Новости

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Испекут блины, посоревнуются, поздравят мужчин с 23 февраля.

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

На базе местного НИИ травматологии и ортопедии планируется открыть еще один нано-центр.

Найден таксист, который превратил своего пассажира в Шрека.

В Омской области неизвестный своим автомобилем травмировал женщину.

Коуч сибирских хоккеистов Андрей Скабелка подал в отставку.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Я не военный, а универсальный репортер

09.09.2010
Директор Северокавказского бюро НТВ Руслан Гусаров на Челябинском областном фестивале прессы рассказал о том, как не раз рисковал жизнью

…Пожилая аварка взяла его руку, погладила сухонькой ладошкой, вложила бумажку и произнесла несколько слов на родном языке. Разжав пальцы, он увидел 10 рублей. Ему перевели: «Она дала тебе деньги и просит больше не бить ее сына и вообще не драться в этой жизни».

Здравствуй, сэнсей!

С директором Северокавказского бюро НТВ Русланом ГУСАРОВЫМ, приехавшим в Кыштым на областной фестиваль прессы, нас свел создатель и тренер местной секции карате «Инхело» Абдула Раджабов. Оказывается, лет 20 назад Руслан занимался этим видом боевых единоборств еще в Махачкале. И его наставником был Абдула.

- Понятия не имел, что он здесь, - приобнимает за плечо своего учителя Руслан. - Ночью после долгого ожидания в московском аэропорту и полета добрались наконец до Кыштыма, часа два удалось поспать, а утром - стук в дверь. Открываю - на пороге мой сэнсей!

Кстати, под его приглядом я начинал не только на татами, но и в журналистике. Один из своих первых материалов сделал по поводу события, которое организовал Абдула.

Однажды воспитанники Раджабова выехали в дагестанское село под названием Инхело на праздник первой борозды. Спортсмены демонстрировали крестьянам диковинные приемы в спарринге. Работали не в полную силу, но в контактном бою без ударов не обойтись. Вот Руслану и пришлось обозначить, как он говорит, «боевое соприкосновение по отношению к своему товарищу по секции». А этот товарищ оказался сыном той самой аварки. Просьбу женщины Руслан уважил: за 20 лет ни разу не подрался. Хотя сам не раз рисковал жизнью. Но таковы профессиональные составляющие военной журналистики, подразумевающие риск.

Универсальный репортер

Руслан свое появление на фронтах кавказских «горячих точек» объясняет прозаично:

- Попал в безвыходную ситуацию: оказался в том месте, где была война. Но я не считаю себя военным корреспондентом.

- ???

-Я универсальный репортер. Хотя война, конечно, свой отпечаток наложила. Это тяжелый и опасный труд. Но это такое же ремесло, как и любое другое. Только более серьезное, с подводными камнями.

- Приходилось встречаться с боевиками?

- Да, и с так называемыми боевиками, и с так называемыми ваххабитами. И до начала военных действий, и во время, и после.

- Почему с так называемыми?

- Потому что мы сами не знаем окончательного ответа… Что такое ваххабизм?

Внутрирелигиозное течение. А для нас, для общества, это ярлык. В том смысле, что ваххабит исповедует такое религиозное учение, в котором легко запутаться. Может, это экстремист, прикидывающийся религиозным фанатиком. Поэтому - так называемый. А боевики нередко - запутавшиеся люди. Сегодня многие из них живут мирной жизнью, немало служат в той же чеченской милиции.

- В 1996-м вам пришлось стать добровольным заложником Салмана Радуева, когда его отряд захватил Кизлярскую больницу.

- Нужно было кому-то пойти, чтобы они выпустили женщин. Тем более перед этим я был в Буденновске и видел, какой кровавый след оставил Шамиль Басаев. Особой смелости в моем поступке не вижу. Да, была какая-то бесшабашность и, разумеется, журналистский интерес. Я был с камерой, заходил в больницу, снимал заложников. Люди плакали, камера запотевала, боевики ходили. Я сидел в первом автобусе, когда колонна пошла на Первомайский.

Остальные автобусы с боевиками и заложниками - сзади. И только в Первомайском увидел, что нас обманули: отпустили не всех заложников. Точнее, практически никого не отпустили. Довелось перекинуться несколькими словами с Радуевым. В том смысле, где встать, куда камеру направить, кого можно снимать, кого нельзя. Но он был занят другими делами. У него начались проблемы: отряд окружили правительственные войска. Кстати, под этот шумок нам и удалось вырваться…

Герой кавказской национальности

- Вы сняли фильм, который в 2002 году получил престижную премию.

