Новости

Таков итог столкновения двух легковых автомобилей прямо на пешеходном переходе.

На борту самолета находилось 42 пассажира и 5 членов экипажа.

Руководство сети магазинов "Виват" отблагодарило пермяков Владимира Кузнецова и  Вячеслава Полыгалова, защитивших кассира от вооруженного налетчика.

Треть жителей Кубани - под угрозой профессионального выгорания.

Хрюшки полегли в Красногвардейском селе.

Познавательную игру посвятили двум темам – родному заводу и космосу.

Имеретинская набережная, раскуроченная штормом, восстановлена.

Разрушенный участок отремонтирует ПО «Маяк».

Очередная постройка-самоволка снесена в Лазаревском.

Молодому человеку предъявлены обвинения по 16 эпизодам.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Ирина Гладкова: «Убеждать людей словами бесполезно»

12.01.2015
С 1 января 2015 года министерство радиационной и экологической безопасности региона сменило название, теперь это просто министерство экологии Челябинской области. С октября, по решению губернатора Бориса Дубровского, его возглавляет Ирина Гладкова.

С 1 января 2015 года министерство радиационной и экологической безопасности региона сменило название, теперь это просто министерство экологии Челябинской области. С октября, по решению губернатора Бориса Дубровского, его возглавляет Ирина Гладкова. Первое развернутое интервью она дает нашему изданию.

- Ирина Александровна, у вас ведь первое образование математическое, как это соотносится с экологией?

- Я окончила 31-ю школу. На всю жизнь запомнила изречение, которое висело у нас над входом: «Математику затем учить нужно, что она ум в порядок приводит». В моем представлении, математика - это развитие способностей к анализу. Анализ везде хорош. И в экологии, и в управлении. Я 10 лет проработала в ЧПИ (ныне ЮУрГУ). Занималась прикладной математикой, программированием.

- А потом?

- В 1993 году пришла в министерство (тогда - комитет по охране окружающей среды). Это было время становления природоохранного законодательства. И в известном смысле - становления региональной государственности. На тот момент была актуальна тема построения схемы реагирования на чрезвычайные ситуации, связанные, в том числе, с радиационными рисками. Эту схему предполагалось строить с привлечением информационных технологий, где опыт прикладных математических систем мог быть полезным.

- То есть вы пришли на задачу, а, скажем так, не в силу романтических мотивов?

- Я люблю этот регион. В студенческие годы много ходила в походы по области, благодаря чему открыла для себя красоту южноуральской природы, побывала в интересных местах. Хорошо знаю, что хотелось бы сохранить и защитить.

- На ваш взгляд, мы в обозримой перспективе можем рассчитывать, что тема экологии перестанет быть столь острой для нас?

- Отношение к окружающей среде, внимание к вопросам экологии - индикатор зрелости общества. Жители нашей области всегда бдительно относились к экологическим проблемам. Такое состояние можно назвать экологонастороженностью. Для области это исторически сложившаяся ситуация: информация о радиационных авариях, произошедших еще в середине прошлого века, стала доступна населению и способствовала формированию такого настроения в обществе. А потом нам стали объяснять, что есть и другие проблемы, например, качество атмосферного воздуха, состояние водных объектов, образование отходов…

Объективно Челябинская область является техногенно нагруженным регионом. Даже если мы прекратим любое негативное воздействие на окружающую среду, тема просто так в прошлое не уйдет. Понадобится еще одно поколение, как минимум. Сегодня нужно работать на эти перспективы. Мы видим, что Запад с задачей справился, значит, справимся и мы.

- Две трети «экологических» обращений граждан связаны с загрязнением атмосферного воздуха. Эта проблема решаема?

- Решаема, и этому уделяется большое значение. Основными загрязнителями воздуха, как известно, являются промпредприятия и автотранспорт. Сегодня в рамках своих компетенций мы выстраиваем взаимоотношения с предприятиями, требуем от них соблюдения природоохранных требований. Когда проблема будет решена полностью, сказать трудно. Не все зависит только от региональной власти.

