Новости

К испытывающей серьезные финансовые проблемы торговой сети подано множество исков о признании "Вивата" несостоятельным.

ЧП произошло на улице Чкалова около депо "Маггортранса".

Мать одного из напуганных детей написала заявление в прокуратуру.

ЧП произошло около 15:00 на перекрестке улицы Максима Горького и Пушкина.

Молодые люди хотят пользоваться проездными билетами без ограничения числа поездок.

Челябинское минимущества впервые выдало лицензию на недра без торгов.

Соответствующая заявка появилась на сайте госзакупок.

Завтра три кандидата представят свои планы по развитию города.

По версии следствия, нападавшая врезалась с друзьями в машину пострадавшей пермячки.

Судебные приставы наложили арест на кроссовер южноуральской предпринимательницы.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Кто загрязняет воздух в Челябинске?






Результаты опроса

Диана Циринг: «В ЧелГУ все понимают, какие задачи стоят перед университетом, и встраиваются в современные, в том числе, научные тренды»

21.12.2016
В Челябинском государственном университете подготовлена программа развития до 2021 года. О том, что ждет вуз в ближайшие пять лет, говорим с ректором ЧелГУ Дианой Циринг.

- Диана Александровна, что в программе развития университета вы бы выделили в качестве содержательного ядра?

- Повторю то, что говорила всегда. Для университета самое главное – это наука. Если есть наука, то университет имеет целый ряд возможностей: определенный уровень профессуры, способность преподавателей находиться на самом пике, на острие процессов. Если преподаватели сами выполняют востребованные разработки, в курсе самых последних научных событий (и являются их участниками), способны донести этот опыт до студента, то и качество образования, соответственно, более высокое.

- В сознании многих людей слово «наука» связано с понятием «служение», отреченности от повседневной суеты. Но современный мир прагматичен. Нет ли здесь противоречия?

- Нет. Когда есть наука, университет получает возможность успешно взаимодействовать с предприятиями, испытывающими потребность в новейших разработках. У любого, даже фундаментального исследования есть перспективы практического применения. Чем шире их спектр, тем, соответственно, больше возможностей выйти на практическую реализацию и получить непосредственную связь с предприятиями. Наконец, вузовская наука стимулирует развитие региона в целом.

- Но наука требует вложений: денег, времени, интеллекта, усилий. При этом отдача нескорая, а жить надо уже сейчас. Как в реальных условиях дефицита ресурсов выйти на траекторию развития, о которой говорите вы? В программе приведены цифры, характеризующие текущее положение дел: 38 процентов средств ЧелГУ получает от государства. Почти 62 процента – собственные ресурсы, большую часть которых составляют доходы от платного обучения бакалавров. Разве для того, чтобы поддержать свое нынешнее состояние, университет не вынужден отдавать предпочтение преподавательской работе, которая дает быстрый финансовый результат и позволяет сохранить кадры? Остаются ли резервы для развития науки?

- Университет – сложный механизм. Здесь все не линейно, и это дает возможность науке занимать достойное место. Во-первых, государство проявляет большой интерес к научным разработкам, и в последние годы постоянно увеличивается объем их финансирования. Причем, очень серьезные деньги направляются именно в фундаментальную науку. Если мы претендуем на их получение, у нас должен быть уровень, позволяющий участвовать в различных государственных программах. И этот уровень у нас есть.

Во-вторых, действительно, большую часть доходов университета составляют внебюджетные средства. Но это говорит не о том, что государство о нас не заботится, а о том, что мы научились зарабатывать деньги, оказывать качественные образовательные услуги, которые пользуются спросом. К нам люди приходят не только для того, чтобы поступить на бюджет, но и чтобы получить качественное образование, за которое они готовы платить. Думаю, для вуза это тоже показатель определенного уровня.

В-третьих, мы имеем возможность зарабатывать деньги не только на образовательных услугах и оплачивать труд преподавателей, связанный с образовательным процессом, но и вкладывать какую-то часть этих денег в развитие науки. Мы покупаем оборудование. У нас есть внутренние гранты, которые мы распределяем, поддерживая молодых ученых, научные коллективы, журналы, публикации в высокорейтинговых зарубежных научных журналах. За счет того, что зарабатываем деньги на образовательных услугах, имеем возможность поддерживать свою науку. Речь идет о миллионах рублей, выделяемых на научную деятельность сотрудников, на материальные стимулы.

- Но одних внутренних резервов явно недостаточно.