- Да, я снимал фильм о человеке, который во время второй чеченской войны остался в Грозном, чтобы охранять свой дом. Жил с кошкой, собакой и попугаем. Он получил тяжелейшее ранение и сам ампутировал себе часть ноги, поскольку началась гангрена. Делал это ножницами по металлу, а кость рубил с помощью гантели. Зашивал рану тоже сам. За ним ухаживали две русские бабушки, которых он спрятал в своем подвале от земляков-чеченцев. Когда вошли федеральные войска, уже эти женщины его спасли: в ходе зачистки солдат хотел бросить в подвал гранату, но старушки успели крикнуть, что здесь свои… Фильм назывался «Герой кавказской национальности» и за него нашей съемочной группе присудили премию имени Артема Боровика.

- Какова дальнейшая судьба вашего героя?

- Она трагична: через полгода после выхода фильма его убили у ворот того самого дома, где мы вели съемки. Как выяснилось, убили родственники. Застрелили из снайперской винтовки и ушли к боевикам. За что? Сын пошел служить в чеченский ОМОН. Сначала убили сына, а когда отец вышел на след убийц, то прикончили и его.

У России есть еще и хребет

- Кавказская война - это надолго? Может, как во времена Шамиля, на десятилетия?

- Ту войну не все правильно представляют. Там не в чистом виде армия встала против армии. Одна часть горцев воевала, другая - нет, третьей было вообще безразлично, что вокруг происходит. Поэтому нельзя говорить о всеобщем сопротивлении горцев, равно как и о всеобщей поддержке властей. Между тем люди в то время прекрасно торговали. Создавалась кавказская линия (сеть городов, выстроенных по линии, которые отделяли горцев от остальной России), где жили казаки. Между городами прокладывались дороги, налаживалась инфраструктура. Сама же война была перманентной: стычки, набеги, отскоки и военные экспедиции правительственных войск. Похожая ситуация складывается и сейчас. Масштабные боевые действия закончены, а набеги в виде диверсий продолжаются. Разрозненные диверсионные группы действуют во имя своих убеждений и интересов. К ним прибавились криминальные группировки, которые занимаются откровенным рэкетом под прикрытием исламских идей… Чем сильнее и авторитетнее будет государство, чем сильнее и авторитетнее будут власти, тем быстрее и эффективнее можно будет заглушить эту проблему: каких-то людей вывести из леса, вернуть к мирной жизни. У других же, кто не сойдет с криминального, античеловеческого пути, такого шанса не останется: свои же соотечественники, в конце концов, их призовут к ответу.

По окончании нашей беседы Руслан признался, что давно мечтал побывать на Урале. Усадьба Демидова с прекрасным парком и тихим прудом буквально покорила кавказского гостя. При этом добавил:

- Согласен, что Урал - опорный край державы, - сказал он. - Но у России есть еще одна надежная опора - мощный кавказский хребет, который всегда прикрывал страну от нежелательного внешнего нашествия. Хочется думать, что так будет и дальше. Привет Кыштыму и Челябинской области от спортсменов, журналистов и всех кавказских ребят и девчат.

Руслан ГУСАРОВ родился в семье журналиста 42 года назад. Его отец погиб осенью 1991 года в аварии под Хасавьюртом. В том же году Руслан пришел в профессию: делал фоторепортажи, брал интервью, в 1993-м, обучаясь на факультете журналистики Махачкалинского университета, попал на дагестанское телевидение. Спустя четыре года - на НТВ, где работает и сейчас. Освещал боевые действия на Кавказе. Пошел добровольно заложником к Салману Радуеву во время захвата Кизляра. Женат, есть двое детей. Жена Загида - преподаватель университета, кандидат педагогических наук. Сын Алан - студент-первокурсник, дочь Элина - третьеклассница.

P.S. В ночь на воскресенье, 5 сентября, террорист-смертник взорвал машину, начиненную взрывчаткой, в военно-полевом лагере под дагестанским городом Буйнакском. Погибли трое военнослужащих, ранено 32.

Комментарии
Комментариев пока нет