормят. А мои услуги ничего не стоят? Мне достаточно ваших громких слов любви?

Мы: Ясно, нужны не слова, а деньги.

Бор: Спасибо, что догадались. Чтобы 500 тысяч человек могли как-то, повторяю, как-то, пользоваться бором, надо навести минимальный порядок. Да, упорядочить посещение. Не кто как хочет, а так, чтобы побережнее ко мне. Нужны люди, специалисты, которых власть призовет разумный порядок разработать, внедрить и блюсти. Не знаю, потребуется ли для этого строительство новых дорог, но прокладывать тропы придется. И оборудовать площадки - для отдыха, для обзора, для тех же шашлыков. Вычистить карьеры, придумать, как устроить территорию вокруг них. Найти место для торговли. Аккуратно откорректировать родники. Работы много.

Главное, посетители должны почувствовать, что в бору есть хозяин, что в нем нельзя вести себя развязно, разнузданно. В чем-то придется себя ограничить. И понять, что теперь побыть на природе - большая честь.

Бор требует серьезных инвестиций. Если в городе есть индустрия труда, то должна быть и индустрия отдыха. Выхваченными частностями бор не спасти. Необходимы комплексный проект и строка в бюджете. Необходимы осознание и желание.

Бесплатная природа - погибла. А за ту, которая осталась, надо платить.

Комментарии
Все верно, лучше и не скажешь!
Александро
17.12.2010 13:13:26
Призыв "платить" власть запросто переадресует горожанам, и еще сошлется на автора в "Челябинском рабочем". Мол, чего уж, платите за проход через турникет, мол, самый известный краевед так прописал.
Надежды на бюджет нет, его даже на нужды фирм Карликанова не хватает, не говоря уж про бор.
Павел
21.12.2010 12:38:46