Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Он помогает женщинам рожать

09.11.2012
Это врачи элитной специальности, без них невозможны ни одна операция, переливание крови, обезболивание

Это врачи элитной специальности, без них невозможны ни одна операция, переливание крови, обезболивание. Однако большинство пациентов даже не догадываются о роли анестезиологов-реаниматологов. Наш герой - заведующий отделением анестезиологии роддома Челябинской областной больницы № 3, специалист высшей категории с 35-летним стажем, заслуженный врач России Сергей КРАВЦЕВ.

Самая сильная боль

Халат сидит на нем, как смокинг, на белоснежном операционном костюме - ни складки, ни пятнышка. Прямая спина, широкий разворот плеч, чуткие пальцы и тихий спокойный голос.

- Анестезиолог должен, прежде всего, внушать доверие, - считает Сергей Иванович. - Когда женщина после операции говорит: «Мне так хорошо и спокойно с вами было!» Значит, свой долг мы выполнили. Это ведь такое удовольствие видеть, как гримаса боли сменяется улыбкой. Только что роженица металась, стонала, была вне себя. И вот анестезия подействовала, морщинки расправляются. Она снова становится привлекательной женщиной.

- Разве без обезболивания рожать нельзя?

- Некоторые дамы приходят с установкой: «Ничего мне не вводите, я все вытерплю!» Но практически никого не хватает до конца. Нет на свете ничего сильнее родовой боли: человек теряет разум, приличия, все готов отдать за избавление от этих мучений.

Но и загодя анестетик вводить нельзя. Полное обезболивание ведет к прекращению родовой деятельности, слабости схваток. Потому среди старых врачей столько противников спинальной анальгезии.

В том-то и состоит мастерство анестезиолога, чтобы все сделать точно и вовремя: и схваткам не помешать, и не допустить лишних страданий. Потому совсем без боли родов не бывает, поясняет врач. Анестезиолог в акушерстве должен учитывать интересы не только женщины, но и не родившегося еще ребенка. Сильнее боли бывает только страх.

Будущие мамы панически боятся операций. Казалось бы, у доктора полный чемоданчик препаратов, но любое успокоительное лекарство окажется в кровотоке плода. Поэтому действовать приходится словом. Сегодня более 90 процентов кесаревых сечений делаются под эпидуральной или спинальной анестезией, чтобы не давать женщине глубокий наркоз и не лишать ее радости первой встречи с новорожденным. Во время операции она все видит, слышит, разговаривает, но при этом не чувствует боли. И это тоже искусство анестезиолога.

Сергей Иванович говорит с каждой своей пациенткой накануне операции, бывает, по полчаса развенчивает страшилки, почерпнутые в Интернете, отвечает на все вопросы. А потом слышит в ответ: «Доктор, я вам верю! Только можно я буду держать вас за руку?» И приходится ему всю операцию ни на шаг не отходить от стола.

Через шесть часов после кесарева он помогает женщине встать, сделать первые шаги, избежать боли. И вновь перед ним стоит та же дилемма: мама не должна страдать, но лишние лекарства малышу не нужны. Профессионал может сделать боль управляемой.

Мужчина в женском царстве

Роддом - женское царство: пациенты, акушерки, медсестры, санитарки - все здесь слабого пола. Эмоции бьют через край. Значит, анестезиологу волноваться нельзя ни при каких обстоятельствах.

Ночью «скорая» привезла женщину с внематочной беременностью. У нее массивное кровотечение, полный живот крови.

- Врач волнуется, дает мне одно распоряжение за другим. Я кручусь как белка в колесе, но не успеваю переливать кровь, - рассказывает старшая медсестра отделения.

Больная может погибнуть в любую минуту. Наконец, врач не выдерживает, вызывает Кравцева.

Сергей Иванович только вошел в операционную, встал к пациентке, и все успокоились: ситуация под контролем. Он не спешит, дает команду и время на ее выполнение.

- Но вам-то самому как удается сохранять спокойствие? - допытываюсь у невозмутимого анестезиолога.

- Какое там спокойствие, если больная бледнеет на глазах, давление падает, мы не успеваем восполнять кровопотерю. Но если все начнут паниковать, в операционной нагнетается нервозность, будет еще хуже. Так что волнение у меня внутри.

Сколько раз за три с лишним десятилетия тяжкая ответственность ложилась на его плечи. «Переливаешь кровь, а она не идет - сгустки, качество оставляет желать лучшего. Что делать? Посылать машину на областную станцию переливания? Это даже по ночному городу 25 минут туда и столько же обратно. А если нет нужной группы? Палочкой-выручалочкой для нас становились курсанты автомобильного училища. Их поднимали по тревоге, и в считанные минуты человек десять парней доставляли в роддом. Сколько жизней спасла их молодая теплая донорская кровь! Случалось переливать по шесть-восемь литров».

