Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

7 июня в Челябинске открыли мемориальную доску первому губернатору Петру Сумину

07.06.2012
Накануне мы встретились с вдовой губернатора Ольгой Ильиничной в большом семейном доме Суминых

Накануне мы встретились с вдовой губернатора Ольгой Ильиничной в большом семейном доме Суминых.

7 июня на доме по улице Сони Кривой, 30, открыта мемориальная доска первому губернатору Челябинской области Петру Сумину. Памятную доску изготовили в ЗАО «Уральская бронза» (художник Елена Кондратьева). Барельеф знаменитого земляка, почетного гражданина Челябинска, а ниже застыло в бронзе весьма характерное для Петра Ивановича высказывание: «Никогда не променяю Урал на суету столичных подмостков».

В этом доме Петр Иванович с супругой и двумя дочерьми жили с августа 1986-го. Дочери позже вышли замуж. В январе 2011 г. не стало экс-главы региона. А главой семьи он останется навсегда. Близким хочется думать, что муж, отец и дед в долгосрочной командировке, он вот-вот вернется, озарит всех своей особенной улыбкой.

Накануне мы встретились с Ольгой Ильиничной в большом семейном доме Суминых. До новоселья, о котором так мечтали, сам он не дожил всего три месяца. Хотя все проекты и строительные работы курировал лично. И мебель с женой вместе выбирали. Так и не дождался своего хозяина кабинет Петра Ивановича с письменным столом, книжными шкафами, подарками со всего мира губернатору, руководившему областью целых три срока. На стене - ковер, на котором по заказу дарителей выткан совместный портрет супругов.

Они почти никогда не расставались. Вот стопка фотографий. Они на рыбалке. На охоте. На озере Малый Кисегач. Купание в проруби. В водолазных костюмах на море. Венчание в 2001 году, которое он жене давно обещал и по-мужски сдержал слово.

Слишком рано увела его болезнь. О том, что у Петра Ивановича рак легких, супруги узнали в 2006 году. Сумину тогда исполнилось всего шестьдесят.

Продолжение его жизни - дети и внуки. Старшая дочь Наташа, зять Виктор, внук Данила (ему 21 год) - хоккеист, ныне играющий в команде «Витязь», и внучка Полина, тоже выбравшая ледовый вид спорта - фигурное катание, серьезно и успешно им занимающаяся.

У младшей дочери Юли двое сыновей. Андрей окончил второй класс, занимается борьбой тхэквондо. Плотно сбитый мальчуган с крепкими кулачками уже обладатель двух поясов. Младшему Сереже всего четыре года. Он теперь носит фамилию деда. Папа об этом просил свою дочь, когда она выходила замуж, но она взяла фамилию мужа, и родители не стали возражать. Молодая семья счастливо прожила 15 лет. А когда отец заболел, Юля пообещала ему записать одного из сыновей на его фамилию. Когда Петра Ивановича не стало, первым делом Юля решила выполнить свое обещание. Но правила таковы, что один из родителей должен носить ту же фамилию. И Юля снова стала Суминой. А в семье теперь есть продолжатель рода - Сережа Сумин.

- Может, Петр Иванович хотел, чтобы кого-то из внуков его именем назвали? - спрашиваю Ольгу Ильиничну.

- Нет, на этом не настаивал. Сам он только старшей дочери дал имя в честь своей мамы Натальи Васильевны.

- Вы с его родней тесно общаетесь?

- А как же! Правда, следом за Петром умерла его сестра Анна Ивановна. Тяжело болела. Остались две сестры, Таня и Валя, обе в Челябинске. А Галя живет в Чесме. Старший брат Анатолий Иванович умер 25 лет назад. На родине Петра, в Верхней Санарке, никого из родни не осталось. Но там похоронены его родители. Мы всегда ездили туда в день памяти. И без него уже ездили. Теперь Верхнесанарская школа носит имя Петра Ивановича Сумина.

Мы с ним 42 года вместе прожили. Его сестры и меня сестрой считают.

- Какие он ввел семейные традиции?

- Да, собственно, только одну: чтобы вся семья вместе держалась. Ежегодно 4 января, в день нашей свадьбы, он собирал всех. Даже за два дня до смерти по его просьбе мы все пришли к нему в больницу, не отказался пригубить шампанского, хотя был очень слаб. Каждому сказал напутственные слова, дал указания. Чувствовал, что уходит. Он же болел четыре с половиной года.

…Болезни стали доставать его еще в 90-х годах. Ольга Ильинична вспомнила, как в 1991-м Ельцин отстранил Сумина от должности главы администрации области. В Челябинск приехали Чубайс, иностранные корреспонденты, собрали пресс-конференцию. Чубайс обвинил Петра Ивановича в политической близорукости за то, что он приостановил приватизацию. «Ну как я буду это делать, если сам не понимаю, что это такое. Как я людям объясню? Нет, не буду, пока сам не просчитаю конечный результат». У любого нормального человека тогда возникал вопрос: имущество создавалось коллективно, а приватизирует кто-то один, да еще и за копейки. Сумина Ельцин снял с поста главы региона. Но он продолжал работать председателем облсовета.

