Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Романтика на глубине в 42 метра

28.11.2008
...Постепенно грязь переходит в мутную воду. Сверху водопадами льется грунтовая вода.
Местная техника ее не боится. Да и люди к таким тяжелым условиям привыкли. Вечный сумрак, влажность, грязь - такую работу выдержит далеко не каждый. В основном, первой сбегает молодежь. Но тот, кто остается, нередко становится фанатом своего дела. Некоторые работают под землей по 30 лет. Таких людей часто называют романтиками.

Территория строительства метро у Торгового центра огорожена. Строжайший пропускной режим. Нашу группу сопровождают в раздевалку. Здесь на руки выдают новенький фирменный комбинезон с эмблемой ОАО «Челябметрострой». Сегодня нашим провожатым станет генеральный директор организации Константин Абрамчук.

Ноги окутываем теплыми портянками. Сверху резиновые сапоги. На голову надеваем каску. Без нее под землю просто не пустят. Ко всему прочему обязателен головной фонарь с аккумулятором и самоспасатель (дыхательный аппарат на случай загазованности). Весь перечень инвентаря заносится в журнал. У подземного лифта отдаем одному из сотрудников специальные бирки.

- Одно из главных правил – каждый фонарь и самоспасатель должен иметь свой номер, - поясняет руководитель. - На спуск в шахту выдается соответствующая бирка. В случае аварии сразу можно определить, кто из рабочих находятся в шахте их фамилии и точное место нахождения по наряду.

Все это время лифт (шахтная клеть) спускается по вертикальному стволу под землю. Через несколько минут следует жесткий удар.

- Приехали, - констатирует провожатый. - Глубина 42 метра.

Мы оказываемся в подземелье. От нее в обе стороны отходят тоннели. Сворачиваем в правый. Впереди три с половиной километра тоннеля. Со временем грязи под ногами становится все больше. Где-то проваливаемся по колено. Двигаемся вдоль протянутых по подземному коридору рельсов. Пытаюсь проследить примерное направление движения. Однако вскоре уже начинаю путаться в ориентирах - под землей не так-то просто определить маршрут. Навстречу двигается вагонетка. Водителя электровоза можно отследить только по включенному фонарику на каске. Метров за 20 от нас аппарат останавливается. Фонарик дергается из стороны в сторону.

- Давайте отойдем от рельсов, - предлагает второй сопровождающий заместитель начальника участка Дмитрий Макаров. - Это он спрашивает - можно ехать или нет. Сейчас я ему скажу, что теперь можно.

Мужчина быстро описывает головой круг. Вагонетка продолжает движение.

Постепенно грязь переходит в мутную воду. Сверху (с кровли выработки) водопадами льется грунтовая вода.

Местная техника ее не боится. Да и люди к таким тяжелым условиям привыкли. Вечный сумрак, влажность, грязь - такую работу выдержит далеко не каждый. В основном, первой сбегает молодежь. Но тот, кто остается, нередко становится фанатом своего дела. Некоторые работают под землей по 30 лет. Таких людей часто называют романтиками.

- Перед тем, как взрывать мы ведем опережающее, разведочное бурение, - по пути рассказывает наш Константин Абрамчук. - Поэтому нам не приходится после каждого взрыва проводить расчеты для нового. Специальный станок бурит в направлении тоннеля скважину небольшого диаметра. Ее длина – 60 метров. И по этим данным мы уже видим, где грунт тверже, где мягче и где проходят подземные воды. Все данные по скважине документируются.

А взрывы здесь не тихие

Примерно через 30 минут ходьбы (точно определить сложно - часы остались наверху) показывается тупик. Мы находимся как раз под пересечением улиц Калинина и Кирова. Здесь стоит буровая установка. Это место профессионалы называют забоем. На «груди» забоя краской отмечено множество точек. Буровая установка начинает методично бурить шпуры по меткам. После в каждый шпур на глубину два метра закладывается взрывчатка аммонит 6 ЖВ. Ее используют исключительно для проходки тоннелей буро-разрывным способом. Главная особенность в том, что ее, в отличие от того же динамита, невозможно взорвать в бытовых условиях.

