Новости

Таков итог столкновения двух легковых автомобилей прямо на пешеходном переходе.

На борту самолета находилось 42 пассажира и 5 членов экипажа.

Руководство сети магазинов "Виват" отблагодарило пермяков Владимира Кузнецова и  Вячеслава Полыгалова, защитивших кассира от вооруженного налетчика.

Треть жителей Кубани - под угрозой профессионального выгорания.

Хрюшки полегли в Красногвардейском селе.

Познавательную игру посвятили двум темам – родному заводу и космосу.

Имеретинская набережная, раскуроченная штормом, восстановлена.

Разрушенный участок отремонтирует ПО «Маяк».

Очередная постройка-самоволка снесена в Лазаревском.

Молодому человеку предъявлены обвинения по 16 эпизодам.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Картина светом

23.09.2010
Челябинский фотограф Алексей Александров считает, что в памяти мы должны оставаться лучше, чем есть.

Челябинский фотограф Алексей Александров считает, что в памяти мы должны оставаться лучше, чем есть.

«Я не художник, просто фотограф», - Алексей Вениаминович встречает гостя в своей уютной студии. По стенам несколько портретов. В углу - фрагмент гостиной в стиле начала века. Разумеется, минувшего. Последнее, казалось бы, имитация, а не раздражает. В антураже прошлого как-то особенно органично представляется семья. Даже современная. На Южном Урале А. Александров - один из немногих, кто стремится возродить высокую культуру обычного семейного фото.

Люди дышали фотографированием

- Есть парадокс, - говорит он. - С одной стороны, салонная фотография, безусловно, существует. Даже фотосессии проводятся. Но, по большому счету, прийти сфотографироваться с семьей, привести своего родителя, особенно престарелого, практически, некуда. В свое время в Челябинске было фотоателье на улице Цвиллинга, где работала Надежда Михайловна Поздеева. Это пример фотографии с удивительными традициями. Все делалось по-старинке, но в этом был свой шарм. Вкладывалась душа.

- Вы тоже создаете душевное фотоателье?

- Стараюсь. До последнего времени регулярно фотографировал в ЗАГСе, и вдруг что-то произошло, открылось по-новому: стал снимать в черно-белом варианте. Не даром говорят: черно-белое фото для души, цветное - для рекламы. Мои работы, с такой ретроокраской, увидел мэтр Сергей Григорьевич Васильев. Посоветовал: «Попробуй копнуть глубже. Честное слово, семейная тема - это твое». Попробовал. Думал, людей черно-белые снимки не заинтересуют. Но, самое удивительное, ошибся. Потом стал делать цвет, стилизованный под старину. Получается, как картина из-под кисти.

- В семейной теме вы вышли за пределы ЗАГСа?

- Да. Желание проявилось в день рождение сына. Что-то накопилось. Сделал портрет 15-летнего ребенка, тоже стилизованный под холст.

- В чем особенность семейного фото?

- Очень важно показать, что это, действительно, семья: увидеть каждого и свести воедино. Обычное же, массовое фото очень жесткое. Как в фильме Эльдара Рязанова: там героиня Л.Ахеджаковой говорит, что фотография - жесткое отражение нашей мерзкой действительности. Так вот хочется, чтобы это было не так, а снимок оставался в семье на века. Как в былое время. Смотришь на старые фото и чувствуешь: люди дышали фотографированием, шли в ателье, как на праздник.

- Вы помогаете преодолеть время?

- Может быть. Когда юношей смотрел в кинотеатрах на портреты народных артистов, сделанные знаменитым фотографом Ростом, восхищался тем, как он раскрывал их душу. А почему только артисты? Почему Ваня с Машей не могут прийти в студию и получить простое, человечное изображение себя? Мы должны оставаться в памяти лучше, чем мы есть.

- То есть, фотограф находит в человеке хорошее?

- Да.

- А бывает так, что невозможно найти?

- Конечно. Тогда выручает опыт. Но это редко. Если честно, за последние 15 лет один такой случай был, и все равно получилось красиво. Нужно, нужно искать… Иногда начинаешь фотографировать и чувствуешь: не идет что-то. Говоришь: «Давайте перенесем съемку. Сможете завтра зайти?» Ссылаешься даже на технические причины. У человека откладывается в памяти, что он должен прийти еще раз, и это тоже путь к определенному душевному слиянию с фотографом. Всегда убеждаю: не надо в объектив говорить «кризис», или «сыр». Постарайтесь смотреть так, как вы обычно смотрите друг на друга.

Для бедных память ценнее

- Вы снимаете людей разных поколений. Мы сильно отличаемся?

- Мне 54. Люди моего возраста - поколение катастрофы - более чуткие. Конечно, те из нас, кто душу сохранил. Наши родители… Снимал на днях оперную певицу, ей за 80, у нее совершенно иной мир, в котором тепло. Молодежь часто жестокая. Хотя недавно, фотографируя подростков в челябинской школе, был шокирован флюидами их теплоты и мягкости. Помню, тогда разболелся, и меня поразило, что одна девочка, позвонив мне после съемки, спросила, как себя чувствую, предложила помощь. Человек раскрывается не только во взгляде. Один относится к фотографу как к художнику, хотя я таковым не являюсь. Другой - как к холую: «Сделай, тебе же платят». А я, даже фотографируя детей, всегда обращаюсь только на «вы».

- Не думаете, что семья как ценность уже умерла?

- Сложный вопрос. Работая в миасском ЗАГСе, видел: на регистрацию молодой человек часто идет с запахом перегара. Помню случай, когда жениха его родственники просто забыли дома. Спохватились, вернулись - он там пьяный ревет.

