Новости

Около 07:00 на перекрестке Луначарского и Шевченко иномарка влетела в трамвай.

Сообщение о краже поступило в полицию с Новокузнецкой улицы 27 февраля.

Налет был совершен около 12:00 27 февраля на Ленинском проспекте.

Шокирующий инцидент произошел 24 февраля в Верещагино.

Пострадавший пятилетний ребенок госпитализирован.

О молодом человеке, лежащем на снегу около железнодорожного моста через Каму сообщили свидетели ЧП.

64-летняя женщина организовала кредитно-потребительское общество, устроенное по принципу МММ.

Пострадавших госпитализировали в медучреждения.

Наряды ДПС будут приближены к нерегулируемым пешеходным переходам.

На ярмарке можно будет купить оригинальные поделки или сделать их своими руками.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Париж покоренный

06.11.2012
Итак, остатки французских войск после сражения у Фер-Шампенуаза отошли к Парижу.

Итак, остатки французских войск после сражения у Фер-Шампенуаза отошли к Парижу.

Вечером 30 марта 1814 года император Александр I остановился на ночлег в замке Бонди в семи верстах от Парижа. К нему привели взятого в плен капитана Пейра. После получасовой беседы император предложил Пейру поехать к Жозефу, брату Наполеона, и объявить ему, что русский император требует сдачи Парижа, что он воюет с Наполеоном, а не с Францией.

Шатры на Елисеевских полях

Вместе с Пейром Александр отправил своего флигель-адъютанта полковника М.Ф. Орлова, наказав ему, что предпочитает не сражаться, а добиться мира, но если это не удастся, то - сражаться, потому что «волей или неволей, с бою или парадным маршем, на развалинах или во дворцах, но Европа должна нынче же ночевать в Париже».

Вечером в Париж прибыл адъютант Наполеона де Жирарден. Ему был дан приказ (устный!) взорвать пороховой склад, чтобы «в одних общих развалинах погребсти и врагов, и друзей». Однако полковник Лескур без письменного приказа отказался взрывать столицу.

В 2 часа ночи к полковнику Орлову с письмом от Нессельроде прибыл полковник Парр. Договорились так: союзники выпускают из Парижа французскую армию, но сохранив право преследовать ее в дальнейшем. Мармон согласился. Орлову достаточно было 15 минут, чтобы составить акт о капитуляции Парижа. Конкретно: французы уходят из Парижа в 7 часов утра, а союзники входят в Париж через два часа. Один из пунктов: «Город Париж передается на великодушие союзных государей».

Рано утром 31 марта полковник Орлов привел в Бонди делегацию мэров столицы во главе с префектом департамента Сены Шабролем и префектом полиции Пакье. Перед ними выступил Александр I. Он сказал: «Судьба войны привела меня сюда. Ваш император, бывший мой союзник, обманул меня трижды. Он пришел даже в недра моей державы, неся бедствия и опустошения, следы которых долго останутся неизгладимыми. Защита справедливого дела привела меня сюда, но я далек от мысли воздать французам злом за зло. Я справедлив. Я знаю, что французы в том не виновны. Я почитаю их своими друзьями и хочу доказать им, что, напротив тому, плачу за зло добром. Один лишь Наполеон мне враг. Я обещаю покровительство Парижу».

Однако вслед за тем в Бонди от Наполеона прибыл Коленкур, который от имени своего императора предложил заключить мир на его, Наполеона, условиях. Александр отказался.

Выйдя из замка во двор, Коленкур успел заметить там светло-серую лошадь по кличке Эклипс. Именно эту лошадь Коленкур, по приказу Наполеона, подарил Александру I после подписания Тильзитского мира. Так получилось: Александр I въедет, как победитель, в Париж на лошади, подаренной ему Наполеоном.

В 10 часов утра 31 марта, при прекрасной погоде, Александр выехал из Бонди в Париж - вместе с прусским королем Шварценбергом, во главе свиты в тысячу офицеров и генералов, одетых в парадные мундиры, при всех наградах. Столица встретила русского императора криками «Виват, Александр, виват, русские!». Парад союзных войск продолжался четыре часа. А после него - «высокое» совещание в доме Талейрана: решалась судьба Наполеона. И, разумеется, будущее Франции.

Монархи Европы как будто были готовы принять любое правление во Франции, даже и восстановление республики, и все-таки, в конце концов, вернули ей Бурбонов. То есть возвращение Людовика XVIII. Как ни странно, но как-то обсуждался и третий вариант - оставить трон Наполеону, но... Когда на следующий день к Александру I вновь напросился Коленкур - с вопросом, какие владения будут оставлены Наполеону, русский император ответил лаконично, двумя словами: «Остров Эльба».

