Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Без кадрового террора

11.02.2009
Южноуральские промышленники сегодня рады не заработку, а просто работе, считает министр промышленности и природных ресурсов области Евгений Тефтелев.

Южноуральские промышленники сегодня рады не заработку, а просто работе, считает министр промышленности и природных ресурсов области Евгений Тефтелев.

Мы уже сообщали, что губернатор области Петр Сумин совершил серию поездок по предприятиям региона, на местах оценил последствия экономического кризиса. В диалогах с бизнесом и местной властью формируются решения, как жить дальше. О первых итогах антикризисного турне наш корреспондент поговорил с министром промышленности и природных ресурсов области Евгением Тефтелевым.

Полюсы уверенности

— Евгений Николаевич, каковы первые впечатления?

— Ситуация несколько лучше, чем мы ожидали. Везде свои особенности, но главное в том, что руководители предприятий в кризис чувствуют себя уверенно.

— Они уверены в равной степени? Ведь у одних видишь отвечающую мировым стандартам линию производства, у других — морально отжившее оборудование.

— Положение у всех разное. Возьмем, к примеру, Усть-Катавский вагоностроительный завод. Во-первых, это оборонное предприятие (что уже дает преимущества в объемах заказа). Во-вторых, делает трамвайные вагоны, которые даже сегодня находят спрос на гражданском рынке. Завод готов дополнительно принять 100 квалифицированных рабочих. То есть кризис до Усть-Катава не дошел, а возможно, и не дойдет.

Другая компания — «Магнезит», руководимая социально ориентированными собственниками. Комбинат серьезно обновился. Но попал в ситуацию, когда его продукт из-за простоев в металлургии не востребован. Последние несколько месяцев он работал с 30-процентной загрузкой. Даже ММК задействован более чем на 40 процентов. Но руководители «Магнезита» стараются сохранить людей, хотя изначально планировали серьезное высвобождение, связанное, в том числе, с оптимизацией производства. От сокращений отказались и представили программу роста. Третье предприятие — Златоустовский металлургический завод…

— Самый отсталый из увиденных.

— Да, но там сменилось несколько собственников. Группа «Эстар» владеет заводом относительно недолго. Есть программа обновления. К сожалению, она начала воплощаться позднее, чем следовало. Но уже ясно, чем занять три тысячи человек, оказавшихся лишними после падения объемов производства. Люди, конечно, жалуются, что резко снизилась зарплата. Однако к 1 марта мы должны представить губернатору программу роста производственных объемов предприятия. Отметим, что благодаря выпуску спецстали по государственному заказу златоустовские металлурги почувствовали кризис немного позднее остальных.

«Все произошло слишком быстро»

— Евгений Николаевич, может, и впрямь (как сказал один из общественников) кризис — повод избавиться от кадрового балласта?

— Сейчас главное сохранить людей, дать им возможность зарабатывать. В перспективе производство все равно будет расти, а значит, квалифицированные кадры потребуются. С другой стороны, требование увеличить к 2020 году производительность труда в четыре раза никто не отменял. Следовательно, совершенствуя производственный процесс, мы и впредь будем стимулировать людей к переходу, например, в малый бизнес. Его доля в структуре нашей экономики по-прежнему значительно ниже, чем в других развитых странах.

— У вас в ходе антикризисного турне не возникло чувства сожаления об упущенных возможностях? Если бы обновлением мощностей и производительностью труда занимались интенсивнее, то и люди сейчас были бы защищены лучше.

— В целом мы нормально подготовились к кризису. Без «подушек безопасности», которые заблаговременно создавались и на федеральном, и на региональном уровне, все было бы намного хуже. Но очевидно и то, что нам, как не самому хорошему студенту, чуть-чуть не хватило времени для лучшего результата. Тем не менее масштаб происходящих в мире кризисных явлений таков, что и почти полностью обновленный ММК, и отставший в модернизации Златоустовский металлургический завод оказались по большому счету в одинаковой ситуации.

