Новости

Переговоры о возможном участии корейской компании в проекте высокоскоростной магистрали проводит губернатор Челябинской области.

Выставка "Поп-форум" открылась в галерее "25/17" на Чернышевского, 28 вечером во вторник.

Ремонтные работы продлятся с 7 по 10 декабря.

По версии следствия, над девочкой надругался, а потом убил ее, собственный отчим.

По предварительной информации, семейная пара отравилась бытовым газом.

Число заболевших гриппом превысило 11000 человек.

В парламенте «незалежной» обсуждают вопрос о восстановлении статуса Украины как ядерной державы.

На Южном Урале вручают нагрудные знаки в память о битве под Москвой.

Он будет доступен для всех учеников города, углубленно изучающих физику.

В Троицком районе местный фермер предстанет перед судом за хищение пшеницы с поля сельхозпредприятия.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Во имя Челябинска

04.06.2010
Поездив по миру, председатель совета директоров компании «Интерсвязь» Леонид Вахромеев понял: наш город достоин большей известности.

Поездив по миру, председатель совета директоров компании «Интерсвязь» Леонид Вахромеев понял: наш город достоин большей известности.

Я думаю, это не тот случай, который требует какого-то предварения. Мой собеседник все объяснит сам. Достаточно, первое, его представить - Леонид Вахрамеев. И второе - предупредить: речь не о бизнесе.

- Леонид Александрович, пожалуйста, коротко о себе, пунктирно.

- Родился в Челябинске, в 1961 году. Учился в школе, заканчивал ЧПИ, энергофак. Потом сразу уехал на Север, там - 13 лет: Нефтеюганск, Ноябрьск, Сургут. Сначала работал энергетиком, начиная с 1991 года, пошел в частный бизнес. С ноля изучал законы капитализма, учился зарабатывать деньги. В 1995 году вернулся в Челябинск, год-два обживался, потом реализовал ряд бизнес-проектов. В 2004 году стал председателем совета директоров компании «Интерсвязь».

- Пару слов об «Интерсвязи», сфера деятельности.

- Интернет, кабельное телевидение, телефония. Но быть просто оператором связи - слишком банально. Мы хотим быть явлением для города, и сделать челябинцев своими партнерами, единомышленниками. Предоставлять услуги за бабло может каждый оператор, нам нужен другой уровень взаимодействия.

- Леонид Александрович, мы будем говорить о ваших «побочных» проектах. О них знают многие, но далеко не все. Хотя среди них три-четыре - громких. Но, прежде всего, этот сакраментальный вопрос: как и почему вы этим занимаетесь?

- Все очень просто. Я живу в Челябинске. Очень много езжу по стране и за границу. Иностранцы в принципе не знают российских городов, кроме Москвы и иногда Петербурга. Урал для них - край света. А уж Челябинск - вообще неизвестно что такое: может, потому, что долгое время он был закрыт для иностранцев. Даже среди соотечественников Челябинск малоизвестен. Теперь, когда Россия открывается миру, это цепляет: живешь в большом, красивом, современном городе, одном из самых лучших в России - я много езжу и вижу - а о нем не знают. Наши проекты нацелены на то, чтобы о Челябинске побольше узнали, хотя бы в России. До заграницы еще доберемся, а начинать надо с России.

- Значит, Челябинск не так уж и провинциален?

- Вот именно. Три месяца назад крупное консалтинговое агентство провело исследование городов-миллионников на предмет проникновения интернета: первое место - Москва, второе - Петербург и наравне с ним, - Челябинск. А ведь интернет - это показатель уровня развития в целом.

- Третьи по проникновению интернета?

- Мы сами были удивлены. Приезжают ребята-москвичи - ржут: какой Челябинск, какое проникновение, о чем вы говорите? Я начинаю открывать наши цифры, они не верят. Значит, есть такая сложившаяся модель «людей с Урала». Это обидно.

- Мало сделать, надо это «подать»?

- К сожалению, на то, чтобы в головах людей изменились сложившиеся стереотипы, требуется много-много времени и сил. Здесь, в Челябинске, живут точно такие же люди, как в столице, не глупее и не хуже, чем москвичи. Может быть, в пафосе и блеске мы уступаем, но уж точно никто не ходит в фуфайках или кирзовых сапогах. И на улицах не возвышаются отвалы металлургического производства.

