Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Цены на массаж головы на YouDo.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Непреднамеренный умысел?

20.07.2012
Насколько законно требовать обязательное согласие пациента на медицинское вмешательство?

Жительница города Троицка Челябинской области Людмила Косолапова повредила правую руку. Боль была очень сильной, рука распухла, пальцами шевелить не могла. 16 июня 2012 года пришла в травмпункт. У дверей, как обычно, наблюдалась длинная очередь из страдальцев. Но ее удивила не столько очередь, сколько алгоритм действий медиков. Никто не бросился со всех ног оказывать ей первую помощь. Ей молча сунули бумагу под названием «Информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство» и велели подписать. Состоял документ из мельчайшего абсолютно нечитаемого текста, (мы в редакции его смогли прочесть только под большой лупой) и в тот день пострадавшая подписала его левой рукой, не сумев прочитать ни строчки. Так же формально, не читая, его подписывали и другие пациенты.

И лишь потом, дома, Людмила Викторовна заинтересовалась, а что же она подписывала, не смертный ли приговор самой себе?! И обнаружила там строки, которые ей абсолютно не понравились: «я проинформирована о целях, характере и о неблагоприятных эффектах диагностических и лечебных процедур,…возможности непреднамеренного причинения вреда здоровью…». То есть пациента можно «залечить», а потом, если придется отвечать за свои действия, списать на непреднамеренный умысел? А как же ответственность за его жизнь и здоровье?

Пациентка написала жалобу в филиал ФОМСа в Троицке, где попросила «назвать все возможности непреднамеренного причинения вреда здоровью» и указать автора сего согласия.

Ответа пока не дождалась.

Далее Косолапова начала опрашивать своих знакомых, нашла еще одно такое согласие, только его уже выдавали в одной из челябинских больниц. В нем в начале даже упоминают мельком права пациента, зато дальнейший текст вызвал у нее состояние тихого ужаса. «Я…имярек, ознакомившись… получив информацию… о возможных осложнениях и опасности заражения ВИЧ-инфекцией, вирусными гепатитами, сифилисом… выражаю свое согласие на медицинское вмешательство».

- То есть меня могут заразить, и я согласна? - потрясенно спрашивала Людмила Викторовна. - Такая овца, идущая на заклание?! А как же наше конституционное право?

Мы запросили пояснения в минздраве Челябинской области, насколько законна такая форма. Ответили, да, единой формы согласия на медицинское вмешательство не существует, но брать согласие от пациентов предписывают ФЗ № 323 и приказ Минздравсоцразвития от 23 апреля 2012 года. Документ от бывшего министра Татьяны Голиковой предписывает заручаться письменным согласием пациента даже при таком виде медицинского вмешательства, как массаж и лечебная физкультура. Но зачем он медикам? Явно, чтобы оградить свое ведомство от нападок пациентов, которые считают, что потеряли свое здоровье по причине некачественного лечения. Пресс-секретарь минздрава Челябинской области Мария Хворостова подтвердила:

- Да, документ имеет юридическую силу.

То есть, если что, его предъявят суду: вот, пациент сам на все согласился. Но любопытно, что рядовые практикующие врачи к документу относятся весьма скептически. Говорят, это формальная отписка, психологически успокаивающая медучреждение, никакой юридической силы на самом деле в судах не имеющая. В случае серьезного объективного разбирательства квалифицированным составом судей медучреждение, как правило, терпит поражение. Потому и множится число согласий, и тут уже кто на что горазд на бумаге.

Что говорят юристы?

Согласно части 3 статьи 41 Конституции РФ «сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с законом». Формулировка понятная, но как доказать факт сокрытия?! Ведь медики как раз вроде бы информируют пациента о возможных рисках. Но информируют в такой форме, чтобы обезопасить и защитить прежде всего себя.

- А нерасшифрованные «возможности причинения непреднамеренного вреда здоровью» разве не являются сокрытием? - переспрашивает Людмила Викторовна. - Непонятно, в результате какой возможности меня заразят, искалечат, поставят неправильный диагноз?

Только в Конституционном суде, считает пациентка, можно оспорить это согласие на медицинское вмешательство. Косолапова считает его незаконным, принятым в интересах медицинского сообщества и намерена с помощью таких же сторонников, юристов и СМИ подать заявление в КС на пересмотр медсогласия.

Комментарии
Комментариев пока нет