Новости

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Яков Гуревич: Новый проект Томинского ГОКа экологию Челябинска точно не улучшит

10.02.2017
Вызвало некоторое удивление, что состоявшийся недавно в ЧелГУ круглый стол по экологии, участники которого, казалось, должны были профессионально обсуждать экологические проблемы, превратился в шоу.

«Великолепной экологической идеей, поддержанной элитой экологической мысли России, докторами наук и академиками» назвал технологию рекультивации Коркинского разреза песками Томинского ГОКа председатель комиссии по экологии Общественной палаты РФ Сергей Чернин.

В свою очередь, член Общественной палаты Челябинской области Сергей Гордеев утверждает: «Самый страшный сценарий Челябинск ждет в том случае, если новый вариант Томинского ГОКа в ближайшие годы не будет реализован. Число пожаров увеличится в разы, шлейф дыма оттуда уже масштабно накроет областной центр».

Как справедливо отметил в своем интервью Сергей Гордеев, объем ТГОКа в три раза меньше Коркинского разреза (КР). Если весь объем отработанной породы из ТГОКа переместить в Коркинский разрез, то он займет только нижнюю его часть. Значит, верхняя часть Коркинского разреза (глубиной до 300 метров) как горела, так и будет гореть, а борта будут сползать. Да и нижняя часть разреза будет заполняться в течение всего срока работы Томинского ГОКа, то есть, в ближайшие 20 лет, и изменения в ней будут происходить очень медленно. Получается, что на решение проблемы Коркинского разреза переброска объемов пустой породы из Томинского ГОКа сколько-нибудь заметного влияния не оказывает.

Кстати, спекуляции на тему смертельной опасности для Челябинска пожаров Коркинского разреза появились только в последние два года (хотя этим пожарам более 70 лет), и это случайно совпало с продвижением проекта Томинского ГОКа. Безусловно, пожары Коркинского разреза влияют на воздух в Челябинске, но не могут быть причиной постоянных неблагоприятных метеорологических условий (НМУ) 1 и 2 степени.

Во-первых, нетрудно измерить содержание продуктов горения в воздухе Челябинска, а, во-вторых, неслучайно вице-губернатор Климов, отвечающий за экологию, полетав на вертолете, уверенно заявил, что Коркинский разрез не может быть источником НМУ в Челябинске.

Если хоть чуть-чуть подумать, то становится очевидным: в безветренную погоду продукты горения скапливаются над разрезом, травят близлежащие территории (Коркино и Розу), но дальше не распространяются именно из-за безветрия. В ветреную же погоду часть отравы, безусловно, достигает областного центра. Но если бы это могло обеспечить НМУ 2 степени в Челябинске, на расстоянии 40 километров, то близлежащие Коркино и Роза имели бы заведомо смертельные дозы отравления. К счастью, этого не происходит.

Допустим, Коркинским разрезом, действительно, травится Челябинск. Но тогда как на сопоставимом расстоянии от Коркино выживают курортные зоны Еткуль, Кременкуль, поселок Западный? Местные жители почему-то не жалуются на то, что их травят.

Сергей Чернин поблагодарил Бога за то, что «Русская медная компания» (РМК) пошла на удорожание своего проекта, «иначе проблема Коркинского разреза не была бы решена никогда». Если РМК хочет оказать материальную помощь, то это тоже нужно делать разумно. Для засыпки разреза пустой породой совершенно не обязательно тащить ее на расстояние 20 километров, она есть в отвалах самого КР. Это попутно позволит решать еще две проблемы Коркинского объекта: рекультивацию отвалов и уменьшение давления на борта разреза для снижения риска оползней.

Учитывая, что в мире нет транспортных систем с себестоимостью транспортировки менее 1 цента на тонно-километр, транспортировка 28 миллионов тонн отходов ТГОКа в год на расстояние 20 километров обойдется в 6 миллионов долларов в год, или около 120 миллионов долларов за 20 лет его работы. Но, если учесть, что планируется транспортировать пульпу, то объем транспортировки, а, следовательно, и затраты, по крайней мере, удваиваются. Получается около 20 миллиардов рублей - столько, сколько стоит нормальная, полная рекультивация Коркинского разреза. Возникает интересный вопрос: а свой карьер РМК планирует рекультивировать? И где компания будет брать породу для его засыпки – из Коркино?

Попутно РМК, в случае частичной засыпки КР отходами своего производства, должна будет решить несколько проблем. В мире пульпопроводы такой мощности и на таком расстоянии используются исключительно для транспортировки угля, и имеют расход воды не менее 1 тонны на 1 тонну угля. Для горной массы такого опыта транспортировки нет, поскольку горные породы имеют плотность большую, чем уголь. Кроме того, и воды потребуется больше, но даже 28 миллионов тонн воды в год – объем потребления Челябинска. Где взять такое количество воды, пока не поясняется. К тому же, на Южном Урале бывает зима (почти полгода), и вода замерзает.