— В начале осени владелец ММК Виктор Рашников говорил, что его компания компенсирует потери от мирового кризиса, переориентировавшись с внешнего рынка на внутренний. Не получилось?

— Все произошло слишком быстро. А для такого рода изменений требуется время. Даже сейчас ММК и многие другие предприятия региона в большей степени работают на экспорт. Один из крупных отечественных покупателей магнитогорского металла — «АвтоВАЗ» — лишь начинает оживать. Тем не менее ММК, равно, как и другие компании, стремится сохранить кадры. Доказательство — цифры: в центрах занятости области зарегистрировано свыше пяти тысяч выходцев с промышленных предприятий — менее 15 процентов от общего числа безработных. При том что Южный Урал по-прежнему индустриальный.

Хорошо, если не будет убытков

— Когда говорят о поддержке предприятий, в большей степени имеют в виду госзаказ или «живые» деньги?

— Заказ — лишь один из элементов поддержки. У «Русской медной компании» вообще нет госзаказа, но на территории области у нее находится три предприятия, успешно прошедших комиссию федерального министерства, определяющую объемы и параметры помощи. Вместе с тем поддерживать не всегда означает «вливать деньги». К примеру, на работу Кыштымского медеэлектролитного комбината положительно повлияло снижение экспортных пошлин. Обнадеживающая динамика на «Уфалейникеле».

— Но деньги компаниям все-таки дают?

— На предприятиях есть свои проекты. Для их реализации нужны кредиты, которые можно получить только при гарантии государства перед банками. Например, Челябинский металлургический комбинат намерен наладить производство рельсов. Договор с гарантированным покупателем — ОАО «РЖД» — уже заключен. Проект подразумевает создание новых рабочих мест. Нужны госгарантии по кредитам. Ждем решение федерального правительства.

— Процедура получения госгарантий вам не кажется излишне затянутой? Для бизнеса, особенно в кризис, время имеет значение.

— Перегибы есть. Но мы не можем вернуться ко времени, когда собственники получали кредит по обычному паспорту. Речь идет о безопасности банковской системы, в том числе о защите интересов обычных вкладчиков, не только юридических лиц.

— После челябинской встречи бизнесменов с полпредом президента в УрФО Николаем Винниченко (где «олигархи» жаловались на жесткие условия кредитования) ситуация изменилась?

— По итогам встречи сформированы управленческие решения, которые должны быть утверждены правительством. Мы внимательно за этим следим и убеждаемся, что нас слышат. Однако пока предприятию зачастую выгоднее взять кредит в зарубежном банке, нежели в отечественном.

— Впервые за последние девять лет мы слышим выражение «взаимные неплатежи». Причем едва ли не главными неплательщиками являются госкомпании. Например, задолжавший нашим трубопрокатчикам Газпром.

— Этот вопрос обсуждается на совещании у вице-премьера Игоря Шувалова, где участвует губернатор Челябинской области. Думаю, проблема разрешится.

— Сегодняшний курс доллара выгоден нашим предприятиям-экспортерам? Можно ли больше не девальвировать рубль?

— Экономисты подсчитали, что 36 рублей за доллар — нормальное условие для жизни целого ряда предприятий. Проблема в том, что пока курс нестабилен, это дает возможность банкам и другим инвесторам при наличии свободных средств, получать выгоду, не запуская деньги в оборот. Зачем вкладывать в производство, когда можно купить валюты и ждать, когда она подорожает. Промышленникам выгодна стабильность валютного курса.

— Мы достигли дна кризиса? Говорят, металлургия уже оживает.

— С такими высказываниями надо быть аккуратнее. Мы упали настолько, что те подвижки, которые сегодня есть, конечно, радуют, но очень умеренно. Повторюсь, ММК по-прежнему работает всего на 40 процентов своих возможностей. Медленный рост объемов производства на предприятиях идет. Но предприятия работают с нулевой рентабельностью. Вполне возможно, по итогам первого квартала ММК и «Мечел» не допустят убытков.

Алексей РЕПИН

Комментарии
Комментариев пока нет