Париж брали прусский фельдмаршал Блюхер, русский генерал Барклай-де-Толли, австрийский фельдмаршал Шварценберг, кронпринц Евгений Вюртембергский. Париж защищали и сдали Монсей, Мармон и Мортье. Да, тот самый Мортье, который в 1812 году был несколько недель военным губернатором Москвы.

Жизнь простая, деревенская...

О русском Париже рассказывают русские парижане.

Иванов, Петров, Сидоров, парижане…

Георгий Петров, глава Парижской администрации.

Георгий Владимирович, что вам Париж?

Это моя малая родина. Я здесь родился, вырос, учился, женился, работаю. Живу уже шестой десяток лет.

И родители ваши…

И родители здешние, коренные. Деды, правда, оба погибли на фронте, один в 1942-м, а второй - в 1943 году. Своих дедов не знаю.

Вы закончили местную школу…

Закончил местную школу, после нее поработал молотобойцем в мастерской, потом служил в армии, после нее поступил в Троицкий техникум механизации сельского хозяйства, работал бригадиром, механиком, заведующим гаражом, еще более десяти лет - в лесном хозяйстве, лесником, и в 2010 году, в октябре, меня выбрали главой Парижского поселения.

А что Париж, как живет, имеет ли будущее? Или угасает?

Будущее, я думаю, он имеет, потому что в 2010 году мы запустили первую очередь газификации села, два участка газифицировали, это 39 домов. И подготовили проектную документацию на газификацию еще трех участков.

Георгий Владимирович, где люди работают?

Люди работают в агрофирме «Ариант». Там занято около трехсот человек. То есть около трехсот семей.

А еще какая работа есть?

Есть пельменный цех - частный предприниматель Тимеев Александр Семенович. У него тридцать с лишним работников.

А кто ест ваши пельмени?

Пельмени расходятся по Нагайбакскому району, немного берет Челябинск, а также Магнитогорск. Ассортимент у них более тридцати видов. Пельмени, фрикадельки, колбаски и так далее. А еще - торговля. Действует сеть магазинов. В прошлом году открыли парикмахерскую. Ветеринарную аптеку. Обычную аптеку.

Насколько я знаю, Париж всегда был селом аккуратным, прибранным и даже как-то украшенным.

Жители сами стараются. Это идет из поколения в поколения - подкрасить палисадники, ворота, дома.

Чем люди занимаются в свободное время?

Своим личным подсобным хозяйством. Все держат скот - коров, лошадей, овец, кур, гусей…

А молодежь?

Молодежи маловато. Она уезжает в город. Если возвращается, то - в «Ариант».

Георгий Владимирович, вы кто по национальности?

Нагайбак.

А основное население - кто?

Нагайбаки. Где-то процентов семьдесят с лишним.

А своя Эйфелева башня вам нужна?

Нужна. Это наша визитная карточка. Особенно эффектно она выглядит ночью, подсвеченная.

У вас в Париже я знаю Иванову. Вы Петров. И Сидоров есть?

Есть.

И все нагайбаки?

И все нагайбаки.

Традиции, обычаи, нравы…

Ирина Иванова, художественный руководитель Дома культуры в Париже.

Ирина, вы, конечно, местная?

Да, я родилась здесь, в Париже. Как и мои родители.

А что, какие у вас обычаи?

Обычаи? Прежде всего, у нас принято каждого входящего в дом пригласить к столу и напоить чаем. Есть у нас и другой обычай: если у соседа есть какое-то новшество, то я не хуже соседа, тоже могу сделать, как у него, а то и лучше.

Например.

Например, все, что касается благоустройства дома. Сейчас у нас водопроводный бум - подать воду в дом. Чтобы не ходить к колонке, не таскать воду в бидонах на коляске или на санях. Раньше мирились с тем, что все удобства на улице. А сейчас нужна душевая комната или кабина, ванна, туалет.

Что еще?

У нас принято почитать умерших. Отдают дань усопшим родственникам. Это выражается в том, что практически каждое воскресенье в каждом нагайбакском доме - запах печеного или, точнее, сковородки. Блинов, оладьев. Этим каждую неделю поминают усопших родственников.

Еще что?

Перед Пасхой, в среду, у нас все топят баню. Называется, «баня для мертвых». В среду до захода солнца баню надо истопить, помыться, за собой все убрать, налить воду, оставить кусочек мыла, расческу и полотенце. Чтобы души усопших могли омыться, очиститься.

Еще что?

Нагайбаки по вероисповеданию христиане, но в православные праздники вносят свои традиции. На Троицу все обязательно идут на кладбище. Берут большую чашу, она называется табак, в нее укладывают все самое вкусное. В этот день варят курицу, пекут блины или оладьи, хлеб, варят яйца. И всякие сладости. С этим идут на кладбище. С табаком надо обойти могилы всех родственников.

Что еще?