- А вам, мастеру, не обидно: душу вкладываете, общность ищите, а в итоге, оказывается, все зря?

- Разумеется, больно. Спасает мысль, что ничего бесследно не исчезает. И потом: даже если всего десять процентов семей будут жить счастливо, и у них останутся памятные фото, то, значит, все было не напрасно. Есть клиенты, которые из года в год приходят сначала с одним ребенком, вторым, третьим. Потом пропадают на несколько лет. Думаешь: Господи, что случилось? Потом появляются с еще одним малышом. Их встречаешь, как родных, и тебе кажется, что ради них ты живешь и занимаешься ремеслом. К сожалению, в моем случае это всего лишь ремесло, а не искусство, способное показать такие семьи широкому кругу.

- Есть различия между вашими клиентами, скажем, из Миасса и из Челябинска?

- Очень не большие. Правда, Миасс более провинциален. Но колорит наш уральский, характер сохраняются везде. Однако чем дальше в глубинку, тем люди материально беднее и душевно проще. Видно, что, заказывая фотографию, они делают себе настоящий подарок. Если человек обеспечен, все немного сложнее. Я жил в Сочи, также работал фотографом, и помню: когда на юг приезжали относительно богатые люди, они, в первую очередь, шли в торговые ряды. А те, кто ехал отдыхать без лишних денег, фотографировались. Сначала - бледненькие, потом, в конце отпуска, загорелыми, чтобы была память.

Как прорастить «зерно»

- В плане творчества тяжело накладывать классический образец на современные вкусы?

- Последнее время в основном работаю в классическом стиле. Но есть желание соединить классику с новыми течениями. Важно, следуя вкусам молодежи, придать снимкам некую красочность, однако не переусердствовать. В ЗАГСе это было очень сложно, а в студийных условиях, думаю, смогу. Люблю работать со светом, и, главное, чувствую, что именно хочу воплотить. Если пойдет не так, коллеги подскажут. Прислушиваться к другим учился у них же. Например, Сергей Васильев, хотя и мэтр, но всегда спросит совета. И сам, если нужно кому-то, посоветует. Для меня очень важно мнение замечательного фотографа и хорошего человека Андрея Олейникова, который всячески помогает мне создать студию семейной фотографии.

- Одежда в раскрытии образа играет роль? Представьте: клиент пришел не в том, что ему к лицу?

- Повторюсь: я - ремесленник. А ремесленник отличается от художника тем, что похож на музыканта в старом ресторане: «Ты мне насвисти, а я сыграю». Причем, музыканты в таких ресторанах были высококлассные. Здесь то же самое: в чем пришел человек, с тем и обыгрываешь. Иногда достаточно просто накинуть шарф, подсветить фон, подбросить несколько желтых листочков на пол как символ осени - и все! Когда люди идут фотографироваться, лучше, если они помогают. Подсказывают, что хотят видеть, несут свой образ. Я прислушиваюсь, и получается интересно.

- А часто ваши клиенты придумывают не подходящий им образ?

- Бывает. Вот пришли три девушки, три сестры - красивые, длинноногие…

- … и попали под власть стереотипа.

- Совершенно верно! Предложил им свое видение, сделал снимок. Показывая, спросил: «Будете стоя фотографироваться?» «Нет, не будем». Сказали, что получились так, как им хотелось.

- Следовательно, семья, благодаря фотографу, самоопределяется в мире?

- В этом и смысл. Фотография должна быть отражением красивых моментов. Свадьба - красиво. Рождение ребенка - красиво. Безумно хочу отразить образ Мадонны с младенцем. Тема удивительнейшая!

- Алексей Вениаминович, цифровые технологии не убивают фотографическую магию? Не в том смысле, что «цифра» сделала фотографию массовой, а все массовое портит вкус. Я о другом: вот в пленке, например, было серебро, поведению которого мастера придавали большое значение. А в цифровом снимке его нет.

- Я один из самых первых фотографов в Челябинске, который перешел на «цифру». Можно было сразу видеть результат, и в этом безусловное удобство. Но качеством изображения те цифровые аппараты, даже профессиональные, все-таки уступали предшественникам. Сейчас аппаратуру производят на очень высоком уровне. И, тем не менее, что делаю я: не пользуюсь фотошопом, снимаю «живьем», применяю различные светофильтры, смягчаю свет. Как бы приближаю изображение к пленочному. Потому что, когда было своеобразное зернецо, было по-другому, теплее. Как с виниловой музыкальной пластинкой. Когда ее ставишь - это целая церемония, потрескивание, настрой. Иное дело ровный оцифрованный звук.

- Пожалуйста, расскажите о себе все, что считаете нужным.

- А что рассказывать? Несложившийся спортсмен: играл за гандбольную команду ЧТЗ - сломал руку. Хотел играть на сцене, но оказался пижоном, а актерство - титанический труд. Поэтому сейчас, фотографируя в студии клиентов, по сути, стараюсь создать пусть маленький, но все-таки театр. Совершенно случайно (как и большинство фотографов моего поколения) взял в руки фотоаппарат. Позднее в Сочинском цирке снимал презентацию выступлений Мстислава Михайловича Запашного для его гастролей в Японии. Потом Михаил Ашотович Багдасаров предложил сделать слайды его аттракциона «Тигры-шоу». Работая с такими людьми, невольно за ними тянулся. До сих пор хочется сделать чуть-чуть больше, чем уже удалось. Хотя бы постараться. Получится или нет, посмотрим.

Комментарии
Комментариев пока нет