Новости

23-летний парень не хотел расставаться с иномаркой, которую пришли арестовывать за долги.

ДТП случилось вечером 4 декабря на четвертом километре автодороги Новые Ляды-Троица около поворота на деревню Куликовка.

Вместе с квартирой на Ялтинской пермячка "унаследовала" и долги бывших владельцев.

Таким образом, 76-летняя пенсионерка оплатила «налог» за обещанную денежную компенсацию.

Судебные приставы согласны вернуть хозяйке «Мерседес» только в обмен на оплату долгов.

В Москве боксер-профессионал Денис Лебедев госпитализирован с тяжелыми травмами.

По версии следствия, мужчина задушил приятельницу после того, как она отказалась дать ему денег на бутылку.

ММК возглавил рейтинг энергоэффективных компаний Челябинской области.

Йохан Гроуен: «Мы рады иметь такого организатора, как Россия».

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Татьяна Визбор дала нашему корреспонденту интервью по скайпу

25.12.2012
Дочь знаменитого барда Юрия Визбора Татьяна считает, что каждое новое поколение находит свою интонацию для его песен

Дочь знаменитого барда Юрия Визбора Татьяна считает, что каждое новое поколение находит свою интонацию для его песен.

Приехать на творческий вечер «Наш Визбор», проходивший в челябинском ДК железнодорожников в конце октября, у Татьяны Визбор не получилось: прошло совсем немного времени с тех пор, как ушла из жизни ее мама Ада Якушева. Андрей Крамаренко дал сольный концерт, но бросить челябинских слушателей Татьяна Юрьевна, планировавшая выступить с Крамаренко в паре, не могла. Связалась с организаторами концерта и в режиме видеосвязи рассказала несколько интересных историй из жизни своих знаменитых родителей и даже попробовала ответить на вопросы. Через некоторое время после концерта я отправила Татьяне предложение об интервью по скайпу. К моей огромной радости, она откликнулась.

- На концерте был момент, заставивший меня буквально подпрыгнуть на стуле. Андрей Крамаренко рассказал, что Юрий Визбор пел не только свои песни. Чужих - около четырехсот. Среди авторов - Окуджава, Вертинский, Клячкин, Ким и… челябинский автор Михаил Левин! Андрей Крамаренко вслед за Визбором спел его песню «Эй, баба-риба».

Мне было очень радостно это слышать, поскольку имя Левина связано с историей нашей газеты. Летом 1977 года он послал группу из пятерых курсантов на вершину, которую решил назвать именем нашей газеты - «Челябинский рабочий». Летом 2008-го, в год столетия нашей газеты, Михаил Семенович организовал альпинистские сборы в Киргизии, где было совершено повторное восхождение на гору. Я рассказала ему, что «Бабу-рибу» спели на концерте.

«Передай Татьяне, - ответил Михаил Семенович, - что на Неглинной в сентябре 1961 года я возил ее в коляске по большому коридору и ждал, когда уснет, чтобы поделиться с Адой песнями, привезенными с Кавказа».

- Много разных неожиданных вещей узнаю о своих родителях, и в частности, о себе. После маминой кончины мне пришло письмо из Нюрнберга от Павла Михайловича Лившица. В 1960-х он учился в МАИ, где мама вела кружок самодеятельного творчества. Среди кружковцев был, например, Леон Измайлов. Они делали концерты, занимались художественной самодеятельностью. И вот на репетиции одного из концертов Лившиц, конферансье, вместе со мной выходил на сцену и объявлял номера. Три часа я просидела у него на шее.

Мама мне рассказывала, что Галич очень меня любил: на фестивалях мы с ним уединялись и «крутили собакам хвосты». У многих я прыгала на коленках и сидела на шее, и очень этим горжусь.

- Детство было счастливое?

- Естественно, как любое детство. Только там можешь испытывать абсолютное счастье. В других возрастах этого, к сожалению, не происходит.

- Как происходило ваше общение после того, как отец ушел из семьи?

- Я не заметила момента, когда папа и мама расстались. Мне никто не запрещал с ним видеться. Более того, когда мы с мамой переехали в однокомнатную квартиру и у нас были стесненные условия, отец забрал меня к себе. Три года я жила с Женей Ураловой (второй женой Юрия Визбора, актрисой, сыгравшей главную роль в фильме «Июльский дождь» - Авт.) и сестрой Анной. Мы очень хорошо жили. Потом я обратно перебралась к маме, получившей трехкомнатную квартиру. У нас в семье никогда не было запретов, споров из-за алиментов и тому подобного.

- Часто ли папа давал вам ценные советы?

- Он писал мне в пионерский лагерь и в Пятигорск, где я была на практике. Конечно, когда ты в пионерском лагере и тебе 14-15 лет, или когда ты студентка на практике и у вас там гульба, не до советов. Тем более, отец никогда не занудствовал, не читал моралей, не говорил «ты должна». Переосмысление произошло, когда я готовила его письма для печати: там реально много советов.