- Система внутренней поддержки ученых позволяет им претендовать на получение внешних ресурсов. На днях наш преподаватель историко-филологического факультета Александр Александрович Фокин получил грант и возможность стажироваться в Германии. Буквально две недели назад мы узнали, что двое наших молодых исследователей получили очередные гранты Президента Российской Федерации в области физики и в области экономики. В прошлом году было даже четыре таких гранта – одного молодого доктора наук и троих молодых кандидатов. Надо отметить, что одни и те же люди не имеют права подавать заявки ежегодно. Поэтому у нас сформировалась постоянная линия качественной подготовки ученой молодежи. Каждый год выигрываем достаточное количество грантов.

Самые престижные – гранты Президента, Российского гуманитарного научного фонда, Российского фонда фундаментальных исследований, Российского научного фонда. Грант Правительства РФ – единственный на Южном Урале – тоже в нашем университете. Мы учим людей коммерциализировать свою научную деятельность. Задача ученого, проводящего исследование, - обрести возможность применить его на практике.

- Получается?

- Да. Ученые ЧелГУ могут и умеют зарабатывать. В нашем вузе объем привлеченных исследованиями финансов в расчете на одного научно-педагогического работника составляет 214 тысяч рублей в год.

- Это при том, что норматив – 70 тысяч.

- Мы превосходим его в три раза. И уровень зарплаты сотрудников достаточно высокий. Например, директор Института экономики отраслей, бизнеса и администрирования ЧелГУ Виктор Бархатов и профессор кафедры журналистики и массовых коммуникаций Марина Загидуллина являются держателями крупнейших грантов Российского научного фонда. Высокие показатели у физиков, математиков. То есть, все в университете понимают, какие задачи перед ними стоят, и встраиваются в научные тренды. Главное, они готовы предложить конкурентоспособный продукт. Государство этот продукт оплачивает очень существенными деньгами.

Но внешнее направление – не только грантовая поддержка через научные фонды. Важно продемонстрировать нашим ученым возможность работы не только на государство, но и на хозяйствующих субъектов, нуждающихся в наших научных идеях и инновационных разработках. Постоянно получаем заказы на проведение прикладных исследований, предполагающих конкретные выводы и рекомендации, необходимые предприятию.

- Какие предприятия сотрудничают с ЧелГУ?

- Среди наших заказчиков – Государственный ракетный центр имени академика Макеева. С ним у нас долгосрочные и давние отношения. Кроме того, недавно поступили новые заказы, связанные с экологической сферой, с озерами Увильды и Кисегач. Наш факультет экологии - уникальный на Южном Урале. В университете действует лаборатория экологического мониторинга, позволяющая исследовать состояние окружающей среды – воды, почвы. Постоянно звучит тема Карабаша. Наши экологи работают с санаторием Янган-Тау. Заказчиков – от мелких до очень крупных – достаточное количество. И они оплачивают разработки реальными рублями.

- Если исходить из формальной логики, экономический кризис – благодатный период для развития этих направлений. Запрос на инновации, помогающие оптимизировать процесс работы предприятий, должен расти.

- Вы говорите о формальной логике, но сейчас, учитывая непростое финансовое состояние, многие компании выбирают консервативные и достаточно закрытые стратегии. Тратят деньги на самое необходимое, а инновации, в основе которых лежат научные разработки, оставляют на потом. Университет реагирует на эти вещи. Осознавая, что на определенном этапе кто-то из партнеров может сократить свои программы, пытаемся находить других. Например, недавно наши биологи закупили уникальный в Челябинской области аппарат, который позволяет проводить исследования в сфере медицины - не только фундаментальные, но и прикладные. То есть, если одно из направлений сотрудничества временно затухает, мы развиваем другое. Не бывает так, что заказчик ушел – система разрушилась. Стабильность поддерживается за счет многопрофильности, которую обеспечивают наши факультеты.

- Вы упомянули медицину. Как сейчас обстоят дела с созданием медицинского кластера, в котором ЧелГУ отводится серьезная роль?

- Мы не оставили мысль о том, чтобы развивать те направления, которые связаны с медициной. Например, микробиологию, иммунологию. Есть аспирантура по фундаментальной медицине. Наши выпускники работают в лабораториях медуниверситета, участвуют в исследованиях. Разработки наших физиков тоже ориентированы на медицину – лазерные технологии, которые активно используются в наших больницах и дают замечательный результат, в том числе, в лечении онкологических заболеваний. Совместно с медицинским университетом реализуем проекты с использованием общей базы. Что важно: нет конкуренции в таком, традиционно жестком понимании этого слова. Мы дополняем друг друга. У нас разные ниши – ЧелГУ исследует направления, не занятые медуниверситетом. К слову, классических университетов, готовящих, как мы, микробиологов, в России единицы. В целом, стратегия взаимного дополнения, как с медиками, так и с другими коллегами, нам очень близка. Стараемся находить что-то уникальное, в чем мы сильны, и развивать эти сильные стороны.

