Новости

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Челябинск может стать местом встречи культур

04.02.2012
За последние годы в Челябинске появилось много выставочных площадок, и стало очевидно: дефицит не помещений, а интересных идей. Искусствовед Елена Шипицына - одна из немногих, кто эти идеи генерирует.

Круг ее интересов очень широк: традиционное искусство Японии и Китая, современная графика, фото- и видеоарт. Она поставила для себя заведомо непростую задачу: не обслуживать интересы только местных художников, а привозить то интересное и актуальное, что происходит за пределами города. Новое принять всегда трудно, а если оно еще и нездешнее, трудно вдвойне.

За последние годы в Челябинске появилось много выставочных площадок, и стало очевидно: дефицит не помещений, а интересных идей. Искусствовед Елена Шипицына - одна из немногих, кто эти идеи генерирует.

Круг ее интересов очень широк: традиционное искусство Японии и Китая, современная графика, фото- и видеоарт. Она поставила для себя заведомо непростую задачу: не обслуживать интересы только местных художников, а привозить то интересное и актуальное, что происходит за пределами города. Новое принять всегда трудно, а если оно еще и нездешнее, трудно вдвойне. На выставке была свидетельницей, как один наш фотограф подошел к Шипицыной с претензией: мол, ваше актуальное искусство не понять без - пояснительных текстов. И Елена Акрамовна, человек не только знающий и креативный, а еще и обаятельный, стала с ним разговаривать. За пару минут от претензий перешли к договоренности о мастер-классе. Ее мнение очень важно для художников. Василий Дьяков, когда летом открывалась его персональная выставка в зале Союза художников, сам приехать из Чебаркуля не смог, но прислал пожелание: .

В конце прошлого года Елена Акрамовна, наконец, получила и официальное признание. На Калининградской биеннале графики были представлены семь стран. Шипицыну попросили выбрать лучшее, что сделано в этой сфере искусства российскими художниками. Ее подборку признали самой интересной и удостоили звания лучшего куратора, при том что кураторы от России последние несколько лет на этой биеннале не побеждали.

Самый город Урала

Елена Акрамовна, в последнее время вас постоянно приглашают делать выставки в Пермь, Новосибирск, Уфу и другие города. Челябинск - лишь небольшая часть вашей деятельности.

Приоритет нашего города для меня сохраняется. То, что меня приглашают в другие города, - результат активной работы челябинского музея. С 1995 года мы начали реализовывать программу, которую так и назвали . Мне как бывшему художнику поручили делать первые шаги в этом направлении. Вскоре моя практика вышла за пределы музейной коллекции. Ведь стоит только начать активно внедряться в быстротекущий процесс художественных поисков, как потом уже ты невольно становишься его участником. С Викторией Питиримовой мы начали активно участвовать в проектах Сибири. Примерно на те же годы приходится начало моего сотрудничества с зарубежными современными художниками, которым было интересно узнать, что же делается в России. Начались обменные проекты с нашими ближайшими европейскими соседями - Финляндией и Швецией. Челябинск, расположенный на пересечении воздушных и наземных дорог, может взять на себя роль коммуникатора на евразийском континенте и стать местом взаимодействия культур, и европейских, и восточных.

Об этом давно говорят, но в реальности ничего подобного не происходит.

Не так давно мы с заместителем министра культуры области Натальей Ивановной Диской побывали на российско-финляндском форуме. Оказалось, что для других городов Урала (Перми, Екатеринбурга, Уфы) Челябинск за последние пять лет стал местом, откуда они получают культурные проекты, связанные с искусством Финляндии. Наши налаженные контакты с финскими художниками оказались настолько устойчивыми и профессионально качественными, что сейчас посольство Финляндии в России формирует совместно с нами свою выставочную политику на территории нашей страны.

Зачем нам биеннале

На открытии выставки вы назвали ее куратора Андрея Мартынова соратником по биеннальскому движению. Что это за движение такое?

