Новости

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Испекут блины, посоревнуются, поздравят мужчин с 23 февраля.

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

На базе местного НИИ травматологии и ортопедии планируется открыть еще один нано-центр.

Найден таксист, который превратил своего пассажира в Шрека.

В Омской области неизвестный своим автомобилем травмировал женщину.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Старейший строитель Южного Урала

29.06.2012
Юрий Рудольфович Каменец - судьбоносная фигура для миллионов южноуральцев. Именно благодаря его труду,мы живем в благоустроенных панельных домах.

Юрий Рудольфович Каменец - судьбоносная фигура для миллионов южноуральцев. Именно благодаря его труду, находчивости, управленческому таланту и мужеству мы живем в благоустроенных панельных домах, а созданная строительная индустрия имеет мощный производственный потенциал. 1 июля Юрию Рудольфовичу исполняется 90 лет. Он - ветеран Великой Отечественной войны, ветеран труда, почетный строитель России.

Первые железобетонные сваи

- Юрий Рудольфович, за какой участок работ вы отвечали на начальном этапе карьеры?

- В 1942 году я начал работать в тресте «Челябметаллургстрой» МВД СССР. Трудился на строительстве железнодорожных подъездных путей цехов металлургического завода десятником, прорабом. В 1944-1945 годах построил через реку Миасс два ряжевых моста: железнодорожный и второй автодорожный в Каштаке. В то время оба были нужны позарез. Впоследствии железнодорожный мост и подъездной путь были разобраны, а мост в Каштаке, отслуживший расчетный срок, заменен железобетонным.

В средине марта 1946 года я был переведен на возведение объектов атомной энергетики - будущего предприятия «Маяк». В марте-апреле 1946 года построил на деревянных забивных сваях железнодорожный мост с подъездными железнодорожными путями…

В дальнейшем опыт свайного строительства мне пригодился. С сентября 1947 года работал на производственных объектах. В апреле 1948 года был назначен начальником СУ, оно было переключено на жилье и гражданские объекты поселков № 1 и 2 города Озерска. А с 1953 года на строительстве этих объектов работало только СУ, руководимое мною, остальные были упразднены. В честь 35-летия (1946-1971) Южно-Уральского управления строительства имею медаль.

С середины ноября 1959-го по июнь 1967 года я работал в тресте «Златоустметаллургстрой», с марта 1963 года - главным инженером этого треста. В тот период в тресте было создано производство крупнопанельного домостроения; на заводе им. Ленина возведен крупный цех на свайном основании; мы коренным образом изменили проект прокатного цеха металлургического завода.

Первые крупнопанельные дома были построены в 1963 году. Трест стал выполнять план, наращивать объемы. Крупный цех был посажен в пойме реки на месте бывшей свалки, где слой мусора достигал от 2 до 3-4 метров. Проектом предусматривалась его замена несжимаемой скальной породой в объеме 300-350 тысяч кубометров.

Я предложил не трогать мусор, а устроить свайные основания из железобетонных свай. Для чего были сделаны расчеты, разработаны чертежи свай и навесного оборудования на экскаватор для забивки.

- То есть вы разработали первые железобетонные сваи СССР?

- Позже я выяснил, что технологией железобетонных свай параллельно со мной занимается строительная лаборатория в Уфе. Наладил с ними сотрудничество. Они проверили расчеты, придали необходимую степень научности, дали несколько очень ценных советов.

Мое предложение проектировщиками было воспринято в штыки, но после длительных проволочек и согласований было принято. Оно позволило сократить сроки строительства на полтора-два года и дало значительное сокращение трудозатрат и стоимости.

Запомнилось также строительство цеха прокатки металлургического завода. Он был запроекторован московским Гипромезом в пойме реки с техническими подвальными помещениями ниже уровня воды. В торце объекта требовалось врезаться в косогор, снести почти три улицы индивидуальных домов, устроить площадку для веера подъездных железнодорожных путей. Проект я не согласовал, отклонил. Предложил вывести технические помещения на поверхность, то есть поднять цех. Это уменьшало работы в скальном грунте в десятки раз, сохраняло улицы - сносилось только два-три дома. Сокращались сроки строительства на два года, снижались трудозатраты и стоимость цеха. Проектировщики в союзе с заказчиком в течение года пытались на меня давить, но поддержки не получили. Переработанный проект я согласовал, цех построен и работает.

Остался без некролога

- При каких обстоятельствах Вы перешли на работу в вышестоящую организацию - ГлавЮжУралстрой?

- 19 января 1967 года управляющий, я, главный инженер, и начальник планового отдела треста «Златоустметаллургстрой» поехали отчитываться в Челябинск. Должны были выступить по итогам предыдущего года и задачам нового. Итоги работы у нас были хорошими, а задачи - оптимистичными. Слушание было назначено на 18 часов 30 минут. Но так случилось, что управляющий свою машину отпустил раньше, полагая, что поедет на моей. В два часа дня пора было отправляться, я позвонил в гараж. Водитель ответил, что машину разобрал и ремонтирует, сослался на график профилактики и ремонта, который я ему ранее подписал. Заместитель управляющего предложил ехать на его машине.

