Новости

Ребенка забрали из неблагополучной семьи судебные приставы.

Дома строились по муниципальному контракту и в итоге были признаны аварийными.

Девочка пропала в понедельник по пути в школу.

По неподтвержденной информации, ешеход в тяжелом состоянии был экстренно госпитализирован на "скорой".

Совместно с представителями оргкомитета «Россия-2018» позитивно оценили ход реконструкции.

39-летняя екатеринбурженка пропала три дня назад.

Минувшим вечером у маршрутного такси №92 взорвалась шина.

Девушку не могут найти вторые сутки.

Связисты назвали активных пользователей сети 4G среди знаков Зодиака.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Семен Матушкин:

05.05.2012
Сегодня первый ректор ЧелГУ Семен Егорович Матушкин отмечает свое 90-летие. Накануне звоню ему по домашнему телефону и слышу в ответ: .  Семен Егорович, как выяснилось, издал к своему юбилею новую книгу и подготовил к защите двух кандидатов наук. В ЧелГУ мы и встретились.

Сегодня первый ректор ЧелГУ Семен Егорович Матушкин отмечает свое 90-летие. Накануне звоню ему по домашнему телефону и слышу в ответ: . Семен Егорович, как выяснилось, издал к своему юбилею новую книгу и подготовил к защите двух кандидатов наук. В ЧелГУ мы и встретились.

Семен Егорович, расскажите, пожалуйста, как себя чувствует человек в ваши годы?

Мне кажется, что я по возрасту не старше 70 лет. Правда, новые книги писать перестал. Рука болит, а компьютер так и не освоил. Обрабатываю старый материал, которого очень много.

Чем старше, тем чаще вспоминаю военные годы. Вижу во сне друзей-товарищей по истребительной авиации. Молодые, красивые ребята погибли, не успев ничего - полюбить девушку, создать семью, реализовать себя в жизни.

Воевали мы на Дальнем Востоке, куда меня направили после Иркутского авиатехнического училища. Я был механиком, готовил самолеты к боевым вылетам. Семь машин поменял. Возвращалось их меньше, чем вылетало. Потом был Цзямусы (Маньчжурия), и еще - Сахалин. Осень там очень красивая. Таких больших листьев у нас на Урале нет. Зато зимой - пронизывающий ветер, стужа.

Мы защищали небо от японских истребителей, охраняли Амурский мост, по которому шли военные эшелоны.

В 42-м году меня вызвали в штаб дивизии, предложили учиться в военно-воздушной академии им. Жуковского. Но я отказался, за что получил звание . Ведь умный парень ухватился бы за такое предложение. Четыре года учебы в академии уберегли бы меня от пламени войны. Но я не думал погибать. Война всех мужчин сделала военными. А в мирной жизни я не хотел носить летную форму. Мои вышестоящие начальники отбили всякую охоту от жесткого подчинения.

Вольнолюбивый казачий дух противился этому выбору?

Да, я родом из казачьей станицы Тарутино, что в Чесменском районе. В прошлом году ездил на родину. Но даже нашего дома там не нашел. Нет его больше. Все изменилось.

Хотелось что-то вспомнить из детства?

Тарутино я плохо помню. Когда там жил, был еще маленьким. Помню деда и замечательное озеро, где мы ловили карасей. Дед все боялся, чтобы я из лодки не выпал.

Он был прекрасным наездником - смелым, бесстрашным. Верхом на лошади выступал на праздниках с разными трюками.

Еще одно воспоминание связано с рождением жеребенка, которого мне пообещали отдать. Мне было тогда лет пять, не больше. Как-то утром мне говорят, что жеребенок уже родился. Я побежал на него посмотреть. Он был таким красивым, беленьким, и я захотел его погладить. Лезу через изгородь к жеребенку, а кобыла меня мордой отталкивает. Я не слушаюсь, тянусь к жеребенку. Тогда кобыла меня так по мягкому месту ударила, что я улетел на кучу навоза. Так я впервые узнал, как ревниво мать оберегает своего ребенка.

В школу пошел в Троицке, а окончил ее в Карабаше, как раз накануне войны. Потом сами знаете, что было. После того, как демобилизовался, приехал в Челябинск.

С намерением здесь поселиться?