- Естественно, отверстия в стене бурятся по разработанной схеме, - рассказывает Константин Абрамчук. - Их количество и расположение зависит от крепости породы. А у нас она одна из самых прочных в России. Инженеры специально рассчитывают все заранее.

В момент заряжания и взрывания в забое находится посторонним строжайше запрещено. Приходится отойти на 300 метров от забоя. Взрывники предварительно занавешивают место взрыва толстыми матами, которые должны удержать всевозможные осколки. Всего в забой заложили около 100 килограммов взрывчатки.

- Принцип действия простой, - делится секретами подрывного дела Дмитрий Макаров. - Каждый детонатор имеет свою серию замедлений. Это какие-то доли секунды. Первой взрывается самая серединка тоннеля, образуя что-то наподобие стакана. А затем, начиная от середины взрываются вторая и третья серии.

Все происходит молниеносно. Для человеческого уха это превращается в один большой хлопок. А вот если слушать в записи, то начинаешь различать множество хлопков. Самый крайний ряд шпуров окантовывает своды тоннеля. Точность направленных взрывов должна быть идеальной - отклонение тоннеля в сторону не должно превышать двух сантиметров.

После громкого хлопка в ушах жутко звенит. На место взрыва сразу же заходить запрещено. Из-за взрывчатки здесь распылилось множество вредных газов. На полную мощность включается система вентиляции. 30 минут ожидания, и мастер аккуратно продвигается вперед. Попутно маленьким приборчиком делает замеры вредных веществ в воздухе. Все чисто.

В забое видны результаты взрыва - валяются маты, повсюду гранитная крошка. Взрывчатка не просто вырвала куски породы, она раздробила камень на мелкие куски. Такой результат запланирован заранее расчетами инженеров. Вскоре в забой прибывает погрузочная машина, которая грузит породу в маленькие вагоны. Далее устанавливаются чугунные кольца отделки тоннеля. По словам специалистов, один цикл проходки длится около двух суток. Результатом становятся два очередных метра тоннеля. В среднем скорость проходки на этом участке строящегося метро 20 метров в месяц.

Станция под рекой

Следующим пунктом становится сама станция «Торговый центр», расположенная под рекой Миасс. Очередная серия подземных коридоров. Смотреть приходится исключительно под ноги. Кажется, что под мутной водой ничего нет. Впереди - металлические двери в 60 сантиметров толщиной. В случае прорыва воды в подземные выработки, они закрываются в кратчайшие сроки, предотвращая затопление всей шахты. Впереди виднеются своды самой станции. Она сооружается слоями - сверху вниз. Работа здесь не останавливается ни на минуту.

- Вообще у нас очень плотный график, - поясняет Дмитрий Макаров. - Работаем в три смены по восемь часов каждая. В течение смены наши работники наверх не поднимаются. Обед - здесь же, под землей.

Над головой пока что метра четыре - такова высота верхнего свода станции. Отсюда до дна реки Миасс - примерно 16 метров. В ближайшее время сюда опустят самую современную технику метростроевцев - буровую установку Boomer M2D. Еще в прошлом году на ее покупку губернатор Петр Сумин выделил 15 миллионов рублей. Оборудование шведской компании ATLAS COPCO специально адаптировано к геологическим условиям Челябинска. Кроме того, у нее более легкое и удобное управление, по сравнению с ее уже устаревшими собратьями.

Пора двигаться на поверхность. Путь обратно кажется особенно тяжелым - устали ноги.

Около клети шахты ко мне подходит проходчик.

- Все понял, мой друг чижик? - спрашивает мужчина.

Да нет, такую работу вряд ли поймешь, не испытав ее на себе от и до.

Наверху нашу группу встречают щенки, живущие не территории стройки. На улице уже темно - под землей и правда теряется чувство времени. В легкие врывается свежий воздух.

Позади один день из жизни метростроевцев. И в такой работе простому обывателю трудно понять ту своеобразную красоту, что кроется на глубине 42 метров под городом. Однако многие метростроевцы уверены - именно там и есть настоящий Челябинск.

Фото Александра Кондратюка. Смотрите еще Уникальные фото подземного Челябинска

Комментарии
Комментариев пока нет