Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

У меня уже 400 обращений от граждан: это много

27.08.2009
Главный федеральный инспектор в Челябинской области Андрей Андриянов считает, что местным чиновникам не стоит отвлекать президента на переписку с гражданами.

Главный федеральный инспектор в Челябинской области Андрей Андриянов считает, что местным чиновникам не стоит отвлекать президента на переписку с гражданами.

В марте нынешнего года в Челябинск назначен новый главный федеральный инспектор. Андрей Андриянов из Свердловской области, в прошлом - полковник ФСБ.

Кандидат наук в погонах

- Андрей Сергеевич, вы окончили исторический факультет УрГУ и, кажется, работали над кандидатской?

- Да, по младшей ветви рода Строгановых. Они известны тем, что у них была интересная форма землевладения - майорат, неотчуждаемая форма собственности.

- Почему выбрали эту тему?

- Это было актуально в то время для научного мира. И была возможность найти материалы в архивах Свердловской и Пермской областей.

- Как попали в ФСБ?

- Поступило предложение. Как правило, органы госбезопасности сами себе выбирают кадры.

- Долго проработали?

- Почти 15 лет, потом перевелся с государственной военной на государственную гражданскую службу.

- Бывших чекистов не бывает?

- Так же как нет бывших инженеров или педагогов. Если ты настоящий профессионал, то бывшим не можешь быть по определению.

- Заметна тенденция: чекистами комплектуются органы власти. А ведь это, наверное, не очень хорошо, если кадры брать больше негде?

- Я бы не стал говорить, что у нас кадровый резерв формируется из сотрудников органов. 192 человека - губернаторский резерв. Если из них силовиков наберется три-четыре процента, то остальные - абсолютно гражданские лица.

- C коллегой Александром Караваевым общаетесь?

- Общаемся, поскольку у нас есть ряд общих серьезных тем, связанных со Златоустом и ЗМЗ.

- Вам проще, наверное, с ним находить общий язык?

- С Александром Николаевичем мне общаться легко. Мы знакомы уже на протяжении восьми лет. В свое время возглавляли одинаковые подразделения по борьбе с терроризмом.

- Параллельно шли по карьерной лестнице?

- Примерно. Я тоже работал руководителем аппарата оперативного штаба, только в управлении по Свердловской области. С этой должности ушел на работу в аппарат полномочного представителя Президента Росси.

- Свердловская область была спокойнее?

- Ситуация там была сложнее. К счастью, на территории Челябинской области не совершалось преступлений, подпадающих под статью 205 «Терроризм», а на территории Свердловской области преступлений, по которым были возбуждены дела по этой статье, было аж пять за тот период, когда я был начальником подразделения. Практически все они раскрыты.

Из Екатеринбурга в Челябинск

- Парадокс, мы соседи, но не очень хорошо знаем, как свердловчане живут. О Челябинской области вы имели хорошее представление?

- Безусловно. До того как стать главным федеральным инспектором в Челябинской области, я проработал полтора года в полпредстве начальником департамента по взаимодействию с правоохранительными органами. Обстановку знал по всем субъектам УрФО. У нас все шесть субъектов отличаются друг от друга. Структурой экономики, политическим устройством. В Свердловской области, например, есть губернатор и есть председатель правительства. Там иная, нежели здесь, законодательная власть: палата представителей, которая формируется из одномандатников, и областная Дума, которая уже какое-то время формируется по партийным спискам.

- Эти нюансы как-то влияют на жизнь?

- Влияют на все процессы. Вот другой пример. В Челябинской области 316 муниципальных образований, а в Свердловской - 72. Как вы думаете, влияет это на социально-экономическую жизнь? Я думаю, влияет.

- Интересно узнать, как вы ощущаете разницу Екатеринбурга и Челябинска? У нас вот, кажется, сейчас дороги лучше…

- Екатеринбург спланирован иначе. Мало проспектов, отсюда пробки. Екатеринбург - окружной столичный город. Условно говоря, это город, опирающийся на торговый капитал. Сегодня там из действующих промпредприятий почти ничего не осталось. Ну, Верх-Исетский металлургический завод еще работает, «Уралмаш» - сами знаете как, оборонные предприятия… Те гиганты, которые были еще лет 10-15 назад, в городе либо сократили производство, либо остановились. Когда въезжаешь в Екатеринбург, дымящих труб не видно. А Челябинск - это действующие производства: ЧТЗ, ЧЭМК, ЧМК, ЧТПЗ.

- А характер у людей здесь другой?

- Люди очень похожи. 200 километров - не то расстояние, которое влияет на характер. Крупные предприятия в наших городах появились в годы первых пятилеток. Люди приезжали из одних мест - только одни в Челябинск, другие в Свердловск.

- Когда вы жили в Екатеринбурге, были патриотом города?

- Не буду говорить о себе в прошедшем времени. В Свердловске постоянно жил с 1984 года. Но это не означает, что я не являюсь патриотом Челябинска. Считаю, коли ты живешь и работаешь на этой земле, ты обязан быть ее патриотом.

- Были моменты, которые вас в Челябинске удивили, насторожили…

- …Огорчили? Отсутствие в Центральном районе более месяца горячей воды. Живя в Свердловске, я уже несколько от этого отвык. Если там проводят опрессовки, то не более трех-четырех дней. Я был очень удивлен, увидев в Челябинске иную ситуацию. Причем вразумительных объяснений не получил.