- Мы постоянно слышим, что будет ужесточаться природоохранное законодательство…

- Такая работа законодателем ведется. Сегодня уже приняты изменения в федеральный «Закон об охране окружающей среды», которые поэтапно вступают в силу в период с 2015 по 2020 год. Чтобы закон заработал, должно быть разработано большое количество подзаконных нормативных актов. Основное направление изменения законодательства - это создание таких условий, при которых предприятие будет заинтересовано в переходе на экологичное производство. Стремясь к достижению своей основной цели - получению прибыли, предприятие должно понимать, что ему выгодно, а что нет. Если пытаться только наказывать, как сейчас, это бесполезно. Мы всегда будем отставать. Предприятие получает миллиардные прибыли. Даже если будем его штрафовать на 100 тысяч рублей, что изменится?

- В чем суть изменений в «Законе об охране окружающей среды»?

- Предприятия будут поделены на категории, в зависимости от объемов негативного воздействия, в соответствии с чем к ним будут применяться разные требования. Предполагается, что те из них, деятельность которых не несет ущерба окружающей среде или ущерб незначителен, будут работать без планового контроля.

А те предприятия, которые потенциально наиболее опасны, должны стать прозрачными для контролирующих органов, за счет введения автоматического мониторинга выбросов, обязательного использования наилучших технологий и так далее.

- Инициативы региональной власти могут подвести сознание собственников предприятий к экологически ответственному поведению?

- Безусловно, мы должны добиться от предприятий экологической прозрачности и ответственности. Один из шагов в этом направлении - Соглашение министерства по радиационной и экологической безопасности Челябинской области с предприятиями о взаимодействии по регулированию выбросов в периоды неблагоприятных метеорологических условий (НМУ).

- Знаю, что не все предприятия охотно его подписывают…

- Это добровольное соглашение, подписание которого демонстрирует открытость предприятия и уровень его социальной ответственности. Предложения о подписании данного соглашения были направлены 23 предприятиям, на сегодняшний день 16 из них уже подписали, остальные - в процессе согласования документа. С предприятиями нужно работать. Мы не можем и не хотим диктовать жесткую схему. Они идут на контакт. Если бы они не хотели, могли бы просто сказать: «Я тебе ничего не должен». У региональной власти, если руководствоваться только законом, очень узкая ниша в работе с крупными предприятиями. Есть сроки достижения предельно допустимых выбросов (ПДВ), которые устанавливает губернатор на период выполнения природоохранных мероприятий. Это сроки строительства природоохранных объектов, модернизация производства, за счет чего предприятие обязано к определенному сроку обеспечить уровень выбросов не выше нормативных.

- И что дальше?

- Если предприятие не достигает ПДВ к указанному сроку, то есть не исполняет постановление региональной власти, размер платежей за негативное воздействие на окружающую среду возрастет многократно. Это к вопросу «выгодно - невыгодно».

Есть еще один рычаг - возможность приостановки работы предприятия в судебном порядке. Административный кодекс предусматривает такую меру. Но право обращаться в суд, в отношении крупных предприятий, есть у Росприроднадзора. Фактов таких действий нет.

- Вам не кажется, что практика временно согласованных выбросов аморальна?

- Термин «мораль» сложно применять к законодательству. Многие его положения родом еще из 90-х годов прошлого столетия. Существующая сегодня практика установки сроков достижения ПДВ устарела. На воздушный бассейн воздействуют множество факторов. К примеру, в общем объеме выбросов заметную роль стал играть автомобильный транспорт. А нормативы устанавливаются только для предприятий. Загрязнение надо считать суммарно и определять квоту для каждого загрязнителя.

- Ирина Александровна, почему вам пришлось уйти из министерства в 2010 году?

- Так записано в контракте: уходит губернатор, вместе с ним автоматически - руководители министерств и замы. Мой контракт не был продлен.

- Для вас это стало проблемой?

- Когда ты 17 лет работаешь на одном месте, возникает ощущение, что ты что-то потерял.

- Куда вы ушли?

- В никуда. Через год меня пригласил на работу Михеевский ГОК.

- Вы работали в бизнесе - на предприятиях Русской медной компании и группы «Магнезит». В чем разница с госслужбой?

- Любой опыт полезен. Позволяет взглянуть на проблему с разных сторон. Предприятие действует вообще по другой схеме, чем власть. У власти гораздо больше ограничений. У бизнеса нет рамок, у него есть цель.

- Насколько я знаю, на предприятиях РМК к вам относились хорошо. Сейчас, когда вы вернулись в исполнительную власть, РМК, вероятно, надеется на ваше особое к ней отношение…

- В таком случае «Магнезит» тоже вправе рассчитывать на теплое мое отношение?..

Ни у одного предприятия нет никаких причин надеяться на мое снисходительное отношение. Я решаю те задачи, которые передо мной ставит работодатель - правительство Челябинской области в лице губернатора.