В наших проектах мы продвигаем наш город и, конечно, про «Интерсвязь» не забываем. Но, например, в последнем проекте, в «Стене памяти», «Интерсвязь» нигде не светилась.

- А почему?

- Нельзя. Слишком тонкая тема, слишком трепетная. У нас полконторы занималось этим проектом. И все недоумевали: как так, мы делаем, а «Интерсвязь» не звучит? Я объяснял: нельзя. Если мы хотим сделать хорошее дело, то нельзя, чтобы пахло какой-то «джинсой», рекламой.

- Как будто это с неба пришло?

- Как будто это с неба пришло. Пусть люди так и думают.

- Уж если мы коснулись этого проекта, то хотелось бы узнать, как все началось, кто сказал «А».

- В марте на телевидение поступил звонок от одинокой бабушки из деревни Аткуль Еткульского района. Бабушке 84 года, у нее хранятся фотографии погибших на войне мужа и отца. С ее звонка все и началось. На телевидении бабушка попала на человека неравнодушного. Скажу так: я нуждался в такой идее, хотелось сделать на юбилей Победы какое-то важное и запоминающееся событие. В результате я точно так же, как все жители города, стоял на Аллее и глотал слезы.

- Но был день, когда вы решили: сделаем так.

- В этом кабинете, за этим столом три раза в неделю собирался штаб - представители разных фирм, организаций и учреждений, которые решали... Первое, что мы сделали - напечатали «Письма с фронта». 9 апреля, ровно за месяц до юбилея, стартовала эта акция. Школьники всей области получили «Письма с фронта». В школах прошли уроки Памяти. На первом уроке ребятишки даже учились складывать письма-треугольники: такие письма приходили с фронта. В нашем письме был написанный от руки текст, адресованный школьнику от лица его погибшего в войну деда или прадеда с просьбой: «Вспомни меня». Прилагалась «инструкция» для родителей, что нужно сделать: найти фотографию фронтовика, рассказать ребенку его историю. И на уроках Памяти детишки выходили к доске с фотографиями и рассказывали, кем был их дед, где воевал, что делал, какие награды имел и так далее.

- Но до Стены памяти еще далеко…

- Дальше начался сбор фотографий. Школьники оставляли на один день фотографии фронтовиков в классе информатики. Учителя информатики сканировали и отправляли нам снимки на единый электронный ящик. Через школы мы получили где-то треть фотографий.

- Это вы действовали совместно с министерством образования?

- На уровне министерства нашу идею поддержал г-н Садырин, и после всех внутренних согласований дело пошло.

- Ну, а остальные фотографии?

- А потом в какой-то момент что-то щелкнуло, и народ понес фотографии. Массово. Мы вынуждены были поставить две палатки на площади Революции, в каждой по сканеру, но через полчаса у палаток образовались очереди - тысячи человек. Тут же мои ребята поехали в магазин, купили еще четыре сканера, привезли столы… Каждый день через эти палатки проходило по три тысячи человек с фотографиями. Всякое случалось. Кто-то принес портрет в рамке за стеклом - со стены сняли и принесли, потому что она - единственная… Несколько случаев было, когда бабушки-фронтовички приносили свои портреты. «Я хочу, чтобы я тоже была на этой Стене памяти». «Бабушка, так ты же живая». «Ну и что?» «Бабушка, мы же поминать будем». «Ну и помяните. Я, может быть, до следующего Дня Победы не доживу».

Основная масса фотографий была с солдатских книжек. Размером два на три сантиметра. Сканировали, собирали фотографии в огромные плакаты. А где напечатать? Таких станков в Челябинске два, но один из них на тот момент был сломан. Один-единственный станок работал 23 часа в сутки. Два часа надо печатать фотографии на один баннер. А баннеров - 160. Получается 300 часов непрерывной печати - представляете? Работали, как в войну. Ребята спали у станка. Но все, кто принимал участие в проекте, вкалывали добровольно, отдавались делу всей душой.

- Несмотря на…

- Несмотря на то, что некогда было поесть и поспать. Самое главное, что люди из этого вынесли, - я и про себя могу это сказать - огромный духовный опыт. Мы провалились в тему очень глубоко - в тему войны, памяти, истории. Столько было всяких судеб!

