Новости

Дозы для наркоманов семья наркодилеров прятала среди могил.

Возгорание в заведении общепита произошло утром в субботу.

Девятнадцатиместный двухмоторный лайнер успешно приземлился в аэропорту Большое Савино.

Движение транспорта затруднено в обе стороны.

Покупатель лишился 449 тысяч рублей.

Полицейские подозревают, что 23-летний мужчина в течение месяца крал имущество у владельцев отечественных машин.

Юноша, живой и здоровый, возвращен родителям.

Преступление стражи порядка раскрыли по горячим следам.

Разбойники нападали на водителей на трассе Челябинск-Екатеринбург.

В апреле 2016 года гастарбайтеры совершили жестокое убийство 66-летнего мужчины.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Вы эпидемии СПИДа боитесь?






Результаты опроса

Бизнес начала 90-х годов был пацанским

03.09.2010
Челябинскому предпринимателю Владимиру Спиридонову скучно жить без новых проектов и идей.

Челябинскому предпринимателю Владимиру Спиридонову скучно жить без новых проектов и идей.

Звоню ему, а он отвечает: «Я на «Маяке». Новый торговый центр на улице Дарвина, который появился в Челябинске сравнительно недавно, - очередное увлечение известного предпринимателя Владимира СПИРИДОНОВА. Когда-то, помню, кабинетом ему служил маленький закуток в Доме быта на улице Васенко. Потом арендовал территорию в складских помещениях на улице Орджоникидзе. Когда построил бизнес-дом «Спиридонов», то отвел для своего офиса последний этаж, этакий кабинет-пентхаус. Окна от пола до потолка, город оттуда как на ладони. Позже офисный центр прирос гостиницей «Меридиан». Но, видно, стало тесно Владимиру Петровичу. Сидим с ним в кафе на первом этаже «Маяка», едим горячие французские булочки, запиваем кофейком.

- Есть ли у ваших проектов «срок использования»? - спрашиваю его. - Я слышала высказывание (может, это был ваш завистник?), что Спиридонов начинает новое дело, как только наиграется предыдущим.

- Можно ли называть игрой строительство жилых домов? Надеюсь, поселившиеся в них люди вспоминают нашу компанию добрым словом. А когда речь идет о недвижимости, которая становится, так сказать, местом моей работы, то сроки долгие. Да, собственно, на всю оставшуюся жизнь. Не скрою, есть идеи, которые мне так и не удалось воплотить. В том числе самая красивая из них: мечтал о крытой улице по образцу парижских пассажей. Намеревался создать такой уголок в районе северо-запада Челябинска, чтобы даже в непогоду люди могли там находиться и находить объекты для времяпрепровождения. Мой замысел в виде замечательного эскиза перенес на бумагу архитектор из Германии. Увы, он умер. Но эскиз я храню, и мечта еще жива. Другие свои замыслы озвучивать заранее не хочу.

- Как предприниматель со стажем скажите, чем, по-вашему, отличается бизнес начала 90-х годов от бизнеса «нулевых»?

- Тот бизнес я бы назвал пацанским, по-ребячьи восторженным, лихим. Мы часто шли на ощупь, ломали, как говорится, дрова и не загружались насчет последствий своих деяний. Нынешние бизнесмены в большинстве своем образованные, цивилизованные, ответственные. Взвешивают каждый шаг, прежде чем сделать следующий, и задумываются о том, к чему это приведет. Я ведь давно мечтал создать магазин товаров для быта. На волнах моих длительных размышлений появился торговый центр «Маяк для дома».

- Кое-кто называет его челябинской «IKEA».

- Я не против. Принцип у нас приблизительно такой же: в одном месте предоставить человеку все, что его интересует.

- Прообразом послужили советские магазины «Тысяча мелочей»?

- Они не включали все те «мелочи» и далеко не мелочи, которыми мы торгуем. «Маяк» на сегодня единственный в Челябинске магазин в своем роде. На площади 30 тысяч квадратных метров собраны практически все товары, необходимые в домашнем хозяйстве: от постельных принадлежностей и штор, гвоздей и строительных материалов до бытовой техники, мебели и готовых срубов.

- А вас, Владимир Петрович, наверное, можно назвать смотрителем «Маяка».

- Красиво звучит. Приезжаю сюда с утра и смотрю, как идет работа. Мне интересно заниматься проектами, которыми до меня никто не занимался. Ищу темы, актуальные для жизни горожан. Бесспорное удобство в том, что человеку в поиске необходимого не нужно мотаться по городу, тратить время в пробках, нервничать. Можно в одном месте походить, посмотреть, сравнить цены, модели, качество. Устал - посиди в кафетерии или поднимись в японский ресторан. Вон из окна виден летний ресторан, я его назвал «Пивной сад». Магазин работает до 22.00. Многим арендаторам это не нравится, но таково наше условие. Зачастую люди после рабочего дня не успевают сделать покупки, которые им необходимы позарез. Если покупатель иногородний, в «Маяке» есть и гостиница.