Оно родилось в Калининграде - городе европейской культуры. Затем было подхвачено городами Сибири и сейчас перемещается на Урал - Екатеринбург, Пермь. Биеннальское движение показывает новейшие поиски в области искусства. Сейчас это очень важно, потому что Россия открылась новой информации, и очень быстро происходят изменения художественного языка. Меня приглашают как человека, который давно варится в кураторской группе биеннальского движения. Чем больше я участвую в этом процессе, тем больше грущу, что в Челябинске биеннале нет.

А в чем проблема?

Во-первых, нужна серьезная административная поддержка на уровне властей. Во-вторых, команда единомышленников, которая может разработать перспективу этого проекта. Начинать проект, не зная его перспективы, бессмысленно. Тут очень интересно было бы включиться в тот процесс, который начинает развиваться на Урале. В Перми стартовала программа Марата Гельмана. я, принимавшая там участие от лица музея, убедилась в перспективности целой сети городов для осуществления крупных интересных проектов, которые нуждаются в финансировании для приглашения экспертов с мировым именем, художников международного уровня. И если говорить о возможном проекте на челябинской земле, участие в культурном альянсе могло бы Челябинску помочь придумать и осуществить идею биеннале.

А чем биеннале отличается от обычной выставки?

Биеннале - это своего рода диагностика художественного процесса. Она позволяет понять, куда движется искусство. Собирает интересное художественное сообщество в зависимости от заявленного масштаба. Если биеннале российская, то задача - всколыхнуть жизнь глубинки, консолидировать силы и увидеть, что интересного там делается. Но, по-моему, гораздо интереснее международный формат, поскольку он усиливает конкурентность. Ведь биеннале - это, в отличие от выставки, всегда конкурс. И когда он проходит в международном масштабе, у уральских художников есть стимул очень ответственно подойти к участию в этом проекте. Кроме того, биеннале - это обмен мнениями практиков и теоретиков. Когда приезжает один из ведущих мастеров международного процесса, приходит в мастерскую челябинского художника и показывает, что он делает, возникает очень интересное творческое общение. А когда собираются теоретики, они могут друг другу помочь понять какие-то явления. Мы были оторваны от мирового художественного процесса не только в силу закрытости страны, но и по причине плохого знания иностранных языков. Биеннале на нашей стороне позволяет привлечь переводчиков, которые помогут нам в общении. Ну и о нас, конечно, будут узнавать. Биеннале всегда оборачивается приглашениями куда-то.

Ив Муден присмотрел Удалова и Травникова

Какие художники, на ваш взгляд, могли бы достойно представить Урал на биеннале?

Творческие силы у нас очень разобщены, но они мощные. Мне удалось это проверить, участвуя в международных проектах, куда меня зовут в качестве куратора. Виктория Питиримова участвовала в Новосибирской биеннале графики и в 2003 году была удостоена второй премии. Она же участвовала в международном проекте , и несколько работ у нее было куплено институтом Сайма, где обучают графике. В 2011 году я включила ее в калининградскую биеннале, и она, единственная из русского раздела, получила специальный диплом жюри за оригинальное решение своей графической идеи. Триптих , для которого Виктория разработала авторскую технологию печати, обратил на себя внимание моих зарубежных коллег. Фотографии Сергея Жаткова трижды участвовали в Новосибирской биеннале и трижды в Сургутской фотобиеннале. Жатков работает в жанре концептуального фото, которое еще не очень развито на территории России. Графика Владимира Мишина везде вызывает большой интерес и удивление. В Финляндии несколько его листов были куплены, что, кстати, удивительно, потому что Мишин пишет сангиной и углем, а в Европе покупают печатную графику как более долговечную и более технически трудоемкую. Кроме этого, огромный интерес вызывает российская акварель, потому что в остальном мире она почти умерла. Когда мне удавалось показать традиционную уральскую акварель, сочную и влажную, она вызывала очень большой интерес. Назову Василия Дьякова, Германа Травникова и Сергея Удалова. Работы этих художников были куплены Ивом Муденом, одним из крупнейших в Европе коллекционеров акварели. В мини-графике Евгений Бортников, нижнетагильский художник, считается виртуозом. Его миниатюры были куплены университетом прикладных наук и искусств в Иматре как эталон ксилографии.

Не так уж много имен вы назвали.

