EUR 75.58 USD 66.33

Борис Мизрахи: «Скорость движения к глобальному кризису чрезвычайно высока»

Борис Мизрахи: «Скорость движения к глобальному кризису чрезвычайно высока»

- Борис Александрович, об экологии сказано много, но внятных ответов на самые очевидные вопросы до сих пор нет. Начнем с самого наивного: вам понятно, где нужно искать корень экологических проблем?

- В человеческой сущности.

- Как вы сразу глобально…

- Иначе на этот вопрос не ответишь. Главным врагом человечества в последние столетия является сам человек. Чем интенсивнее технический прогресс, развитие науки и технологий, тем больше проблем возникает из-за противоречия между человеком и природой.

- И в чем его источник?

- Вероятно, в самом человеке. Глядя на историю человечества, невольно задаешься вопросом: почему небывалые успехи научно-технического прогресса, помимо благ, которые они принесли, привели к стольким страданиям? Почему человек – существо разумное – ведет себя вопреки здравому смыслу (развязывает войны, проводит ядерные испытания, создает биологическое оружие, употребляет наркотики, применяет насилие и т.д.)? Почему человек – существо социальное – уничтожает себе подобных без видимой причины, стремится выделить себя из этой общности? Почему человек – существо созидательное – забывает культурные традиции, мораль своего народа, разрушает творения своих предков?

На протяжении развития человечества ученые самых разных наук пытаются разобраться в природе человеческой сущности. Они объединены поиском психологических закономерностей, осознанием творческой самореализации человека, смысла его жизни. Стараются найти оптимальные способы для удовлетворения человеческих потребностей.

- То есть, все дело в морали?

- В первую очередь, особенно если слово «мораль» понимать достаточно широко. Воспитание молодого поколения, становление его культуры, интеллигентности всегда неразрывно связаны с формированием экологического сознания. Любовь к матери, к родному краю, к природе - чувства, которые формируются у человека с самого начала его жизни. Так же, как мы любим маму, мы должны любить и мир, который нас окружает. Это должно передаваться от поколения к поколению. И это не что-то абстрактное, а естество человеческого бытия.

- Именно оно определяет сознание?

- Географическое положение конкретной местности влияет на отношение человека к природе, к быту и его специфике. Природные особенности являются одним из мощных источников патриотизма того или иного народа. Они накладывают свой отпечаток, влияют не только на язык, национальный характер, культуру, но также и на взаимоотношения с природой. Вот что по этому поводу говорил Дмитрий Сергеевич Лихачев (на его мнение я постоянно ссылаюсь, потому что это для меня непререкаемый авторитет): «Широкое пространство всегда владело сердцами русских, - пишет он. – Оно выливалось в понятия и представления, которых нет в других языках». Чем, например, отличается воля от свободы? Этого отличия в других языках нет, а у нас есть. Воля – это свобода, соединенная с огромным пространством – то, что характерно для нашей страны. А понятие тоски для нас – состояние, когда ты чувствуешь себя стесненным, лишенным пространства. Здесь у нашего народа, как и у любого другого, проявляется своя специфика.

У тех же викингов, к примеру, было свое отношение к природе. Они во многом ориентировались на природные условия, а их характер – жесткость, способность выживать в любых ситуациях – формировался, исходя из окружающей среды. То же можно сказать о других народах, например, северной Африки или Аравии, которые приспособились выживать в условиях очень высоких температур, песка, песчаных бурь.

Окружающая среда определяла менталитет, люди под ее влиянием становились разными. Характер человека, даже его генетические способности, передаваемые из поколения в поколение, очень сильно зависят от того, в каком мире живет человек, что его окружает. Особенности национальной культуры, черты характера народа, любовь к родному краю предстают одновременно как любовь, открытость и уважение к другим народам. Это и есть настоящий патриотизм, потому что просвещенный патриотизм понимает и уважает национальные чувства и качества людей другой страны, другой расы и национальности.

- Привычка жить в широком пространстве нам, россиянам, не вредит? Мы не развращены теми возможностями, которые наше пространство нам обеспечивает? Скажем, жители тех же густонаселенных стран Европы природу научились не просто возделывать, но уже на этапе ее преобразования находить с ней компромисс.