- Томинский ГОК будет безопасным предприятием?

- Экологическая безопасность - это основное требование к любому планируемому предприятию. Сейчас технологии таковы, что реализовать можно все что угодно, но это может быть дорого и невыгодно предприятию. Наша задача, чтобы все, чего опасается население, нашло свое отражение в проекте. Должно быть понимание какие риски исключены и за счет каких мер. А насколько предложенные меры действенны - оценят эксперты.

Со своей стороны мы рекомендуем предприятию провести дополнительные исследовательские и мониторинговые работы, подтверждающие и обосновывающие его деятельность.

- То есть вы допускаете, что Томинский ГОК может быть небезопасным?

- Презумпция экологической опасности - это основа российского природоохранного законодательства. И это правильно. Поэтому мы требуем прохождения экспертизы, априори считая, что любая хозяйственная деятельность наносит ущерб. И задача того, кто хочет эту деятельность осуществлять, доказать, что ущерб минимален, или компенсировать его. Эта задача сейчас стоит перед ЗАО «Томинский ГОК». Кстати, у общественности есть право проведения экологической экспертизы, и тогда мнения общественных экспертов будут учитываться и государственными органами.

- А у общественности есть ресурс для проведения такой экспертизы?

- Этого я не знаю. Просто тема Томинского ГОКа такова, что как ее не подними в ходе обсуждений, у людей возникает возможность лишний раз не поверить, что бы вы ни сказали. Практика - критерий истины. Убеждать словами бесполезно.

- В сентябре решением губернатора был создан оперативный штаб по реагированию на экологические эксцессы. Он уже работает?

- Штаб - не подразделение министерства. Это инструмент преодоления ведомственной разобщенности. Знаю, что по Южноуральску он работал, когда там возникла ситуация с загрязнением реки цианидами и угрозой их попадания в питьевой источник. Мнения Росприроднадзора и Роспортребнадзора о том, кто виноват, разошлись, тогда и возникла необходимость привести ситуацию к единому знаменателю. Кстати, в итоге появилась идея, чтобы у области была своя возможность провести аналитику. У штаба скоро появится собственный инструмент анализа состояния окружающей среды.

- Чем закончилась история в Южноуральске?

- Окончательного решения пока нет.

- Ирина Александровна, а с какими еще вызовами сталкивается минэкологии?

- Состояние атмосферного воздуха - это вопрос, который именно для нашей области критичен. А вот бытовые отходы - вызов того же порядка, но проблемный для всех регионов. Процесс болезненный, учитывая, в том числе, ситуацию с челябинской городской свалкой. Особо охраняемые природные территории - тоже наша тема. Не так давно губернатор Челябинской области провел совещание, где обсуждалась ситуация, связанная с застройкой озер Еловое и Кисегач. Еще одна тема минэкологии - охотничьи угодья.

Наконец, вода - очень большая проблема. Мы же вододефицитный регион. Состояние реки Миасс в районе Челябинска вызывает серьезные опасения. Если атмосферный воздух можно считать возобновляемым ресурсом, то если кончится вода...

Комментарии
"я люблю этот регион", и, наверное, в этой стране?

Нет, ну конечно,если она произносит: я люблю этого мужа, я люблю эту мать/этого отца, я люблю этого сына/эту дочь, то и вопросов никаких. А если она выражает свои чувства к близким по-другому, то что, интересно, этот человек подразумевает под словом "люблю" в конкретном контексте?

Это, конечно, мелкая стилистическая оговорка, хоть и по Фрейду. Но что еще серьезно можно обсуждать после такой пустой статьи, тем более по вопросам экологии в области, взятой под тотальный контроль металлургами. Ведь и из этого назначения металлургические уши торчат из всех щелей. Так что, теперь у нас и официальная экологическая обстановка в области будет удовлетворительная, и борьба за нее будет не шуточная - бюджет-то экологов ого-гошный.
Вони, правда, будет гарантированно больше - но, чего уж переживать по поводу плодов любви экологии и металлургии в этом регионе.
"Любовь одна виновата, только лишь она виновата" (с)
:)
16.01.2015 15:48:47
куча воды и накакой конкретики.. кто-то что-то должен, гдето-что-то будет, мы рекомендуем... и т.п. Такое ощущение, что Ирина слишком мягкий человек для этой должности
дучч
21.01.2015 05:14:27