Шестого мая сложилась ситуация, когда на 35 тысяч мест пришлось 45 тысяч фотографий. 10 тысяч фотографий размещать было некуда, а мы обещали людям. И осталось три дня до 9 Мая. Было тяжело. Как выяснилось позже, за каждой фотографией - 20 живущих. А фотографий - 50 тысяч. Значит, миллион человек, каждый третий житель области был причастен к Стене памяти.

- И как же вы нашли место для последних снимков?

- Ничего не оставалось, как вывесить их на стенах музыкальной школы.

- Наверное, вы не рассчитывали на такой горячий отклик? А как обернулось! Люди, воевавшие и погибшие на войне, вернулись к нам.

- Сначала они написали письма внукам. Внуки получили письма с фронта…

- Продолжение следует?

- 22 мая у Вечного огня установлена самая большая в мире книга, куда вошли собранные фотографии. Добавлю, что курганцы, которые подхватили нашу идею, собрали 836 фотографий, которые также вошли в книгу. В ней 31 страница. По 1320 фотографий на каждой.

- Что будет с фотографиями со Стены памяти?

- Мы их передали в государственный архив.

- А что, Стена памяти войдет в традицию?

- Хотелось бы вывести этот проект на федеральный уровень.

- А у нас что?

- У нас, я надеюсь, идея будет подхвачена областной или городской администрацией. Этот проект должно проводить в жизнь государство, а не частные лица. Тогда у людей появится еще один повод для патриотизма.

- Но не могу не спросить о том, во сколько обошелся этот проект.

- Не скажу. Слово «Память» не оценивается деньгами. Для меня важнее духовный опыт, полученный во время реализации этого проекта.

- Как я понимаю, этот проект вам диктовал не бизнес.

- А что - одним бизнесом жить? Если человек будет думать только о бизнесе, у него через полгода все загнется.

- О каком проекте еще поговорим?

- Может быть, не надо? Они все прошли.

- Но хотя бы упомянуть.

- К Новому году мы одели Дедом Морозом памятник «Сказ об Урале». Такая была акция, на грани хулиганства. Причина тоже простая - «мы с Урала». В Москве памятник Юрию Долгорукому дважды одевали Дедом Морозом, москвичи воспринимали это нормально. В Челябинске реакция была неоднозначная: кто-то говорил «здорово», кто-то - «ненормальные». Где-то 50 на 50.

- Но это все-таки необычно, и реакцию людей можно понять.

- Несмотря ни на что, акция прогремела на всю Россию, и жители города искренне радовались, фотографируясь у каменного деда. Дед Мороз простоял две недели, а внимание к памятнику обеспечено надолго: теперь он связан с челябинцами своей маленькой веселой историей.

- Конечно, в вашей идее есть налет шутки, что прилично к такому празднику, как Новый год.

- Теперь-то все согласились, что это был нормальный проект. Но поначалу сопротивление было сильное. Сейчас даже встает вопрос сделать это традицией, но мы не хотим повторяться. Кафтан передали в краеведческий музей: теперь пусть горожане сами решают, кого и как одеть. Самое интересное - работать над проектом неожиданным. У меня есть такой термин - «слом шаблона». Например, шаблон на 9 Мая - подарки ветеранам. Но им нужны не столько подарки, сколько память. Оказалось, что и для всех это очень важно - знать и помнить. Теперь этот шаблон мы сломали.

- И третий проект…

- Третий проект - смайлик. Была идея сделать что-нибудь поистине масштабное, такое, чтобы весь мир узнал. Придумали: собрали 10 тысяч людей на площади Революции, одели их в желтые дождевики, поставили в форме смайла и сфотографировали со спутника. Вот так Челябинск улыбнулся миру. Удалось почти все, кроме самой фотографии со спутника. Потому что погода была плохая и на фото - сплошная облачность, ничего не видно. Хотя мы даже разгоняли облака, приглашали для этого специалистов из Петербурга. Это все разовые, взрывные проекты. В прошлом году к 1 апреля мы устроили такую акцию, как «продувка кабелей».

- Это что такое?