Проблема, с которой я сталкиваюсь в регионе, - стереотип наших художников: нам нечему учиться у других. Это заблуждение, всегда есть чему учиться. Пусть не обидятся на меня наши художники и фотографы, но зачастую творческие задачи, которые они решают, несколько устарели. А вот если человек требователен по отношению к себе, ищет информацию, готов сорваться с места, чтобы поехать участвовать в интересном событии, тогда он вполне может конкурировать с зарубежными коллегами. Виктория Питиримова весь свой отпуск тратит на то, чтобы посмотреть, что происходит у ведущих графиков России и Европы.

Если говорить о перспективе биеннале, принесение этого процесса на челябинскую землю расширит круг творчески активных людей. Далеко не все могут себе позволить быть динамичными в силу разных обстоятельств. А деятельность музея искусств последних лет и моя в частности заключается в том, чтобы приво-зить сюда интересные явления извне. Мы, конечно, можем заниматься активной внутренней жизнью, но это не дает развития.

Вы говорили о разобщенности челябинских художников. Но ведь и выставочные площадки разобщены.

Это моя боль. Раньше я так и думала: один большой проект может проходить и в музее искусств, и в краеведческом музее, и в Выставочном зале Союза художников. А оказалось, что наши руководители считают подвластные им учреждения конкурирующими. Но положительные сдвиги в этом направлении есть. Удалось договориться о сотрудничестве с новым председателем Союза художников Анатолием Костюком. Думаю, уже в этом году у нас будут совместные проекты.

Без зрителя выставка мертва

Поделитесь секретом, как вам удалось привезти в Челябинск фотографии Вальтера Розенблюма, никогда ранее не демонстрировавшиеся в России?

Очень многое строится на личных контактах. Чем хорошо общение с друзьями? Случайно брошенная идея может перерасти в серьезный проект. Полтора года назад Андрей Мартынов сказал, что познакомился с Наоми и Ниной Розенблюм. Я попросила его вести с ними переговоры на тему возможности демонстрации работ Вальтера Розенблюма на Урале и в Сибири. С двух сторон мы с ним стали работать. Он вел переговоры с наследниками, я - с генеральным консульством США в Екатеринбурге. Консульство поддержало нас финансами: по всей территории России транспортировка выставки идет для музеев России бесплатно.

Мой опыт успешных проектов всегда связан с поддержкой друзей. Тот факт, что net-фестиваль в Челябинске не заглох, а был поддержан Гете-институтом, - свидетельство налаженных контактов. В последний вагон бюджетного поезда мы смогли запрыгнуть, а Гете-институт нашел средства, чтобы прислать к нам Евгению Горчакову - авторитетнейшего специалиста в области видеоарта. Сейчас я налаживаю контакты с современными фотографами Японии, возможно, такой проект тоже попадет к нам.

Хотелось бы еще помечтать о пространстве для проведения современных фото- и видеовыставок.

Пространство-то есть:

Я имею в виду оснащенность. В декабре я вернулась из Израиля, где мне удалось побывать на площадке двух новейших музеев - в Тель-Авиве и Халоне. Там, к примеру, подвижные стены, активные сенсорные экраны. Во всю стену перед зрителем в темном пространстве возникает светящееся дерево, и зритель, касаясь экрана, приводит это дерево в движение. Оно начинает качаться, с него падают листья, а пол в зале тоже активен, и эти листья летят под ноги зрителю. Человек вовлекается в очень мощное эмоциональное переживание и может влиять на эту картинку, если заложена программа сезонов.

Другой пример. Как только зритель заходит в зал, неподвижные люди на фотографиях начинают как будто бы с ним общаться. В этом заложена очень интересная идея: без присутствия человека выставка мертва. Я поняла, что в традиционном музее современное фото и современное видео несколько косноязычно, лишено всех своих возможностей. Совсем недавно консультировала выпускницу русско-британского института управления с проектом . Анна Сысоева задумалась, почему в городе нет такого музея, и представила, каким бы он мог быть. Эта девушка подтвердила мое предчувствие о том, что молодые жители Челябинска к такому музею давно готовы.

Комментарии
Комментариев пока нет