Новости

Еще двум школьницам, за которыми охотился извращенец, удалось убежать.

Собрание депутатов выберет его из кандидатов, представленных конкурсной комиссией, и тот возглавит местную администрацию.

Обвиняемый, согласно материалам дела, по фиктивным договорам продал имущество фирмы и забрал деньги.

Владельцы пытаются продать аттракционы в горсаду имени Пушкина.

40-летнего Александра не могут найти с 3 марта.

ДТП произошло на перекрестке Свердловского проспекта и улицы Курчатова.

Как сообщает ТАСС, в ночь на 24 марта было совершено нападение на воинскую часть в станице Наурской.

Запись из окна соседнего здания распространило информационное агентство NewsFront.

Новый выпуск ПАО «ЧТПЗ» вызвал широкий интерес со стороны всех групп инвесторов: банков, физических лиц,управляющих и инвестиционных компаний.

По предварительной информации, в квартире взорвался телевизор.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Кто загрязняет воздух в Челябинске?






Результаты опроса

Энциклопедия медиаграмотности. Интернет-зависимость: мнения ученых

17.06.2016
Пока научное сообщество спорит, какой термин применять лучше всего для определения интернет-зависимости, в СМИ публикуют такую рекламу: «Избавляю от алкоголизма, наркомании, игромании». Так что проблема, что называется, внедрилась в повседневность.

Это болезнь?

В самом общем смысле под интернет-зависимостью понимают поведение, сопряженное с чрезмерным увлечением возможностями, которые открывает перед пользователем Интернет (это и онлайн-игры, и поиск информации, и «брожение» по разным сайтам, и «зависание» в социальных сетях). Чрезмерность при этом ведет к массе проблем в отношениях с близкими, в работе, учебе. Но очевидно, что это слишком общее определение. В самом деле, кто-то, возможно, сам по себе трудоголик - и вот Интернет становится рабочим инструментом. Так при чем тут тогда интернет-зависимость? Но здесь сразу можно уточнить: для ученых и врачей интернет-зависимость - это именно болезненная «вовлеченность в сеть». И первый признак болезненности - страдание в случае невозможности выйти в сеть.

В среде ученых единства по поводу ответа на этот вопрос нет. Шли серьезные споры о внесения интернет-зависимости в реестр болезней и психических расстройств. Но дальше споров дело не пошло. Основным «фоном» рассуждений врачей были признанные расстройства (например, клептомания - болезненное стремление что-нибудь украсть или, скажем, пиромания - страсть к поджиганию). И самое близкое к интернет-зависимости расстройство - игромания (гэмблинг). Однако ученые весьма справедливо рассуждали, что Интернет здесь - лишь новая «среда» азартных игр, а суть та же, как в играх с «однорукими бандитами» - игровыми автоматами или в рулетку.

Тем не менее, проблема расширялась. Уже не только азартные, но и разные «долгие» игры становились предметом увлечения, поглощающего человека полностью, без остатка. А кроме «игроков» появилась и масса людей, страдающих неспособностью ограничивать время, проведенное в Интернете (особенно проблема усилилась в связи с развитием социальных сетей). В общем, болезнью интернет-зависимость не называют, а лечить приходится. Ученые используют понятие «феномен интернет-зависимости», и сама природа этого феномена пока недостаточно изучена.

Это касается, в первую очередь, психиатрии, где Интернет-зависимость проходила «кандидатом» на так называемую «нехимическую аддикцию», то есть поведение, основанное на зависимости от определенного рода действий, образца. К таким аддикциям относится гэмблинг, например. К химическим аддикциям относят наркоманию и алкоголизм - зависимость от постоянной «подкачки» в организм определенных веществ.

Почему же ученые все же не смогли прийти к единому мнению? Главная причина очень проста. С появлением Интернета и весь научный мир активно переместился в сеть. Гигантские архивы информации, возможность мгновенного получения ответов на самые разные вопросы справочного характера - все это превратило Интернет в рабочий кабинет ученого. Даже в указы президента Российской Федерации в 2012 году попало требование расширить присутствие российских ученых в международной научной базе Web of Science. Понятно: чтобы «расширить» присутствие, надо, чтобы сотни ученых там «увязли», что они, в общем-то, и делают. И почему же, например, человека, сидящего целыми днями в библиотеке, хвалить, а проводящего день и ночь в сети в электронных библиотеках - ругать? Оба «чудики». У того и у другого проблемы с близкими. Оба страдают, когда вдруг в библиотеке или в сети какой-нибудь «санитарный день». Так что тема интернет-зависимости остается весьма невнятной.

