Новости

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Дело на две копейки?

23.12.2008
На Коркинской швейной фабрике выявлен неучтенный доход… в два рубля. Казна недополучила налог в две копейки! За них-то предприятие «кошмарили» более полугода. Наказание — два штрафа (предприятию и лично директору) на общую сумму 33 000 рублей, что составляет месячную зарплату 10 швей.

Выявлен неучтенный доход… в два рубля. Казна недополучила налог в две копейки! За них-то Коркинскую швейную фабрику «кошмарили» более полугода. Наказание — два штрафа (предприятию и лично директору) на общую сумму 33 000 рублей, что составляет месячную зарплату 10 швей. К счастью, арбитражные суды двух инстанций из-за малозначительности проступка отменили столь жесткое наказание.

Откуда же берутся «смешные» долги? И выигрывает ли государство, собирая с предприятий копейки?

Проверка, похожая на провокацию

Историю с бедным студентом тут до сих пор помнят в деталях. Дело было 30 мая 2008 года, в день, когда на фабрике выдавали зарплату. В обеденный перерыв в бухгалтерию робко постучался молодой человек. Представился студентом и попросил снять ксерокопию: «Всего один листочек. Очень надо!»

Бухгалтеры, считавшие зарплату, напомнили ему о своем законном обеденном перерыве. Мол, не для того они остались поработать в обед. А копии вообще не делают.

Студент с приятелем вышли в коридор, сели на диван и дождались конца перерыва.

— Пожалуйста, ну, очень надо, — снова зашел в бухгалтерию бедолага.

Одна из женщин вздохнула, отодвинула ведомости. Пожалела паренька — скопировала лист. Студент удалился, положив на край стола два рубля. Никто на них и не глянул, все продолжали заниматься своей работой. Не удалось. Помешал приятель студента. Он представился налоговым инспектором Евгением Мантелем и показал удостоверение.

Последовала немая сцена. А потом — составление инспектором акта проверки. Документ лукавил: в ящике контрольно-кассового аппарата обнаружен излишек в сумме два рубля. А еще в бумаге фабрику почему-то упорно называли «торговой точкой».

«Проверка проведена некорректно, — тактично возразила в объяснительной по этому поводу главбух фабрики Елена Еремина. — Молодому человеку было сразу отказано, но его пожалели». Кстати, в то время прямо в здании фабрики находился частный центр по оказанию услуг копирования и ламинирования. Нет, парни целенаправленно прошли на второй этаж, в бухгалтерию.

— У нас не торговая точка, а промышленное предприятие, — поясняет директор фабрики Валентина Зыкова. — Кассовый аппарат мы включаем всего два-три дня в месяц, когда идут расчеты с арендаторами площади. В тот день аппарат был выключен, а человек, обычно работающий на нем, находился в отгулах. Мы не оказываем услуг населению. Ксерокс у нас маленький, для нужд предприятия хватает.

Испорченную бумагу никто не считал

Валентине Степановне в этой «копеечной» истории досталось больше всех. А ведь опытный руководитель всю жизнь в легкой промышленности и всегда была законопослушной налогоплательщицей!

В июне ее как директора фабрики пригласили в коркинскую налоговую службу на комиссию. Диалога не получилось. Валентине Зыковой без «излишних» разбирательств вручили протокол об административном правонарушении, подписанный начальником Геннадием Анисимовым, с огромной по масштабам фабрики суммой штрафа — 30 000 рублей.

Тогда она решила добиваться справедливости через суд. Путь этот оказался долгим, так как оплачивать услуги юриста фабрике не по карману. Валентина Зыкова все делала сама, иногда ошибаясь в тонкостях юридической казуистики. Подавала заявление мировым судьям, потом в Коркинский городской суд, затем — в арбитражный. На одном из этапов документы задержались на почте. Сроки были упущены, пришлось писать ходатайства.

В сентябре Арбитражный суд Челябинской области признал правонарушение швейников малозначительным, отменил штраф и объявил ООО «Коркинская швейная фабрика» устное замечание.

Налоговая служба не смирилась с таким мягким решением. Их кассационная жалоба в федеральный Арбитражный суд последовала с опозданием, когда Валентина Степановна уже успела расслабиться.

