Спецпроект
Новости

7-летнюю девочку госпитализировали в больницу на карете "скорой помощи".

Из-за сложного финансового положения магазины закрываются в Перми, Александровске, Березниках, Соликамске, Кунгуре, Чернушке и Чусовом.

Инцидент произошел в ночь на пятницу, 20 января в Верещагинском районе.

Несовершеннолетний бандит напал на школьника в Советском районе.

Работы начнутся уже в этом году.

Почти тысяча человек примут участие в подготовке и организации Гран-при России Формулы 1.

На Южном Урале собираются судить незадачливых налетчиков-взрывников.

Им поручено представить предложения по улучшению качества очистки.

Бизнесмен как своими распорядился средствами, выделенными на реконструкцию двух аэропортов.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Вы сколько на новый год потратите?
    1. в этом году не праздную - 4 (40%)
       
    2. больше 10,000 - 3 (30%)
       
    3. до 5000 рублей - 2 (20%)
       
    4. до 10,000 рублей - 1 (10%)
       

Дмитрий Еремин: "Проблему коррупции в вузах никто не решал"

31.05.2011
Ассоциация юристов России (АЮР) проводит аттестацию вузов и факультетов права.

Ассоциация юристов России (АЮР) проводит аттестацию вузов и факультетов права.

Специалисты проверяют соответствие преподаваемых знаний современным стандартам качества. Мероприятие коснется и юрфаков нашей области. Впрочем, с председателем Челябинского регионального отделения АЮР Дмитрием Ереминым в преддверии вступительных экзаменов говорим не только о юридических знаниях, но и об образовании как таковом. В частности, об одной из ключевых его тем - коррупции.

- Коррупция в вузах - тема общеизвестная, - говорит Д. Еремин. - Но что характерно: целенаправленно и системно решением этой проблемы никто никогда не занимался. Красноречивое последствие - непрозрачность даже губернаторского набора студентов. Глава области Михаил Юревич недавно посетовал, что сложно проконтролировать, кто именно поступает при поддержке государства.

- Разве введение ЕГЭ не антикоррупционная мера?

- Появление системы единых госэкзаменов, безусловно, прогресс. Но это все-таки частность. С взяточничеством люди сталкиваются не только при поступлении в вуз, но и в процессе обучения. По данным соцопросов, трое из десяти студентов либо сами давали взятку преподавателям, либо знают о том, что взятки имели место. У коррупции в вузах есть несколько источников. Преподаватели ставят взяточничество на поток (как, например, недавно в ЮУрГУ было выявлено более двадцати случаев взяткодательства, и «погоревший» на преступлении доцент факты признал). Формы взяточничества гораздо разнообразнее, чем банальный вклад купюр в зачетку. Беда в том, что и многим студентам сложившаяся система отношений нравится: можно не учиться, а собрать деньги, составить экзаменатору список фамилий и всем получить зачеты.

- И как с этим бороться?

- Например, внушая студентам, что образование нужно, прежде всего, им. И под образованием понимается все-таки набор реальных знаний, умений и навыков, а не просто диплом. Кроме того, о случаях вымогательства (или, наоборот, дачи взятки) нужно информировать правоохранительные структуры.

- Для этого нужна соответствующая атмосфера в академической среде. Тем более, если система поборов выгодна даже студентам (а учащихся - масса) воспитывать и контролировать проще преподавателей.

- Действительно, необходимо решать вопрос с преподавательским составом. Уважающий себя вуз должен создавать внутри себя такую среду, в которой есть осознание того факта, что взяточник - это клеймо. В том числе на репутации университета.

- И как такую среду создать: выпустить за подписью ректора максимально конкретный список действий, которые попадают под определение «коррупционные»? Например, в уголовном кодексе ничего не сказано про коробки конфет в подарок. А здесь можно было бы прописать, чтобы преподавателя-«сладкоежку» уволить за нарушение корпоративной этики.

- С конфетами и цветами ничего не получится. Это традиция. Даже в начальной школе родители перед экзаменами детей между собой договариваются, кто принесет торт, а кто букет. Мы не в Скандинавии, где даже официантам не принято давать чаевые. У нас другая ментальность. К тому же ни один список не отразит всего разнообразия форм взяточничества. Когда говорю об антикоррупционной среде, имею в виду систему профилактики. Можно же открыто обсуждать эту проблему внутри коллектива, естественным путем формируя кодекс преподавательской чести. Сообщать о фактах коррупции среди коллег, не боясь стать в коллективе изгоем. Да и студентов следует соответствующе воспитывать. Дача взятки - административное, а в некоторых случаях уголовное преступление. Почему бы преподавателю не проинформировать милицию или хотя бы ректорат о том, что его хотели подкупить. Во втором случае студенту грозит жесткое порицание или внесение в некий «черный список», в первом - реальный срок. Для остальных - повод задуматься.