Он и сам при необходимости десятки раз становился донором. Сдавал кровь и вновь вставал к наркозному аппарату.

- Нам все завидуют: какие у вас замечательные анестезиологи! - говорит заведующая кафедрой акушерства и гинекологии, профессор Елена Брюхина. - Сергей Иванович - врач от Бога, очень требовательный. И команда у него исключительно профессиональная. Это очень надежная опора в нашем коллективе.

Елена Владимировна вспоминает чрезвычайное происшествие зимой 1986 года. Глубокая ночь. Ее как консультанта вызвали к 32-летней роженице с тазовым предлежанием плода. У женщины первые роды, но ребенок великоват - 3700 граммов. Надо делать кесарево сечение, а у пациентки воспалительное заболевание.

Экстренный консультант обследует женщину и принимает решение начинать операцию.

В самый ответственный момент в роддоме вдруг гаснет свет. Отключается и наркозная аппаратура.

Какое счастье, что анестезиологом был Кравцев! Он пытается подключить запасной блок, но тщетно. Берет мешок Амбу и с его помощью обеспечивает ручную вентиляцию легких.

Медсестра вносит свечи, но в операционной на первом этаже все равно темно. А у женщины разрезан живот.

Тогда Сергей Иванович договаривается, чтобы к окну подогнали две машины скорой помощи и включили на них дальний свет.

В таких вот таинственных сумерках и пришлось оперировать. Малышка появилась на свет живой и невредимой. Линию электропередачи отремонтировали только 20 минут спустя.

Выдержка, решительность и находчивость анестезиолога спасли две жизни.

30 лет в роддоме

Медиков в семье Кравцевых отродясь не было. Отец - военнослужащий, мама - бухгалтер, старший брат - юрист. Но в те годы на весь мир прогремело имя курганского доктора Илизарова. И Сергей тоже решил стать травматологом или хирургом, делать что-то руками, поднимая на ноги безнадежных больных. В 1967-м он поступил в Челябинский мединститут. А уже со второго курса работал медбратом в анестезиологии у Евгения Семеновича Рытвинского в первой горбольнице. Других специальностей в медицине для него больше не существовало. Он был знаком со всеми лучшими анестезиологами Челябинска, работающими еще с эфиром. Рыбин, Кузьмин, Евдокимов были для него полубогами.

Но после окончания института Сергея с женой-однокурсницей и годовалым сыном отправили по распределению в Златоуст участковым терапевтом. Человек долга, Кравцев работал бы там и дольше трех положенных лет. Но родилась дочь, а воды в городе не было, ее возили цистернами. Началась вспышка брюшного тифа. И семья с детьми вернулась домой, в Челябинск.

- Я открыл «Челябинский рабочий» и увидел фотографию новой больницы, которая строилась на северо-западе, - вспоминает Сергей Иванович. - Поехал туда, и меня взяли анестезиологом, единственным на всю больницу в пять этажей.

Было это в марте 1977 года. Больница скорой помощи возводилась корпус за корпусом. Когда открывался новый роддом, Кравцева пригласили туда заведовать анестезиологией. 30 лет он там и работает, создав замечательный коллектив.

А вот новички, совместители в нем не прижились - выгнал их Сергей Иванович.

- Понимаете, нет анестезиолога без обостренного чувства ответственности. Ты должен быть доступен в любую минуту. Я был свидетелем стольких драматических ситуаций, когда минуты решали судьбу больного.

Над его столом висит портрет заведующего кафедрой анестезиологии профессора Арнольда Астахова. «Это мой учитель. В 35 ухватил за хвост судьбу - два года учился у Арнольда Алексеевича в ординатуре. Очень ему благодарен за поддержку и понимание. Мы жили по соседству, очень часто нас вместе вызывали к тяжелым больным». Кравцев и сегодня берет ночные дежурства, круглые сутки выезжает на сложные случаи. И вторую свою жену Аллу Михайловну он тоже встретил здесь, в реанимации.

Напоследок я спрашиваю Кравцева о профессиональном выгорании. «Вы имеете в виду притупление чувств, интереса к своему делу?» - не понимает он. Сергей Иванович подводит меня к окну роддома. Весь асфальт внизу покрыт надписями: «Родная, спасибо за сына!» «Люблю, жду с дочкой».

- Видите, какая у меня счастливая работа. За год я помогаю трем-четырем тысячам женщин стать мамами.

Комментарии
Комментариев пока нет