- Даже вам их не дают?

- Мне их дали, но такие объяснения, с моей точки зрения, вряд ли можно признать обоснованными. А обрадовало большое количество зелени. Кировка - очень уютная улица, причем интереснее, нежели пешеходные улицы в других городах. Чистота в большинстве дворов. Обычно большие города не бывают чистыми. Ну и дороги.

- Ваши близкие с вами переехали?

- Да, супруга и дочь здесь уже живут. Наталья сейчас устраивается на работу. В Екатеринбурге она работала в институте регионального образования. Дочь Анна пойдет в седьмой класс. В общем, освоились. Город им тоже нравится.

- А у них был выбор?

- Они могли остаться в Екатеринбурге. С учетом небольшого расстояния можно было каждую неделю ездить. Но, с другой стороны, семья должна быть вместе, и все-таки Челябинск им понравился.

- Сегодня северо-восточный ветер и в центре пахнет коксохимом. Не смущает?

- Для уральских городов это привычно. Екатеринбург стал относительно чистым по воздуху не так давно. Я жил в Верх-Исетском районе, это не самый экологически чистый район Екатеринбурга, к запаху привык.

Не надзиратель, а помощник

- Должность главного федерального инспектора существует с 2000 года. Происходит ли какая-то эволюция, изменился ли ее статус в системе власти или функции?

- Главный федеральный инспектор напрямую связан с аппаратом полномочного представителя президента в округе. Есть стратегические задачи, прописанные в соответствующем указе президента. Есть задачи тактические. На первом этапе основной такой задачей было приведение местного законодательства в соответствие федеральному. Потом были другие этапы и другие тактические задачи. Они ставятся главой государства. Сегодня есть три основополагающие задачи: борьба с коррупцией, реализация антикризисных мер и кадровая политика.

- В Свердловской области не всегда было понимание между покойным полпредом Петром Латышевым и губернатором Эдуардом Росселем. В Челябинской области эти отношения были почти образцовыми. Почему?

- Работа с губернатором и его аппаратом в Свердловской области была иной уже в силу иного устройства власти там. Текущими вопросами там занимается правительство, потому что это его обязанности, а не потому, что губернатор не хочет заниматься этими вопросами. Поэтому сравнение в организации взаимодействия не совсем корректно. Хотя, признаться, отношения полпредств со многими субъектами были непростыми в период приведения в соответствие местных нормативных актов федеральным законам. Но в любом случае они всегда были деловыми. А Челябинская область всегда отличалась хорошими, эффективными отношениями с аппаратом полпреда.

- После того как выстроилась вертикаль власти, появилось мнение, что институт полпредства изжил себя.

- Основная наша задача - реализация внутренней и внешней политики президента. Это процесс. Глава государства определил, что есть такая необходимость. Актуальность за восемь лет не утрачена.

- А были ли случаи, когда вам приходилось настаивать на своем видении ситуации, а может, даже одергивать власть на местах?

- Хочу подчеркнуть, что главный федеральный инспектор не осуществляет надзор за действиями органов власти субъекта Федерации. За их действия или бездействие отвечает губернатор. Но помимо них в Челябинской области действуют 37 подразделений федеральных структур. И все вопросы взаимодействия, координации федеральных структур - это предмет моего контроля. И где-то - оказание им помощи. Есть моменты, которые требуют моего вмешательства. Особенно когда идет координация трех-четырех ведомств. Вот, например, ситуация вокруг военного госпиталя. Город хочет расширить дорогу. У меня собираются вместе представители мэрии, Росимущества и Минобороны. Мы должны найти совместное решение, чтобы не осложнить жизнь людям и тем более не довести ситуацию до возникновения социальной напряженности.

- Это потому что Москва опасается всплеска недовольства в связи с кризисом?

- Я бы не сказал, что опасается. Власть для этого и существует, чтобы решать проблемы.

Иногда нужно просто встать со стула…

- К вам ведь часто обращаются за помощью простые граждане?

- За семь месяцев я получил около 400 заявлений и обращений, что в полтора раза больше по сравнению с прошлым годом. Это много, учитывая, что не просто тривиальные просьбы. Значит, люди уперлись в стену.

- С чем обращаются?

- Как правило, обращения касаются взаимоотношений с чиновниками. Немало было вопросов по трудовым отношениям: невыплата зарплаты, незаконные увольнения.

- Каков механизм помощи этим людям?

- Люди не всегда знают, что делать в той или иной ситуации. Я помогаю, объясняя: здесь нужно сделать то-то, здесь обратиться туда-то. Определяется алгоритм действий. Там, где решение не может быть принято сразу, существует суд. С советских времен повелось, что в суд люди идти не спешат. А ведь это как раз тот институт, который должен решать спорные вопросы.

- Но людям будет приятнее знать, что есть кто-то, кто изначально на их стороне. Они слышат, что, к примеру, президент говорит правильные слова, и пишут ему…

- Если человек обращается к президенту, значит, весь сонм чиновников дал сбой. Есть разные обращения, конечно: кто-то оспаривает решения судов, кто-то на жен жалуется. Есть и категория проблем, которые требуют серьезного решения на законодательном уровне. Но очень много проблем, которые зависят от чиновника поселкового или районного масштаба, когда нужно всего-то встать со стула.

Комментарии
Комментариев пока нет