- Создавая здоровую среду, ректор столкнется с сопротивлением коллектива. Придется ломать модель, которая одних неплохо кормит, а других просто устраивает.

- Не без этого. Но всегда можно найти единомышленников и, соответственно, опору.

- Имидж «территории, свободной от коррупции», может стать конкурентным преимуществом вуза в борьбе за абитуриентов?

- На данный момент вряд ли. Проблема поборов в той или иной мере присуща почти всем престижным вузам. Она стала настолько привычной, что как порок зачастую и не воспринимается. Особенно, если бренд вуза достаточно хорошо раскручен. Наоборот, именно в таких вузах, как правило, больший размер взятки. Например, по данным соцопроса, в Москве зачет «стоит» в среднем 3,5 тысячи рублей, в Санкт-Петербурге пять тысяч, а в регионах России цена колеблется в районе 1,5 тысячи.

- Иными словами, родители абитуриентов выбирают факультет, руководствуясь исключительно соображениями престижа и качества образования. Или, точнее, мифами о качестве?

- Да, и это еще одна причина коррупции в наших вузах. У нас же учат сейчас все, сразу всему и всех, не заботясь о том, где выпускник с полученной специальностью будет работать. То есть понятие реального знания девальвировано формальной штамповкой кадров, которая поставлена на поток. Для ректора главное набрать больше студентов-платников. В итоге создаются модные факультеты, не соответствующие основному профилю высшего учебного заведения и часто без должной научной и преподавательской базы. К сожалению, на это идут даже именитые вузы. При таком подходе система образования становится бизнес-индустрией, а время вступительных экзаменов - порой сбора денежного урожая. Причем далеко не всегда этот урожай собирается и потом расходуется с должной прозрачностью. На эту тему совершенно справедливо высказывались и президент Медведев, и губернатор Юревич.

Недопустимо, когда чуть не во всех вузах страны учат на правоведов. Поэтому Ассоциация юристов с прошлого года участвует в процедуре аккредитации юридических вузов и факультетов. На сегодня по всей России мы аккредитовали всего пять структур, в том числе факультеты Московского и Санкт-Петербургского университетов. Закрыть неаккредитованный факультет мы не можем. Тем не менее аккредитация факультетов юристами Ассоциации - это своеобразный знак качества, и родители абитуриентов могут быть уверены: если вуз успешно прошел проверку, значит, качество знаний там действительно высокое. Подчеркну, в данном случае речь идет лишь о юридических специальностях. Между тем проблема качества образования касается не только юриспруденции. Зачастую выпускник даже престижного факультета, устраиваясь в фирму, не может сформулировать, что именно он умеет делать. Но дипломная корочка у него есть, родители довольны: им теперь можно обвинять всех, кто их детей не берет на работу. Почему так не происходит, к примеру, на Западе? Потому что образование в США и передовых странах Европы востребовано не только абитуриентом, но и работодателем, который качество обучения в том или ином вузе оценивает в конкретных денежных единицах. А у нас учат по-старому: много теории и очень мало практики. На Западе же преподавание не просто приближено к жизни. Студенты под руководством наставников постоянно решают реальные производственные задачи. Например, как оптимально устранить технологический сбой. Или: как развить бизнес, потратив меньше, чем конкуренты. Поэтому человек, который оканчивает университет за рубежом, востребован.

Обратите внимание, как в США присуждают рейтинг вузам: рассчитывают среднюю зарплату выпускников за первый год их работы после обучения. Впрочем, там это сделать просто - зарплата исключительно белая.

- Отечественный бизнес готов принимать на работу выпускников, подготовленных по мировым образовательным стандартам?

- Безусловно. Я не знаю ни одну отечественную фирму, которая бы не нуждалась в профессионалах. Но никто из работодателей не стоит в очереди за выпускниками наших вузов. Берут лишь с опытом работы. Другой момент: почему иностранцы не размещают высокотехнологичные производства в России? Нет высококвалифицированной рабочей силы. Значит, преподавание в университетских аудиториях нужно адаптировать под развивающийся в России экономический вектор.

Комментарии
Понятно, что система образования, как и многое другое нуждается в реформах, но страшно от того, что все, к чему прикасается нынешнее государство обращается в прах. На бизнес пока? тоже надежд мало - в нашей стране это производная от государства, а не самостоятельный институт. Пикируем, авось среди разбившихся хоть кто-то останется жив и начнет все заново.
pale
02.06.2011 04:50:51