Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Пьеса «Убийца» драматурга Александра Молчанова - одна из самых востребованных

25.12.2012
Премьерный спектакль озерского театра драмы и комедии «Наш дом» осваивает не только новый драматургический материал, но и неожиданное сценическое пространство

Премьерный спектакль озерского театра драмы и комедии «Наш дом» осваивает не только новый драматургический материал, но и неожиданное сценическое пространство.

Пьеса «Убийца» современного драматурга Александра Молчанова - одна из самых востребованных в российском драматическом театре последних лет. Ее ставят и в провинции, и в столице (спектакль режиссера Дмитрия Егорова в Московском ТЮЗе был номинантом «Золотой маски-2012»), еще чаще читают (или разыгрывают в качестве спектакля-эскиза) во время бесчисленных театральных лабораторий.

Молодой актер и начинающий режиссер «Нашего дома» Никита Золин услышал «Убийцу» в начале прошлого года во время презентации Центра современной драматургии в челябинском Доме актера (тот эскиз показывали актеры Нового художественного театра) и сразу же захотел поставить. Нашел команду единомышленников среди молодых коллег-актеров. Работа затянулась на полтора года, поиск новых форм (а какой юный режиссер без них обходится?) приводил к самым неожиданным решениям. Одно время даже планировали играть «Убийцу» на улице, но потом передумали.

Впрочем, пространство, где в итоге наконец-то состоялась премьера, не менее экзотично. Никакой сценической коробки, «Убийцу» играют под крышей «Нашего дома» в декорационном цехе, осваивая это довольно тесное в длину и ширину, но почти бесконечное в высоту пространство от и до. Актеры, как цирковые акробаты, балансируют почти под крышей на каких-то, на взгляд, довольно зыбких конструкциях.

В этом коротком (ровно час) спектакле вообще много от цирка, аттракциона, игры в квадрате, если не в кубе. В ход идет атрибутика весьма суровых спортивных игр, игр в палачей и жертв (персонажи обитают то ли в цирковой клетке, то ли просто за тюремной решеткой, что вполне идет атмосфере еще не совершенного, но задуманного преступления). Плюс любовные игры той меры откровенности, которой стыдливая озерская сцена, кажется, еще не знала (пометка 18+ присутствует на программке).

Как всякий молодой режиссер, Никита Золин придумывает необычайно много и ни от одной из своих придумок не хочет отказываться. Отказываться приходится от части текста, его не просто сокращают, выпадают очень существенные события и действующие лица, к тому же система монологов, из которых состоит «Убийца», переформатируется в диалоги: монологический ритм, как видно, не совпадает со взрывным ритмом спектакля. А между тем именно в монологах этих, их вязи, у Молчанова рождается образ сегодняшних двадцатилетних, потерявшихся между деревней и городом, идеализмом и жестокостью, верой и безверием.

То, что делает Золин, абсолютно неправильно (нельзя так насиловать драматургический текст), но… убедительно (и это свидетельство наличия режиссерского дарования). Смыслы и эмоции возникают не из слов, а из действия. Вот ставит он длинную, мучительную сцену, когда главного героя (в его роли Никита Капралов) избивает компания гопников, и мысли о богооставленности, сокращенные из текста пьесы, все равно возникают в зрительской голове. Из действия.

О зрителях. Золин и его соратники-актеры (кроме Никиты Капралова это Алла Зорина, Андрей Сюськин, Владимир Путятин и Михаил Комарицких) адресуют свой спектакль прежде всего молодежной аудитории, рассчитывая, что уж ею-то их театральный сленг будет понят и принят. Даже хотели ввести возрастное ограничение (от 18 до 35), но, как справедливо заметил в Фейсбуке драматург Молчанов, тогда спектакль будет закрыт даже для автора пьесы (может, для того и хотели).

Я смотрел с очень разновозрастной публикой. Интересно было всем: и студентам, и вездесущим театральным старушкам, которые есть и в Озерске. И пространство завораживало, и пластическая и языковая свобода, и новизна темы. Слов после спектакля было мало, а вот эмоций много: «Ну вот это да… Ну вот это вот…». Нужны, нужны новые формы.

«Наш дом» живет трудно. В театре холодно (а станет тепло, потечет давно не ремонтировавшаяся крыша). Актеры получают гроши, денег на новые постановки здесь вообще давно не видели (а премьеры каким-то чудом все-таки выходят. Это чудо - бескорыстная любовь к театру и верность своему призванию). Бесконечно меняющиеся озерские власти «заботу» о театре проявляют исключительно в урезании бюджета. Что делать? Играть. На сцене, под крышей и где угодно, пока не выгнали на улицу. Выгонят, будут играть на улице. Настоящие актеры не могут иначе.

Комментарии
Комментариев пока нет