Шофер был новый, только что из армии… Выдвинулись и, не доезжая 21 километра до Челябинска, на скорости 80 километров «воткнулись» в МАЗ. Он стоял на дороге с выключенным светом. А в январе уже в 17 часов темно. Момента удара я не помнил, так как немного дремал, и сразу отключился. Мои товарищи спали.

Я очнулся оттого, что гаишник с изрядным усилием открыл дверь машины. Меня вытащили и повезли в первую городскую больницу. Моих товарищей развезли по другим медицинским учреждениям. Лежал в больнице без сознания…

Через две недели, когда я уже более-менее пришел в себя, взял с подоконника газету «Челябинский рабочий» и увидел некролог. Оказывается, всех, кто со мной ехал, уже похоронили. Новым руководителем треста взяли человека из Магнитогорска, который не имел опыта, был случайным в строительстве. С ним мы сработаться не могли. Мне так и не удалось с ним поговорить о деле. Обыкновенно он назначал для этого время, а сам уезжал в Магнитогорск и не появлялся несколько дней. Однажды, когда он в очередной раз отменил на одной из строек все мои распоряжения, я попросил руководство главка перевести меня на работу в Челябинск. И меня забрали в главк, в управление по производству строительных деталей и конструкций, одновременно назначив начальником отдела капитального строительства (отдел перспективного развития). На этих должностях я и создавал строительную базу Челябинской и Курганской областей.

Тонкости индустрии

- То есть заводов крупнопанельного домостроения, сборного железобетона, профнастила, жестких минераловатных плит, оснастки и других производств тогда не было?

- Да. В то время, кроме мелкого железобетона (перемычки, плоские плиты, лотки теплотрасс, кольца), подсобные предприятия ничего выпускать не могли. Эти изделия производились в открытых пропарочных камерах прямо на открытом воздухе. Занимались их выпуском все тресты главка.

Более сильная база была у треста «Магнитострой», там имелись крытые цеха, нуждающиеся в реконструкции. Действовал завод № 1 в Челябинске, который выпускал многопустотные плиты перекрытий, которых также не хватало. Тресты имели ветхие бетонорастворные узлы, также нуждающиеся в модернизации. Я объехал все базы, все песчаные, каменные карьеры и месторождения камня и песка. Впечатление было тяжелое. Неудивительно, что строительные тресты главка не выполняли план, особенно ввод жилья, за что руководители подвергались жестокому давлению и спросу. Все руководители трестов и подсобных предприятий говорили, что нужно создать современную индустриальную базу. Нужны решения, проектная документация, капитальные вложения. Этими вопросами занялся я, поскольку других фигур в главке не было.

Мы разработали ряд программ строительства и реконструкции собственных предприятий: заводов КПД, сборного железобетона, деревообработки, металлооснастки, спецавторемонта, баз механизации и комплектного снабжения, каменного карьера, медсанчастей, включая медсанчасть главка - первую городскую больницу в Челябинске. На ее месте стояли бараки постройки 1905 года с подпорками внутри и снаружи. На одном бараке находилась мраморная доска, которая говорила, что в таком-то году в бараке лечился Блюхер. Предусматривалась реконструкция курорта «Увильды». Но все упиралось в отсутствие капитальных вложений, ведь наше министерство не имело ресурсов.

Тогда я обратил внимание на оборонные предприятия, которые под увеличение для них объемов подрядных работ дали согласие передать часть капиталовложений на развитие базы. Я получил поддержку в Госплане и Госстрое. Программы в полном объеме были выполнены в 1969-1980 годы. Это послужило наращиванию объемов подрядных работ, особенно строительству жилых и гражданских объектов.

Сегодня созданная база устарела и требует модернизации. В 90-е годы, до ликвидации министерств, я как заместитель директора финансово-строительной компании занимался дальнейшим развитием стройиндустрии. Были разработаны и утверждены проекты и рабочие чертежи строительства Северозападного промузла и Краснопольской жилой площадки. Мы возвели несколько производств. Были построены сети и сооружения инженерного обеспечения промузла, они сегодня работают. Работают железнодорожный подъезд и автодорога (улица Радонежская). В 2005-2010 годах я поместил в газетах и журналах Челябинска и Екатеринбурга более 20 статей о строительстве и работе ЖКХ.

За годы работы у меня было много начальников, но своими учителями я считаю генерал-майора П.Т. Штефана, полковника И.И. Гусарова, с которыми работал на строительстве объектов комбината «Маяк». Это были удивительные люди, трудолюбивые, специалисты высокого класса. Умеющие четко и ясно сформулировать цели и задачи, определить и наметить пути и сроки достижения без технических и экономических потерь. Они умели без крика и мата спросить за отставания и ошибки и оказать помощь. С ними было легко работать. Качеств, которыми они обладали, не хватает многим современным руководителям стройиндустрии. Поэтому отрасль развивается не такими быстрыми темпами, как требует время модернизации.

Комментарии
Комментариев пока нет