На Покров пекут пироги - варят крутую кашу на молоке, из пшеничной крупы, и используют ее как начинку для пирожков. На Рождество дети ранним утром ходят по домам, собирают деньги.

Что еще?

У нас есть обряд поминовения усопших, который называется «большие поминки». Аш беру, дословно «дают суп». Колют телочку, собирают всех родственников, которые приходят со своими поминальными чашами, хозяйка накрывает стол, варятся суп и молочная каша. Наверное, не все могли устроить «большие поминки», поэтому все приносили из дома то, чем богаты.

Все приглашенные на поминки одариваются чем-то - полотенцем, рубашкой, носками. А того, кто колол жертвенное животное, одевали полностью, как говорится, с головы до пят. Или его жену. Обычно это кто-то из близких родственников. А сам он должен к концу поминок всех пригласить к себе, где накрывается такой же стол.

Все это как-то весьма обременительно…

Обременительно, но все это до сих пор соблюдается.

Я бывал у вас на кладбище и удивился тому, какое оно, простите, богатое… Так много мрамора, белого, черного и других цветов. Такие памятники, такие высеченные на камне портреты… Такие ограды… Ведь все это требует тоже затрат.

У нас так принято. И если чья-то могилка не ухожена, это осуждается.

Я знаю, что вы замужем. Расскажите о свадьбе.

Свадьба? Обязательное сватовство. С использованием букенов и подушек. Букен - это чурка, полено. Сваху сажают на букен с подушкой. Так положено. Назначается день свадьбы. Сватовство проходит в доме невесты, затем все переходят в дом жениха. Выкуп, как обычно.

А что нагайбакские браки крепче?

Крепче.

Ирина, представьте себе, я поехал в Париж, во французский, и рассказываю о ваших обычаях. Французы, наверное, удивятся: что за дикари там живут. Да?

Как посмотреть. В наших обычаях своя культура, не дикая, а древняя. Разве плохо, если она сохранилась? Конечно, с годами обычаи соблюдаются все меньше, но какие-то элементы в любом случае соблюдаются.

Казаки как достопримечательность

Чеха Георга-Эммануэля Опица угораздило как раз накануне занятия союзниками Парижа оказаться там, стать свидетелем тех событий и нарисовать, вроде бы с натуры, 25 акварельных листов, которые теперь дают нам какое-то представление о том, как «это было».

В самом деле, как Париж встретил нежданных гостей? Сначала французам было страшно. Еще до вступления союзных войск улицы Парижа были оклеены лубочными картинками жестоких казаков, изображенных чумазыми чертями с ожерельями из человеческих ушей. Потом страх исчез, его сменило любопытство. А за любопытством явилось еще робкое высокомерие.

Таковы и акварели Опица: казаков - а они были главной достопримечательностью тогдашнего Парижа - он изображает будто бы добродушно, юморно, с подтруниванием, с подчеркиванием их необычности. Особенно часто на его листах появляется огромный казак, чуть ли не вдвое выше французов, обросший черными волосами, со всех сторон увешанный оружием, в шинели и широких шароварах. Когда он в колонне проходил мимо Триумфальной арки, французские мужчины, в треуголках и котелках, - от страха или презрительно - повернулись к нему спиной. На другом листе он, верхом, со всех сторон окружен глазеющими мужчинами, женщинами и детьми, а он то ли отдает им честь, то ли повертел пальцем у виска.

На других листах - молодые казаки и парижские барышни. Казаки нарочито высокие, бравые, в лентах и наградах, сабли у них длинные, до полу, и француженки в белых одеждах, томно принимающие их ухаживания. А вокруг - парижские мужчины, карикатурно лилипутные, никчемные.

Еще лист - французы, заискивающе глядя на воина-башкира, будто бы просят его зарезать свинью. Или, может быть, умоляют не резать ее. Не исключено, что в этом скрыта и некая издевка: молодой башкир держит в руке нож и не знает, как ему поступить. Страх пропал, но французам приходилось мириться с пребыванием войск в своей столице, с тем, что Елисейские поля стали бивуачными, с тем, как пришельцы варят пищу на кострах, как казаки купают лошадей в Сене.

Впрочем, все это картины «наружные». За торжеством победителей, за покорностью побежденных притаилась скорбь в домах, в которых не дождались тех, кого увлек за собой император, кто безвестно окоченел в русских снегах. Не дождались и тех, кто выжил в плену и волею судьбы навсегда остался в России.

Этот редакционный проект был задуман ровно год назад. Мы исходили из того, что никто в России не может чувствовать себя "в стороне" от 200-летия Отечественной войны 1812 года, тем более - Южный Урал. Материалы по теме готовы, и мы приступили к их публикации. Всего шесть очерков, сегодня - пятый из них.

Комментарии
Комментариев пока нет