Основная критика самого термина «интернет-зависимость» во многом связана с распространением Интернета и превращением его в универсальное средство любого общения и получения информации. По мнению шотландского исследователя Ленихана, Интернет - лишь средство достижения «объекта желания», который может быть очень разным и фиксировать различные по своей социальной опасности отклонения (например, кто-то занят бессмысленным рэмблингом - «бродяжничеством» на просторах Интернета, а кто-то просто получает доступ к порносайтам). Эту точку зрения активно отстаивает известный исследователь Интернет-зависимости М. Гриффитс.

Большинство ученых довольно дружно поддерживает мысль о том, что интернет-зависимость - лишь ширма более серьезных психологических расстройств, депрессий, аддикций, социопатии.

Кто и как изучает проблему

Пик исследований пришелся на середину нулевых, а вот начало научному изучению интернет-зависимости было положено еще в конце 90-х прошлого века. Специалист, впервые заявивший на крупном научном конгрессе о необходимости изучать интернет-зависимость, - китайская исследовательница Кимберли Янг. Она же предложила опросник из 8 позиций с ответами «да/нет» - пять и больше ответов «да» означали Интернет-зависимость испытуемого.

После Янг вопросники разрабатывались десятками, сейчас методик установления симптомов интернет-зависимости великое множество. По сути, они сводятся к поиску четырех главных симптомов:

- неспособность контролировать деятельность в интернет-пространстве (время, объемы, собственное состояние, усталость и измотанность и др.);

- симптом отмены: если вдруг связь исчезает и доступа к Интернету больше нет, то наступает депрессия, человек чувствует собственную неприкаянность, не знает, чем заняться, и тоскует;

- подмена реального общения виртуальным (для Интернет-зависимого человека мир сети более комфортен, чем мир реальный; у него не возникает проблем при общении в сети, а вот общение в реальных ситуациях становится все более затруднительным);

- негативные последствия чрезмерного погружения в Интернет-активность (семья, близкие становятся неинтересны, возникают серьезные проблемы в учебе, на работе…)

Что делать?

И все же что делать, если кто-то из членов семьи оказался интернет-зависимым и последствия становятся все более ощутимыми? Научное сообщество уже организовало ряд научно-практических конференций по обмену опытом - как помочь людям, столкнувшимся с такой проблемой. Наибольшая трудность в таком случае - готовность самого зависимого предпринять что-либо для ограничения своей интернет-активности. В большинстве случаев люди с негодованием отрицают попытки близких доказать, что их чрезмерное пребывание в Интернете обретает пагубные последствия.

Основная группа риска - дети и подростки. По мнению К. Янг, интернет-зависимый человек проходит три основные стадии аддикции: заинтересованность, подмену виртуальными формами форм реального общения, наконец, бегство из реальной жизни в интернет-среду. Что именно такой человек делает в Интернете - не так уж и важно. Важно, что на третьей стадии зависимость может стать необратимой.

Утешительный совет от исследователей: в большинстве случаев повышенная вовлеченность в Интернет-пространство преодолевается со временем без всяких вмешательств со стороны. Однако в отдельных (нечастых) случаях возникает переход на третью стадию, когда мир Интернета становится полной заменой мира реального. Вот тут и возникает вопрос: если в научном мире проблема все же признается, то почему бы не придать ей «правильный» статус, позволяющий работать над разными способами помощи пострадавшим (то есть тем, кто дошел до третьей стадии интернет-зависимости)?

На самом деле - независимо от общих сомнений - психиатры вынуждены искать способы лечения таких аддикций. Здесь большие надежды возлагаются на нейрохимические исследования, помогающие видеть связь поведенческих аддикций с органическими изменениями. Основные средства, впрочем, те же, что и в помощи при любых психологических проблемах (транквилизаторы и антидепрессанты). Их употребление восторга ни у кого не вызывает, а значит, перед учеными стоит важная задача - как найти успешные методы профилактики интернет-зависимости и обеспечить надежными советами широкие круги общественности. А это тоже медиаграмотность, несомненно.

Комментарии
Комментариев пока нет