- По телевидению прошел сюжет буквально следующего содержания: «Заканчивается федеральная программа по продувке кабелей. Продувались кабели телефонных линий, телевизионные и кабели интернета». Информацию подхватили другие СМИ. На ВГТРК за один день было 5 тысяч звонков. Люди вполне серьезно дули в трубки своих телефонов. Продували кабели. Другие возмущались: что за уроды придумали эту продувку, у меня в квартире из-за этого полно пыли. А 2 апреля мы все открыли.

- Леонид Александрович, что еще?

- Есть еще некоторые направления, которые мы поддерживаем постоянно. Например, открытый кинофестиваль «Город в кадре», для участия в котором приглашаются все фильмы о Челябинске и его жителях.

Главное, что все наши проекты преследуют одну цель: чтобы наш город не загибался, не серел, а становился все более известным, комфортным и интересным для жизни. Людей, которые хотят того же, в Челябинске много. И каждый может что-то сделать для своего города.

Комментарии
В данный момент пишу диплом по проблеме формирования бренда города Челябинска, как ресурса его развития и формирования положительного имиджа среди населения региона, России и мира...три события, которые я включила в аналитическую часть работы, посчитав символическими для Челябинска, это как раз-таки Смайл, Дед Мороз и Стена памяти... даже прошедший в нашем городе Чемпионат мира по керлингу не вызывал такого резонанса общественного мнения.
Очень хорошо, что у нас в городе есть компании, которые озабочены не только выгодой.
Одна из главных проблем нашего города, в том, что у нас нет так называемого "зонтичного бренда" - который объединял бы в себе все наиболее положительные впечатления о городе, все то, что он может предложить - события, продукция, люди, творческий, образовательный, рекреационный потенциал...
Мне кажется, что стоит задуматься над этим вопросом на институциональном уровне: необходимо разработать концепцию имиджевой политики и внешнего позиционирования нашего города с учетом направлений, выбранных в качестве приоритетных в Стратегии социально-экономического развития Челябинска.
Что знают о Челябинске в России? Трубы, танки и красные труселя...

Спасибо Интерсвязи за её дерзкие проекты
Анна
06.06.2010 08:37:43
Если за 260 лет не сформировался бренд,то остаются лишь красные труселя...
для Анны
07.06.2010 07:48:22
Анна, хотите выглядеть умной, тогда употребляйте поменьше дурацких слов. По поводу интервью могу сказать одно, написано хорошо, не более. Проект со смайлом практически провалился, т.к. организаторы не стремились привлечь для участия молодежь, да и с одеждой не рассчитали. Сказ об Урале в одежде Деда Мороза не был обыгран, поэтому не зацепил общественность. Стена памяти не до конца проработана, уж как интернет провайдер, могли бы дожимать до упора, коли получился такой успешный областной проект, то надо было выходить с помощью интернета на федеральный уровень. Например радио серебряный дождь еще с февраля призвал слушателей присылать истории о родственниках участвовавших в ВОВ. Может быть стоило объединить усилия и к 70-ти летию победы создать сайт памяти об участниках войны. Относительно продувки кабелей ничего не слышал. Вывод: В Интерсвязи креатив есть, но вот до логического конца, ни один проект не завершен. Задумайтесь над этим господин Вахромеев и старайтесь поменьше употреблять жаргонных словечек, они звучат не так убедительно, как из уст Медведева и Путина. Про фото думаю итак всем все ясно, пиарщики обос....сь
Андрей
08.06.2010 21:33:42
Огромное спасибо Вам за проект "Стена Памяти", наверное лучше и придумать было нельзя.

А о Челябинске в России знают как о городе суровых металлургов в красных труселях.
Я думаю правда, это пока "Наша Раша" не закрылась, потом быстро забудут.
А так у Челябинска имидж уездного, провинциального города. Пока так и есть на самом деле, ничего тут плохого.
Алексей
17.06.2010 07:04:17
Хех, а вот коллектив ГТРК утверждал, что стена памяти - это их проект, знакомая журналистка принимала звонки от людей, которые фото хотели на стену передать. Причем, звонки ей шли даже поздн6им вечером. Когда я спросил: а при чем здесь ты, это же проект интерсвязи - они с оператором очень криво посмеялись: типа да они вообще молодцы за чужой счет пиариться.
не верю
16.09.2010 09:22:33