Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Чем Челябинск отличается от Германии рассказали представители делегации города Киль

07.05.2013
Недавно Челябинск посетила делегация Университета прикладных наук немецкого города Киль. Цель визита - наладить взаимодействие германского вуза с Челябинским госуниверситетом. Однако в нашей редакции беседа с деканом факультета медиа Берндом Веспером и профессором университета Тобиасом Хохшерфом была не об этом.

Недавно Челябинск посетила делегация Университета прикладных наук немецкого города Киль. Цель визита - наладить взаимодействие германского вуза с Челябинским госуниверситетом. Предполагается, к примеру, взаимное направление на стажировки студентов и преподавателей. Однако в нашей редакции беседа с деканом факультета медиа Берндом Веспером и профессором университета Тобиасом Хохшерфом была не об этом. А о том, как небольшой городок Киль, лишившись значительного государственного участия в своей судьбе, не утратил способности к развитию и какую роль в этом сыграл вуз. Разумеется, поговорили и о восприятии России немцами.

Рецепты для малого города

- Киль - город с населением 220 тысяч человек. В России из таких относительно небольших городов молодежь старается уехать. Насколько эта проблема актуальна в Германии с учетом в том числе процессов глобализации и стремления людей быть ближе к «центрам мира»?

Б.В: В Германии тоже есть регионы, где недостаточно рабочих мест. В частности, это земли бывшей ГДР. Процессы оттока молодежи там наиболее заметны.

Т.Х: Рядом с Килем на побережье Балтийского моря есть два города - Шверин и Росток, относящиеся к так называемым восточным землям. Так вот в Ростоке, как и в Киле, численность населения почти не меняется, потому что там концентрация образования и науки. Это положительно влияет на динамику развития малых городов, их промышленности и экономики в целом. Поэтому люди там остаются.

- Что первично: университет как импульс к развитию, или индустрия, дающая предпосылки для возникновения интеллектуальной среды?

Т.Х: Эти составляющие настолько взаимосвязаны, что очень сложно выделить первичное звено.

Б.В: Тем не менее вузы - старая, выдержавшая испытание временем инфраструктура. Они притягивают людей и нередко являются фактором зарождения новых отраслей хозяйства.

- Ваши слова подтверждаются тем, что разрушенный во время войны Киль был восстановлен очень быстро.

Б.В:

Когда в 1957 году была воссоздана немецкая армия, порт Киль обрел стратегическое значение. Большинство рабочих мест было связано с судостроением, в том числе военным. Но потом у верфей начались трудности из-за сильной конкуренции. К тому же уход из города армейских подразделений привел к резкому сокращению рабочих мест, ведь значительная часть городской инфраструктуры была направлена на обслуживание армии. Именно в этот период возросла роль высших учебных заведений как стимуляторов развития города и региона. Сегодня десятую часть населения Киля составляют студенты и сотрудники университетов.

Т.Х: И на примере Челябинска можно показать влияние вузов на экономику. Выпускники успешно воплощают проекты, связанные не только с индустрией, но и с разными видами сервиса. Думаю, вам стоит обратить внимание на туристический сектор. Кстати, в Киле после ухода из него армии стали активно развивать туризм.

- Важен хороший медийный фон?

Т.Х.: Конечно, прежде чем поехать в ваш регион, мы постарались получить о нем максимум информации. Урал ассоциируется с тяжелой промышленностью, производством атомного оружия и экологической аварией, которая произошла в середине прошлого века. В Интернете можно узнать все, вплоть до названий населенных пунктов, где произошла беда, и рек, которые были отравлены. Однако в Сети много несерьезных сведений об этом. Результатов глубоких, объективных исследований экологической обстановки в прессе недостаточно.

- Журналисты должны приглушать негатив ради имиджа своего края?

Т.Х.: Нет. Как заинтересованный потребитель информации от серьезного журналиста я жду, что он возьмет современное оборудование, замерит в проблемной зоне уровень радиации и сделает об этом телевизионный сюжет с пояснениями авторитетных ученых. Нам эта информация нужна для того, чтобы просто приехать к вам. Недавно мне рассказали случай: зарубежному гостю нужно было попасть из Челябинска в Екатеринбург. Вместо того чтобы ехать туда на машине, он полетел через Москву: боялся переезжать через реку, про которую знал, что она заражена радиацией.

- У Киля таких проблем на заре развития туризма, конечно, не было.

Т.Х.: Проблема Киля в том, что в городе нет красивой архитектуры, так сказать, своего Лувра. Туристов привлекают разными способами: организуют маршруты для путешествующих на мотоциклах, в маленьком лесочке с большими деревьями оборудуют веревочные домики для детей. Люди приезжают сюда за сотни километров.