- Вы решились на масштабный проект в разгар мирового кризиса?

- Повторение пройденного: бизнес-дом «Спиридонов» я строил тоже на фоне кризиса - в 1998 году. Что касается торгового центра, планировать его строительство мы начали задолго до глобального экономического спада. И место для него я долго искал. Не раз проезжал и по улице Доватора. Жители близлежащих улиц помнят, что здесь два десятка лет стояла одноэтажная коробка без окон, без дверей - все, что осталось от строительства завода по ремонту тракторов. СССР развалился, и его не достроили. Вокруг копились мусорки и помойки. Когда мы сюда приехали, первым делом вытащили трактором проржавевший и уже непригодный КамАЗ. Немного облагородили фасады, а в основном занимались «начинкой», но решили не тратиться на дорогостоящий дизайн. Мы же не бутики намеревались открывать, в этом смысле шли по пути мирового опыта, создавая скромные функциональные интерьеры.

- «Маяк» звучит как-то по-советски.

- В этом районе когда-то был кинотеатр с таким названием и автобусная остановка так же называлась. Среди горожан можно было услышать: «Где живешь?» - «На «Маяке». - «Куда поехал?» - «На «Маяк». Я ностальгически решил сохранить привязку к названию.

- Помнится, вы уже занимались торговой деятельностью в начале своей предпринимательской карьеры.

- Чем только не торговал! Мой бизнес начинался с кооператива по производству полиэтиленовых пакетов: шла стадия первоначального накопления капитала. Нас, организаторов, было пятеро. В Челябинске мы зарегистрировали кооператив под номером четыре, не успев вскочить в этот «поезд» первыми. В начале 90-х годов торговали металлом, причем по бартеру. Поставляли его на телевизионный завод, а оттуда получали два вагона телевизоров «Рекорд». Позже стали продавать печатные машинки «Ятрань». Из города Салехарда в течение года получали контейнерами тушенку из оленины и тоже продавали. Даже одежду секонд-хэнд нам переправляли с какого-то машиностроительного завода, мы свой магазинчик около ЧЭМК открывали. Лесом торговал, в Ханты-Мансийске у меня была делянка. Помню, поздней осенью для заготовки леса понадобились лесорубы. По всему Северу набирали работников. Нам достались такие, кто никому уже не был нужен, но мы по наивности об этом не знали. Как-то звонит директор местного леспромхоза: «Срочно прилетай, твои головорезы передрались с деревенскими». Я на самолет - помчался разбираться. Всех помирил, утихомирил. Еще торговал мебелью германской фирмы «Фебрю». Но в таком объеме, как сейчас, заниматься торговлей не приходилось. Впрочем, сам я теперь и не торгую.

- Людям, далеким от бизнеса, любопытно, насколько сложно организовать многопрофильный ТЦ.

- Случайностей в таком деле не бывает. Москва и Питер традиционно проводят всевозможные выставки. Выпускается журнал под названием «Молл» о российских торговых центрах. Устраиваются различные конференции. Я много времени там провел, когда строил «Маяк», общался с федеральными торговыми сетями, предлагал им сотрудничество. Не хочется заселять целый этаж однотипными товарами, это никому неинтересно, должно быть разнообразие. По этому принципу я и заключаю договоры.

- Подобным проектом лучше заниматься в одиночку или с партнерами?

- Одному поднимать сложнее с точки зрения объемов. Но с точки зрения воплощения идей одному лучше: ни с кем не надо советоваться. А то нередко возникают расхождения, что тормозит процесс. Если судить по челябинской практике, любые союзы постепенно разваливаются.

- Людей разводят деньги?

- Черт его знает. Может, как в супружестве, наступает момент, когда взгляды начинают радикально различаться. В этом случае трудно вести совместный бизнес. Впрочем, партнер по бизнесу у меня есть - моя жена. Но с таким партнером приходится еще больше считаться, находить некие компромиссы. Моей супруге надо отдать должное: она в глобальные проблемы не влезает. А что касается деталей, особенно в таком деле, как магазин, женский взгляд полезен и даже необходим. Людмила в большей степени финансовый партнер: бюджет-то семейный, он под ее контролем. «В дурацкие проекты бросать деньги не позволю!» - часто говорит она мне. Идею с «Маяком» я сначала долго вынашивал, прежде чем озвучить на семейном совете. Надо было сразу купить помещение и землю - средства немалые.

Предыдущие хозяева, видимо, не знали, что делать с этой недвижимостью, и решили ее продать. Я купил. Для города, считаю, большой плюс, если все существующие до сих пор помойки окультурятся. А 400 человек, работающих на «Маяке», - это члены 400 семей, получившие возможность заработка.

…Маяк на крыше ТЦ хоть не настоящий, а только его копия, призывно светится и вращается, как и положено маяку. «Маяк» в житейском море…

Комментарии
М-да, Маяк, как и подобает термину, ярко пробивается сквозь умело оставленные щели "интервью".
!!!
06.09.2010 19:56:42