- Абитуриент ценит ставку вуза на науку? Считается, что молодые люди ориентированы на получение сугубо прикладных даже не знаний, а навыков.

- Ценит и показательный пример – упомянутый уже биологический факультет. Заметим, сюда поступает абитуриент, который ориентирован на самореализацию в достаточно узкой сфере деятельности. У наших биологов каждый год 60 бюджетных мест на бакалавриате и 45 в магистратуре заполняются полностью, и мы набираем на контрактной основе с высоким баллом ЕГЭ еще порядка 50 человек ежегодно. То есть, люди делают осознанный выбор в пользу вуза, дающего знания на основе фундаментальной науки. И это – показатель качества образования, характерный не только для биологов, но и для любого нашего факультета.

- Популярна идея образования через всю жизнь. В связи с этим, в программе развития университета говорится о магистратуре нового типа. Что получит будущий магистрант, в отличие от нынешнего?

- Речь идет о том, что образование должно быть практикоориентированным. Введение проектной магистратуры решает эту задачу. Магистрант обучается в привязке к какому-то проекту, который воплощается на реальном предприятии. Это позволяет получить знания и компетенции, предусмотренные учебным планом, не абстрактно, а в привязке к конкретике. Вместе с тем, фундаментальная научная составляющая из магистратуры не уходит. Но предполагается вариация: человек сможет выбрать в магистратуре либо научную стезю, либо развиваться в сугубо практической, проектной деятельности. Во втором случае магистратура, повторюсь, привязывается либо к конкретному предприятию (группе предприятий), либо к отрасли или отдельным ее сегментам. С самого начала студент магистратуры должен понимать, что дадут ему эти два года обучения, чем он в итоге будет зарабатывать на жизнь, какие узкоспециальные знания будет получать и какие навыки оттачивать. С высокой долей вероятности магистрант может претендовать на то, чтобы уже в процессе обучения понимать, в какой компании и кем он будет работать. Тем более, такого рода магистратура сопровождается предприятиями, участвующими, в том числе, в корректировке учебных планов.

- Программа развития университета ориентирована на привлечение абитуриентов не только из Челябинска, но и районов области, а также других регионов. В то же время, планируется обновление материально-технической базы, ремонт старых и строительство новых объектов. Соотносятся ли эти два направления друг с другом? Можно ли говорить о том, что проблема с доступностью общежитий в ЧелГУ в ближайшие годы будет окончательно решена?

- Действительно, у нас довольно долго не было возможности расселить всех приезжих студентов. Но уже сейчас совершенно другая ситуация. Мы получили еще два здания общежитий, ранее принадлежавших филиалу московского вуза (сейчас, напомню, это подразделение входит в структуру ЧелГУ). Конечно, они требуют ремонта, и он будет проведен. Таким образом, мы удовлетворим потребности в жилье всех ребят, которые к нам поступают из региона.

- Учебные площади будут расширяться или ставка сделана на эффективное использование уже существующих?

- Безусловно, будем стараться эффективно использовать то, что есть. Пока не все здания полностью задействованы для учебных целей. Мы понимаем, что нет смысла их содержать, если они не способствуют образовательному процессу. То есть, в этой сфере есть серьезные резервы, и мы их задействуем. Кроме того, у нас есть потребность в развитии культуры, спорта. В ближайшее время планируется возведение физкультурно-оздоровительного комплекса. На сегодняшний день готова проектно-сметная документация. Одобрена ее проектная часть, сейчас ждем заключение по финансовой. Мы надеемся, что к концу 2017 года на территории главного корпуса, в южной части появится двухэтажный физкультурно-оздоровительный комплекс.

- Бассейн в нем будет?

- Весь комплекс состоит из двух частей. Той части, где планируется бассейн, в 2017 году не будет. Пока мы говорим о крытой площадке для игровых видов спорта, занятий гимнастикой. Но на перспективу, безусловно, такие планы есть. Важно, что территория вокруг первого корпуса будет развиваться в рамках кампусной модели, когда вуз является единым целым.

Комментарии
Комментариев пока нет