Немцы не хотят перемен

- Где чаще всего рождаются новые идеи развития? Как взаимодействуют общественные структуры, экспертное сообщество и органы власти?

Т.Х:

Власти города заинтересованы в своей репутации и стремятся развить, например, туризм. Просят университет исследовать эту тему, выделяют деньги. Исследование разностороннее, вплоть до того, как люди воспринимают герб города. На основе этой работы городская администрация выстраивает стратегию, ищет резервы развития. Например, о Киле многие думают исключительно как о городе яхт. Следовательно, нужно думать о том, как привлечь туристов со средним достатком, для которых яхта - очень дорогое развлечение. Показательно, что в логотипах многих фирм и организаций присутствуют белый и синий цвета - символы воды и неба, полезного для здоровья чистого воздуха. Таким образом, горожане так или иначе рекламируют север Германии. Но изначально этот подход был научно обоснован: привлекать именно водой и воздухом, а не городом, потому что город сам по себе непримечателен.

- Насколько активно типичный немецкий налогоплательщик участвует в жизни города? В Германии, как известно, высокие налоги. Людям наверняка небезразлично, на что расходуется бюджет. Они заинтересованы в инвестициях?

Б.В.: Такой налогоплательщик инвестициям, как правило, противится.

- Почему?

Б.В.: Потому что они влекут изменения. А в любом изменении есть выигравший и проигравший.

Т.Х.: Нередко население организует инициативные группы. Но это происходит в основном тогда, когда люди выступают против чего-то. Например, речь идет об инвестициях в энергетику. А люди дают понять: мы все против атомных электростанций. Мы все за то, чтобы электроэнергия добывалась с помощью ветра. Но мы все против того, чтобы ветряная установка стояла возле нашего дома или в нашем саду и портила ландшафт.

- То есть городская власть всегда рискует, когда воплощает новый проект?

Т.Х.: Люди всегда против того, что меняет их жизнь. Поэтому свои позиции укрепляют те политики, которые свое мнение формулируют расплывчато.

В Челябинске мало полиции

- Вернемся к вопросу об имидже и стереотипах. Что про Россию пишут в немецкой прессе?

Б.В.: Начну с того, что лично я очень люблю Россию. Когда бываю здесь, чувствую себя как дома. На мой взгляд, немецкая культура родственна русской. И я очень болезненно воспринимаю пережитки холодной войны, когда русских представляют врагами. Избитый трюк, совершенно не соответствующий реальности. Сожалею о том, что если, например, в американском парламенте кто-то из конгрессменов высказался, мы в Германии об этом сразу узнаем. А о России информации очень мало. Возможно, это происходит потому, что Россия очень неактивно презентует себя на Западе. Даже о таких маленьких странах, как Румыния, мы из нашей прессы сведений получаем больше, чем о России.

Т.Х: К сожалению, о вашей стране мы узнаем лишь тогда, когда здесь происходит что-то плохое. Например, резонанс вызвало убийство журналистки Анны Политковской. Также сообщается о разгоне демонстрации полицейскими. Если ничего подобного не происходит, мы ничего о России не слышим.

- Немецкие журналисты к нам настолько плохо относятся?

Т.Х:

Нет, просто плохие новости лучше продаются. Кстати, содержание российских газет тоже соответствует этому правилу. С одной стороны, никто не любит читать о счастливой жизни, а с другой - свободная журналистика еще не гарантия качества информации. Кстати, обмен преподавателями и студентами, который мы хотим организовать с Челябинским университетом, нужен для того, чтобы люди друг с другом знакомились. Было время, когда оба наших народа слишком любили свои политические системы, не утруждая себя поиском путей взаимопонимания. Но сейчас можно сделать все для того, чтобы системы больше никогда не владели людьми. И тот факт, что немецкие студенты приедут в Челябинск, чтобы либо утвердиться в своих представлениях о России, либо опровергнуть их, - безусловный плюс.

- Вы свои представления поменяли?

Т.Х.: Приведу простой пример. По германскому телевидению мы часто видим, что в российских городах полно полицейских. За три дня нашего пребывания здесь я видел полицейского лишь однажды. Зато недавно был в Риме, и там в течение часа можно увидеть около полусотни стражей порядка. А ведь это один из тех кусочков мозаики, которые создают общее впечатление.

- Про наш метеорит ваша пресса рассказывала?

Т.Х.: Конечно! Когда мы в прошлом сентябре впервые заговорили о поездке в Челябинск, коллеги спрашивали: «Где это?» Сейчас же говорят: «а, это тот самый Челябинск?» Все знают, где ваш город находится.

Комментарии
Комментариев пока нет