Идея ботанического сада в окрестностях ГОКа – тоже странная. По-моему, логичнее его создать поближе к городу, например, как примыкание к северо-западу Челябинска. Тогда сад будет не в часовой, а в пятиминутной доступности и с комфортной пешеходной зоной.

Стоит обратить внимание на некоторые интересные моменты, раскрытые на сайте Томинского ГОКа. Посетители Интернет-ресурса задают вопрос: почему нельзя данную территорию использовать под пригородную малоэтажную застройку, сельское хозяйство, что позволит сохранить природную и социальную среду? Ответ представители РМК дают следующий: лицензия на право пользования недрами для геологического изучения и добычи медно-порфировых руд на Томинском месторождении выдана в 2003 году Министерством природных ресурсов РФ и Правительством Челябинской области. И, кроме этого, данная территория, в соответствии с планом территориального развития, рассматривается в дальнейшем для промышленного развития.

Но, простите: от лицензии можно отказаться, ее можно аннулировать, а зонирование изменить.

Следующий вопрос: не повредят ли выбросы Томинского ГОКа экологии Челябинска, которая и так страдает от производственной деятельности местных предприятий? Ответ очевиден: если говорить о воздушных выбросах, то вряд ли существенно повлияют, как слабо влияет на Челябинск Коркинский разрез, а выбросы челябинских предприятий - на Коркино и находящиеся в окрестностях курортные территории, о чем было сказано выше. Однако отметим комментарий представителей РМК. По их словам, выбросы Томинского ГОКа составят около 0,6 процента от общих выбросов на территории Челябинской области. Но в границах Челябинской агломерации, по данным представителей ТГОКа, выбросы составят уже от 2 до 6 процентов. При этом перед Челябинском стоит объективная задача сократить количество выбросов минимум вдвое. Соответственно, доля Томинского ГОКа достигнет 10 процентов, и он станет одним из крупнейших загрязнителей.

На сайте ТГОКа рассказывается о медеплавильных заводах в городах мира с жесткими экологическими требованиями. Действительно, есть заводы, которые работают в крупных городах, в том числе, медеплавильные, сравнимые по мощности с нашими, и никто на них не жалуется. Однако в Карабаше после 13 лет работы под управлением РМК неблагоприятные метеорологические условия 1 и 2 степени наблюдаются чаще, чем в Челябинске. Причем и в зимний период, когда ранее накопленные загрязнения на атмосферный воздух не влияют, так как находятся под снегом.

Интересен пассаж представителей ТГОКа, в котором они объясняют, что горно-обогатительные комбинаты менее опасны, чем заводы, потому что на металлургических заводах есть высокотемпературные процессы пиролиза.

Но следует учесть: завод – замкнутая система. Все металлургические процессы происходят в замкнутом контуре и под контролем людей. Соответственно, существует возможность практически полного контроля процессов и нейтрализации их последствий. Именно это позволяет таким предприятиям существовать при определенных условиях в границах городов.

Все ГОКи – системы открытые. И в них, помимо того, что сделано людьми, есть вещи, которые зависят от природы и находятся вне зоны нашего контроля: наводнения, обвалы и прочее. Риски в открытых системах всегда выше, здесь невозможно обеспечить полное управление природными факторами.

На сайте ТГОКа рассказывается о горно-обогатительных комбинатах, расположенных вблизи городов. И вновь называются страны с жесткими требованиями к соблюдению экологических норм. Но все эти города - маленькие, численностью от 5 тысяч до 25 тысяч человек. Соответственно, и опасности негативного воздействия несравнимы с рисками города с населением 1,2 миллиона человек, и агломерации с численностью жителей 1,5 миллиона. За всю историю в мире не было построено ни одного ГОКа вблизи столь крупных мегаполисов.

Информационный ресурс ТГОКа упоминает Солт-Лейк-Сити, вблизи которого расположен крупнейший в мире медный горно-обогатительный комбинат. Но, во-первых, население Солт-Лейк-Сити – менее 200 тысяч человек (хотя численность жителей агломерации сопоставима с Челябинском). Во-вторых, ГОК расположен в 35 километрах от города в безжизненной местности, отделен горами, не имеет связи с источниками водоснабжения, построен раньше самого Солт-Лейк-Сити. Еще деталь: в 2013 году на этом ГОКе произошел крупнейший в мировой истории техногенный оползень.

Комментарии
Совершенно верно! Очень правдивая статья здравомыслящего человека!
Eсения Единственная
10.02.2017 23:17:37