— Прочитала текст жалобы и расстроилась. Да так, что обострился остеохондроз, спину прихватило, — сегодня уже спокойно рассказывает она. — Налоговая служба обвиняла заявителя (то есть фабрику) в пренебрежительном исполнении публично-правовых обязанностей. Уж чего-чего, а этого мы себе не позволяем. Налоги платим исправно. Даже в экономический кризис фабрика вошла спокойно, без долгов и кредитов.

Впрочем, зря она расстраивалась. Арбитраж в Екатеринбурге согласился с решением челябинских коллег: нарушение несоизмеримо с суммой штрафа (больше в 15 000 раз).

Деньги и честь предприятия Валентина Степановна отстояла. Однако душа пока не успокоилась.

— Только подумаю, сколько бумаги и картриджей ушло на многочисленные документы, ходатайства, их копии, жалко становится, — привыкла экономить во всем директор швейной фабрики. — А сколько времени у людей отняла эта волокита?! Работали секретари, судьи, почтальоны. И все из-за двух копеек!

А могли бы шить на экспорт…

В то время как кто-то тешит свои амбиции, фабрика живет трудом праведным и каким-то чудом выживает. В этом здании сменили друг друга четыре обанкротившихся швейных предприятия. Последнее — пока самое успешное.

В огромных цехах могут трудиться одновременно 600 человек. Сейчас заняты всего 60. Зато все с высокой квалификацией, есть свои модельеры и конструкторы. Они шьют форменную одежду для медиков и милиционеров, а еще комбинезоны для «разнокалиберных» собак (от пекинесов до догов).

Потенциал коркинских мастериц высок. Недавно отправили интересную коллекцию детской одежды в Германию, куда в советские годы экспортировали свои изделия. Теперь до Европы далеко, а соотечественники предпочитают китайско-турецкий ширпотреб «под кутюр».

Зарплата швей — 3000-3500 рублей, а года три назад и вовсе не превышала 2 000. Денег из воздуха здесь не делают. А потому на фабрике рады каждой копейке прибыли. Средства нужны на ремонт, на развитие производства и хотя бы на маленькие премии.

Ощутимы все неплановые расходы. Недавно швейников на 20 000 оштрафовали пожарные. Валентина Степановна признается: получить этот штраф было не так обидно, как от налоговиков.

— По крайней мере, — говорит она, — знали, за что. Сначала пожнадзор выдал нам предписание из 20 пунктов, предупредил, потом проверил. Мы выполнили только 19, один не смогли. Пришлось раскошеливаться.

Копейка рубль бережет

— Сигналы о том, что на швейной фабрике делают копии, берут деньги, а чеков не пробивают, поступали нам в налоговую во время «горячей линии», причем неоднократно. Одна мама сообщила, что ее сын-студент скопировал там курсовую. Это 30-40 листов, деньги набегают немалые (120-160 рублей), — комментирует ситуацию исполняющий обязанности начальника отдела оперативного контроля коркинской налоговой инспекции Евгений Поздняков. — Мы взяли с фабрики и руководителя минимальные штрафы (максимальные в этом случае 40 000 и 4 000 рублей). Арбитражный суд смягчил наказание, но был на нашей стороне — нарушение закона имело место.

Кассовый аппарат на швейной фабрике есть, значит, по закону они должны были пробивать чеки. Все работающие с контрольно-кассовой техникой это знают, мы постоянно проводим семинары и разъяснительную работу с предпринимателями, бухгалтерами, директорами.

Кстати, благодаря «горячим линиям» и бдительности потребителей количество подобных нарушений в Коркинском и Еманжелинском муниципальных районах уменьшилось на треть. Люди стали более ответственны в применении ККТ.

…Из окон директорского кабинета хорошо виден горно-строительный техникум. Он по соседству со швейной фабрикой. Иногда оттуда прибегают студенты. В основном те, чьи родители или хорошие знакомые работают на фабрике. Раньше их выручали, теперь прогоняют. Здесь хорошо усвоили: не делай добра, не получишь зла.

Комментарии
Комментариев пока нет