- А вы не пытались сравнить масштабы России с таким, тоже большим по площади, государством, как Канада? Также огромные территории не заселены. Тем не менее - высокий уровень развития технологий. И при столь же высоком уровне потребления материальных благ достигнута определенная гармония с природой. Поэтому я бы не сказал, что именно размеры территории определяют характер действий человека, на ней проживающего.

- Тогда что есть в сознании канадца нехарактерное для нас?

- Мы две совершенно разные нации. Россияне всегда жили на своей земле, чем по праву гордятся. А канадцы – пришлые люди, но они – носители европейской культуры, которая зарождалась сначала в Греции, а потом в Римской империи. Есть различия между российской и европейской культурами. Канадцы более прагматичны в освоении территории. Есть определенная логика взаимосвязи культурных различий стран и темпов их развития. И этот фактор более влиятелен, чем, скажем, территориальные или климатические различия.

Мы часто говорим, что у нас климат тяжелее, чем у других. Но возьмем Финляндию. Здесь настолько сложное земледелие (прошедший ледник оставил много глыб, температурный режим хуже, чем в России). Тем не менее, средняя урожайность зерновых – 48 центнеров с гектара. А у нас, в лучшем случае, 12 – 15. Почему они достигли таких результатов? Потому что уровень концентрации энергии и практицизма у них выше. У нас же выше уровень ментальности духовной, общинной.

- Не играет ли роли то, что мы, как и наши предки, родились на своей земле и воспринимаем ее как нечто естественное и само собой разумеющееся. А люди пришлые, даже независимо от особенностей своей культуры, вынуждены эту землю возделывать, вкладывать в нее свой труд и ресурсы, соответственно, начинают ее как-то больше ценить и сохранять.

- Согласен. Наши предки на своей земле накапливали и опыт, и материальные ценности. А предки тех же канадцев пришли, что называется, с рюкзачком за спиной и, чтобы выжить, вынуждены были сверхинтенсивно трудиться и осваивать ту природу, ту землю, на которой они оказались. В силу этих обстоятельств они, конечно, боролись за свою жизнь и в чем-то добились большего, чем мы. Когда возникла опасность того, что из-за неправильного взаимодействия с природой результаты многовекового труда могут быть утеряны, стали появляться технологии корректного экологического поведения.

- Пример такого поведения в мире не единственный.

- Разумеется. Если мы возьмем зону Рейна в Германии, то в 1975 году здесь была абсолютно мутная, черная вода – среда, в которой не могли жить биологические организмы, рыбы там, практически, не водилось. Но примерно за 25 лет усилиями ученых и специалистов Германии Рейн был очищен, и сейчас по нему плавают лебеди, есть рыба, и при всех негативных факторах, которые были в прошлом, многое восстановлено. Но это локальный пример, он не говорит об общей тенденции.В целом же весь мир, особенно развитые страны, продолжают форсировать потребительские ценности, увеличивая темпы деградации среды. Причем, скорость движения к глобальному кризису чрезвычайно высока.

- А вам не кажется, что противопоставление потребительской цивилизации (ее, как правило, ассоциируют со странами Запада) и духовного, нравственного начала, коего носителем являемся мы, несколько ложное? Потребности ведь бывают разные – от тех, которые основаны на инстинкте самосохранения, до сугубо духовных. Пример с очисткой Рейна показывает, что потребительский интерес в немалой степени поспособствовал улучшению экологии: прагматичные люди осознали – им выгодно потреблять чистую природную среду и, соответственно, вкладывать в ее сохранение.

- Да, но мы же говорим не только о территориях наиболее развитых стран. Мир глобален. Развитые государства играют в этом мире ведущую роль. И если посмотреть на проблему экологии именно с глобальной точки зрения, то мы увидим, что потребительские приоритеты природу не сохраняют, а совсем наоборот. Человечество, объединившись, должно выработать на этот счет такие законы, которые позволили бы нам нормально развиваться дальше. Есть много хороших начинаний, подписанных соглашений, всевозможных конвенций, деклараций ученых с мировым именем в защиту природы. Но кардинально ничего не меняется!

- Почему, на ваш взгляд?

- Потому что в массовом сознании система всевозможных ценностей не связывается с жизненной необходимостью сохранения природы.Эту связь необходимо налаживать и укреплять. Иначе мы зайдем в тупик.

VK31226318