Новости

Бабушки и дедушки создают анимационные открытки.

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Богачи из Челябинска оттеснили увильдинцев от озера

06.06.2011
Жителей поселка Увильды администрация одноименного курорта не допускает к берегам родного озера.

Жители поселка Увильды позвонили в наш корпункт, чтобы рассказать о наболевшей проблеме: администрация курорта с одноименным названием не допускает их к берегам родного озера. Огородили его заборами, а за проход требуют 100 рублей.

Звонок не удивил. На всю страну прозвучали протесты россиян против попрания прав на свободный доступ к водоемам, являющимся местами рыбалки, отдыха, а то и жизнедеятельности.

Резервация для местных

Звонившую мы нашли в магазине. Назвалась Светланой.

- Мы здесь с 1974 года живем, - начала молодая женщина. - За это время озеро Увильды «выпили», когда качали воду в Челябинск. Сейчас отток прекратился, но берега успели зарасти. Никто не чистит, все загажено, а ведь когда-то были шикарные пляжи. Мало того: озеро загорожено, все побережье продано или сдано в аренду. Местное население живет как в резервации. Муниципалитет села Кузнецкое, куда входит поселок, и депутаты власть употребить не могут. Здесь полновластный хозяин - руководитель курорта Александр Мицуков.

Кстати, как добавила Светлана, местное население в санатории почти не работает: зарплаты маленькие. Да и те задерживают: в мае выдали за февраль. Еще, продолжала наша собеседница, есть проблемы с жилым фондом. ЖКХ передавалось то муниципалитету, то товариществу, теперь отдали здравнице. А мусор как не убирался, так и не убирается.

Впрочем, подвижки есть. На наших глазах два представителя управляющей компании клеили к обветшавшему забору объявление относительно собрания о порядке мусорной утилизации.

Не совсем правильно поступили с жителями и в части газификации: «нитку» через дорогу они тянули за свои деньги.

У богатых все есть

Получается, что проход к озеру - лишь последняя капля, переполнившая чашу терпения увильдинцев. Наши собеседники говорили об обветшавшем жилье, перебоях с горячей водой, бане, разваленной школе и прочих «прелестях» поселковой жизни. Все это было бы весьма для нашей действительности обычным, кабы серость и убогость не упирались в стены забора из красного кирпича, окружавшего курорт с мировым именем и европейским уровнем обслуживания. А за забором - шикарнейшие особняки и коттеджи, которые могут посоперничать в комфортабельности с виллами Куршавеля и Майорки. Как писали некогда советские газеты, «два мира, две доли».

Мы пообщались с разными обитателями поселка. Казначей прихода православного храма Покрова Пресвятой Богородицы Александра Ивановна Климова разделила поселок из 700 жителей на две части - бедных и богатых. Последние в услугах Бога не нуждаются, у них и так все есть. Отсюда и достаточно скромный интерьер обители.

Библиотекарь Нина Николаевна Крючкова также отметила контрасты блеска и нищеты.

- Когда небедные курортники заходят ко мне, удивляются, что мы живем в позапрошлом веке: потолок обваливается, полы «играют», отопление - старые печи-голландки. Что касается допуска людей к озеру... Огородили побережье проволокой и требуют 100 рублей за проход. Ко мне приезжают дочка с внучкой. И что же, с зарплаты библиотекаря столько денег платить? Накладно получается. И не только для меня. Мы какое-то время терпели. Но когда и детей не стали пускать, кто-то вызвал телевизионщиков. Их долго не пускали через шлагбаум, а когда они все-таки подошли к крыльцу администрации, двери закрыли и никто не вышел.

Не дождались начкара

И все же протест подействовал, режим поослаб: народ стали допускать до купания и приема воздушных ванн.

На этом можно было бы поставить точку. Но хотелось бы послушать и вторую сторону. Для этого достаточно было пройти как раз по той дороге к озеру, которая в юридической практике именуется сервитутом, то есть проходом по чужой территории к месту в данном случае общего (а не частного!) пользования.

Мы уже миновали ворота с будкой охранника, как пришлось подзадержаться. Контролер Олег Николаевич (так написано на его бейджике) в форме и с рацией, выйдя из будки, поинтересовался, кто мы и куда направляемся. Тут же сообщил, что никогда и никому из местных никаких препон не чинилось. Затем контролер взял у нас редакционные удостоверения и пошел кому-то звонить. Спустя пару минут вышел со словами: «Подождите, сейчас начкар (начальник караула - примечание автора) придет».

Но начкара мы ждать не стали. И так все ясно: бунта под прицелами камер хватило, чтобы снять плату в 100 рублей за доступ к родным берегам. Неужели для того, чтобы соблюсти закон о сервитуте, надо непременно довести людей до белого каления?

Виктор РИСКИН,

Геннадий ЯРЦЕВ

Комментарии
Комментариев пока нет