- Ваша книга о Юрии Визборе «Здравствуй, здравствуй, я вернулся!», где были опубликованы эти письма, замечательна. Купить ее невозможно, но, к счастью, есть отсканированный экземпляр на просторах Интернета. Расскажите, как она писалась.

- Я тогда сидела с двумя детьми, которые были крайне малы. Мы жили на улице Чехова в однокомнатной квартире вчетвером. Любой незнакомец, зашедший в нашу квартиру, мог подумать, что люди приходят сюда поспать или поиграть на инструментах. У нас были гитары, балалайки, баяны. Стояли кровати. Я шесть лет сидела дома, не работала, занималась детьми. Моя ближайшая подруга Ира Петровская, «ведущий телекритик страны», как мы ее в шутку называем, однажды мне сказала: «Никто не знает о документальных работах твоего отца, а ведь это его основная профессия». Он всегда считал, что его основная профессия - журналистика, а конкретно - документальное кино. Я стала собирать материал, не выходя из квартиры. Мне для этого нужны были телефон и люди, работавшие с отцом в творческом объединении «Экран». Я их всех к себе приглашала и брала интервью. Это меня возвратило к журналистике.

- А приходилось ли вам брать интервью у отца?

- Приходилось один раз, и это было чудовищно. Хотя нет, два раза. Второе интервью для журнала «Крылья» до сих пор не опубликовано. Это было уже совсем перед его уходом, летом 1984 года. А до этого я была на практике, два года работала в молодежной редакции Центрального телевидения, учась на дневном отделении факультета журналистики МГУ. Там была программа «Адреса молодых». Режиссер Олег Коровяков предложил мне снять сюжет по папиной песне-репортажу «Памяти Павла Шклярука». Павел Шклярук - молодой курсант, пилот, который погиб, уводя машину от города.

Мною был предложен самый простой ход: в кадре сидит папа и рассказывает о курсанте, с которым в силу обстоятельств не был и не мог быть знаком. Я даже не сочла нужным подготовиться. Отец сразу же это понял и поймал меня во все журналистские ловушки. Например, я задаю вопрос, на который можно ответить «да» или «нет». Он так и отвечает. Съемки проходили в нашей однокомнатной квартире на улице Чехова. В перерыве мы с ним выходили в ванную, я спрашивала: «Что происходит?», он отвечал: «А ты готовилась?»

- Из книги следует, что Юрий Визбор вел дневники.

- Все дело в том, что почерк отца не разобрал бы ни один врач! Мы - я, моя крайняя мачеха Нина Филимоновна, Анатолий Азаров и Ролан Шипов - визбороведы, как они себя называют, разбирали дневниковые записи по буквам. К настоящему моменту дневники расшифрованы именно в той степени, в какой можно их публиковать.

- Не знала, что в книге «Здравствуй, здравствуй…» вы были стеснены темой «Визбор - документалист». Нет желания написать обо всем?

- Мне говорили: «Ты должна, ты можешь!» Но для этого нужно забыть семью, родившегося внука, работу, фестивали и концерты. Сидеть где-то в глухом бункере, чтобы тебя не отвлекали друзья по фейсбуку, скайпу и почте. Я рада, что нашелся человек, написавший очень тонкую, глубокую книгу, - она появится летом в серии ЖЗЛ. Это Анатолий Кулагин, филолог, профессор Коломенского пединститута. Я бы так точно не написала: ведь кроме баек и рассказов, на которые способна, в его книге есть осмысление поэзии. Впервые книга понравилась нам всем - и Нине Филимоновне, и Жене Ураловой, и маме. Летом мы привозили ей в больницу этот объемный труд в 200 страниц, и она всю книгу вычитала.

- Был ли Юрий Иосифович меломаном?

- Музыку слушал постоянно. Как приходил, включал магнитофон, или ловил западные радиоволны. Исключительно от него я узнала Жабима, Стиви Уандера, Элтона Джона, Битлз, рок-оперу «Иисус Христос - суперзвезда». Польских исполнителей - «Червоны гитары», «Нотоцо», «Филиппинки». Он слушал оперу, авторскую песню в любом проявлении, не чужд был очень хорошей эстрады. Несколько замечательных песен написал вместе с композитором Павлом Аедоницким - они вошли в репертуар Иосифа Кобзона и Льва Лещенко.

- С огромным удовольствием послушала видеозаписи, где поют ваши дети Варвара и Юрий, - «Ты мое дыхание» и «Мадагаскар». Это взгляд на авторскую песню людей из XXI века.

- И прекрасно, потому что каждому поколению нужно новое звучание. Отец писал и в блюзовой, и в джазовой манере - сейчас это стало возможно озвучить.

Ребята выбрали актерскую стезю, и это их право. Юра закончил курс Кирилла Серебренникова, работает в театре «Седьмая студия», возникшем на базе курса. Он является его музыкальным руководителем, пишет музыку к спектаклям, а не так давно написал оперу «Охота на снарка».

Варе посчастливилось встретиться с Терезой Дуровой, и сейчас она работает в детском театре на Серпуховке под ее руководством.

Комментарии
Комментариев пока нет