- Когда Ельцин распустил Совет народных депутатов, Петр остался без работы, - продолжает Ольга Ильнична. - Сильно переживал. Не мог сидеть без дела. Знакомый предложил пойти в компанию «Выбор». А в 1995 году Петр принял участие в выборах депутатов в Госдуму. И выиграл. Уехал в Москву. Но стрессы не прошли даром. Началось заболевание сосудов. Московские врачи вовремя не приняли нужных мер. Операция, после нее осложнения, потом еще одна операция. Ничего не ел, таял на глазах. Полтора месяца пролежал в реанимации. Мне говорили, что он безнадежен. Но выкарабкался. В общей сложности пролежал в ЦКБ четыре месяца. Свое 50-летие встретил на больничной койке.

Вернулся в Челябинск. А тут ребята давай уговаривать его участвовать в выборах губернатора. Я - ни в какую. Но Петр прошел обследование в Москве. «Вроде все неплохо, - сказали ему там, - сердце в порядке». Народ проголосовал за него. Начался губернаторский марафон.

В 2000 году у него отказали почки. Пришлось прибегнуть к гемодиализу. Он долго не мог смириться с отсутствием положительной перспективы. В 2001 году мы поехали в Швейцарию, там его обследовал доктор Ирви и сказал: «У вас все нормально, прекрасные сосуды. Вам только нужно сделать пересадку почки».

В 2006-м, в год его 60-летия, решили с этой проблемой ехать в Германию. А там у него обнаружили рак легкого. Видя мои переживания, он старался меня успокоить и даже шутил на эту тему: «Оля, я у тебя три в одном». Да, это так и было: рак, диализ, еще и сердце стало выходить из строя.

Но он не сдавался. Не зацикливался на болезни. Он по жизни очень сильный человек, воля у него железная. И немецкие врачи восхищались, что при таких заболеваниях он еще улыбается и шутит. Перенес три операции на легких.

Летом 2006-го он решил попросить отставку у Путина. Мы с ним поехали в Сочи, где президент в то время отдыхал. А Путин говорит: «Петр Иванович, отставки не приму. Лечись, работай и заставляй работать своих замов. Ты мне нужен». Поддержал, в общем.

Не все были так по-доброму настроены. Одно время раздавались странные телефонные звонки. Доктор говорил: «Кто-то звонил из Москвы, якобы от президента. Интересовались, долго ли Сумин проживет». Петя грустно улыбался, понимая, что это провокация.

Узнав, что людей с такими же болезнями, как у него, в области много, загорелся купить для области два ПЭТ - (позитронно-эмиссионных томографа) для обнаружения начальных стадий рака и кибернож, удаляющий без операции зародыши опухоли. И купил, осознавая, что это поможет многим людям. Он очень сочувствовал больным диализом. Изучил, какая должна быть аппаратура, закупил германские аппараты, а у нас домашний был диализ. Организовали много диализных центров, помогающих людям. Медицину он очень поддерживал.

Болезнь презирал, не считался с нею. Продолжал купаться в проруби, невзирая на больные почки. Скакал на лошади, чего делать категорически нельзя было. Катался на горных лыжах. Вел жизнь здорового человека. Он смолоду готовил себя к военной карьере и всегда оставался офицером. Прожил этот тяжелый период бурной счастливой жизнью, несмотря на несчастье.

В 2010 году он доработал последний, третий срок. Кончились полномочия, и он спокойно ушел в отставку. Резко началась вторая вспышка заболевания. Наверное, все же нервничал, хотя меня успокаивал. Последний год он переезжал из больницы в больницу. Очень хотел пожить в новом доме, но судьба распорядилась по-своему.

Не хотел, чтобы видели его слабым. При этом соблюдал ежедневный ритуал бритья, хотя уже тяжело было. Очень тщательно выбривался, одевался. «Оля, я ведь офицер. Должен быть всегда подтянут, опрятен». И так до последнего дня. Последний раз брился 4 января, а в ночь на 6-е его не стало.

Когда трудно, мысленно обращаюсь к нему. Кажется, что слышит. Осенью на его могиле поставили памятник. Этот вариант я выбирала. Поставить его помогли очень многие люди, за что все родные им благодарны. Надеюсь, ему бы он понравился: две уральские скалы, между ними его барельеф. Он по жизни был скромный человек, пафосный памятник точно бы отверг.

Меня поддерживают очень многие из команды Петра Ивановича: Валентина Соловьева, Рязанов, Косилов, Сербинов, Дятлов. Звонят, интересуются. Ребята из охраны всегда готовы прийти на помощь. Да все остались рядом. Не могу пожаловаться, что меня забыли.

На кладбище у его могилы постоянно люди. Несут цветы, венки, корзиночки, лампадки. Подходят сказать: «Ой, какой был хороший человек, столько для области сделал. Вечная ему память!»

Комментарии
Комментариев пока нет