Новости

Дозы для наркоманов семья наркодилеров прятала среди могил.

Возгорание в заведении общепита произошло утром в субботу.

Девятнадцатиместный двухмоторный лайнер успешно приземлился в аэропорту Большое Савино.

Движение транспорта затруднено в обе стороны.

Покупатель лишился 449 тысяч рублей.

Полицейские подозревают, что 23-летний мужчина в течение месяца крал имущество у владельцев отечественных машин.

Юноша, живой и здоровый, возвращен родителям.

Преступление стражи порядка раскрыли по горячим следам.

Разбойники нападали на водителей на трассе Челябинск-Екатеринбург.

В апреле 2016 года гастарбайтеры совершили жестокое убийство 66-летнего мужчины.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Вы эпидемии СПИДа боитесь?






Результаты опроса

Сердце остановилось…

13.01.2011
Его сердце остановилось чуть позже, чем закончилась жизнь

Его сердце остановилось чуть позже, чем закончилась жизнь.

Петр Иванович сидел, как обычно, в торце длинного стола, а я - рядом, спиной к окнам.

А за высокими окнами, на улице Цвиллинга, у противоположного тротуара, будет стоять черный «Мерседес». Всего лишь через год… Даже меньше…

Мы сидели в огромном и высоком кабинете губернатора. Где-то внизу - люди, на тротуарах, в автомобилях, маршрутках, в трамваях… Кабинет губернатора от них так высоко поднят и так далеко удален, что и помыслить нельзя, чтобы оказаться в нем. Впрочем, люди и не думают об этом. Они погружены в свои тривиальные дела.

А меня с Суминым связывала очень тонкая ниточка взаимного уважения. Пути наши пересекались редко, но при встрече каждый раз он давал мне понять о своей предрасположенности. Но когда я говорил ему о взаимном уважении, он всегда недоверчиво усмехался. Дескать, эти слова - так, для приличия. Догадываюсь, что Петр Иванович глубоко страдал от того, что люди так бесцеремонно безнадежно негативны к власти. И еще мне кажется, он, как ни странно, оценивал себя ниже, чем действительно стоил.

Петр Иванович Сумин мне интересен как человек «из народа», поднявшийся очень высоко. Когда я написал про Санарский бор, он позвонил мне и минут десять вспоминал, как они с отцом в том бору гнали деготь, выжигали уголь и даже что-то плавили в печах. Что происходит с человеком «из бора», когда он научился ходить по бесшумным ковровым дорожкам власти? Наверное, всяко происходит. И так, и сяк. А в случае с Суминым, я думаю, они - народ и лидер - все-таки не потеряли друг друга.

Сам Сумин не скрывал, что знал цену и кабинетам, и словесным почитаниям, и нескончаемым юбилейным подаркам. Нельзя было определить, сколько - ему и сколько - его креслу? В одном он не сомневался: уйдет - и вся мишура шелухой осыплется…

Не раз наши разговоры заканчивались моей просьбой о встрече для газеты - поговорить «про жизнь». «Надо подумать», - отвечал мне Петр Иванович. Только и всего. А жаль.

Я думаю, у Сумина не было карьерного зуда. Из своей Верхней Санарки он приехал в Челябинск, чтобы всего лишь стать металлургом и работать на заводе. Амбиции его не беспокоили. Его не будоражило нетерпение - ощутить себя начальником. Однажды, перед какими-то выборами, он открыл мне свою «философию». Она сводилась к одному: будь что будет. Точнее, что бы ни было, у него всегда «в запасе» своя профессия и свой завод. «Не выберут в районе, вернусь на завод». А его выбирали. «Не выберут в городе, вернусь на завод». А его выбирали. «Не выберут в области, вернусь на завод». А его - выбирали. Были ли выборы, которые он проиграл? На моей памяти - не было. Народ каждый раз узнавал «своего». Тем более что он всегда твердил: из Челябинска - не уеду.

Теперь, когда Сумина не стало, все сразу прояснилось - и его доброта, и его мудрость, и его сердце.

Его сердце остановилось чуть позже, чем закончилась жизнь.

И вот, всего лишь через год, даже меньше, - БТР останавливается у здания администрации, напротив окон на третьем этаже, гроб снимают с лафета гаубицы и укладывают в черный «Мерседес»… Это - все. Только ощущение потери. Будто время рухнуло. И обнажилось зияние…

Комментарии
Комментариев пока нет