Нет. Вообще-то я ехал в Саратов, куда меня позвал мой командир. Но поскольку не видел своих родных почти семь лет, решил их навестить. В Челябинске жил мой старший брат Петр, который забрал к себе отца и мать. Петр был контужен под Берлином, средний брат погиб под Сталинградом. Отец тоже воевал. Когда я его увидел, заплакал: ведь помнил отца крепким, русым мужчиной, а увидел белого как лунь худющего старика. Еще меня поразила нищета, в которой жили мои родные. Мама была в кофте, у которой рукав был пришит от другой старой вещи. Мы, авиаторы, и в войну не бедствовали. У нас были деньги. Я бы мог их высылать. Но думал, что у моих родных тоже все нормально. Конечно, я остался с семьей.

Перед мужчинами, вернувшимися с войны, тогда открывались все двери в смысле карьеры?

В каком-то смысле так. Я не начинал карьеру снизу. Меня сразу брали на руководящую должность. Сначала комсоргом завода. А когда окончил Челябинский педагогический институт и с завода ушел, получил должность директора школы: вечерней, потом дневной. Когда пришел на работу в педагогический институт, меня взяли заместителем директора по заочному обучению.

Вы стали первым членом-корреспондентом академии педагогических наук СССР на Урале. Как это случилось?

Спасибо немцам, говорю я в шутку. Но ведь в каждой шутке, как известно, есть доля истины. Как-то к нам в институт приехала делегация из ГДР. По этому поводу было много высоких гостей. Кто-то завел разговор о точности знаний, и тут один из аспирантов спросил: Вопрос, как видно, заинтриговал. Меня начали читать. А еще я написал работу о культуре технического труда. Никто этой темой тогда не занимался. Я стал, как выяснилось, в Академии педагогических наук, известным человеком. И когда через пару лет объявили конкурс на замещение вакантных должностей членов-корреспондентов АПН, я подал документы. И меня избрали. Первым поздравил с новым званием друг из Москвы. Потом пришла правительственная телеграмма.

Друзья у вас были, похоже, везде?

В наше время люди умели дружить. В детстве у меня был в дружках Аркадий Согрин. Во время войны он воевал в одной части со своим отцом. Оба живыми вернулись с фронта. Потом как-то раз вместе пошли на охоту и Аркадий пропал. Десять дней отец искал сына: он утонул по нелепости. Отец потом места себе не находил и переехал ко мне в Челябинск. Несколько месяцев мы жили двумя семьями в моей двухкомнатной квартире. Гостей было пятеро человек. Спали все на полу.

И меня друзья выручали. Приехали, например, в Москву на защиту докторской диссертации. Доводили меня до слез, требуя, чтобы я отвечал на вопросы четко. Был на защите и старший брат. Дал потом денег на банкет.

С такими званиями, как у вас - доктор наук, член-корреспондент АПН, - вы были обречены стать ректором. Сами-то этого хотели?

Нет, если честно. Но ведь нас тогда и не спрашивали. Мы и в мирной жизни оставались солдатами. Приказы не обсуждали. Еще и брат просил от этой должности не отказываться. Пусть, мол, наша фамилия звучит. В ту весну он неожиданно умер. А летом я стал ректором ЧелГУ. Выполнил, можно сказать, его последнюю волю.

Университета тогда практически еще не было. Мы начинали с нуля. Кадров мало, студентов нет. Денег на покупку оборудования не хватает. Составили список. Областная власть распределила закуп оборудования по крупным предприятиям. Так вот всем миром проблему с оснащением университета и решили. Получилось неплохо. Некоторое оборудование у физиков и химиков и по сей день сохранилось. Провели первый набор студентов. С того все и пошло. Принимал в университет молодых, энергичных преподавателей. Коллектив сложился неплохой. Десять лет я проработал ректором ЧелГУ. А потом оставил этот пост. Но из университета не ушел. Работаю здесь по сей день. В общей сложности 36 лет не расстаюсь с ЧелГУ. Подготовил 70 кандидатов и докто-ров наук, написал более ста научных работ.

Можете ли вы сказать, что ваша жизнь сложилась счастливо?

Я прожил очень трудную жизнь, но она была, безусловно, хорошей, интересной и в чем-то, конечно, счастливой. Обо мне есть книга под названием . Готов под этими словами подписаться снова. Я выжил в чудовищной войне, получил образование, реализовал себя в педагогике. У меня есть семья, которая обо мне заботится, а главное, работа, которая продляет мне жизнь. Хочу сказать искренние слова благодарности руководству университета за то, что меня оставили в строю. Ведь пока работаю, я жив.

Как собираетесь отмечать юбилей?

Сегодня соберутся дома за праздничным столом родные и близкие люди. А 11 мая на ученом совете меня поздравят коллеги. Надеюсь, что к этому дню выйдет из печати и моя новая книга . Это подарок, который я сделал самому себе к юбилею.

Комментарии
Комментариев пока нет