Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Закон в переулке

31.05.2010
Люди, которых так или иначе задела авария 1957 года на «Маяке», пытаются отстоять свои права на льготы.

Люди, которых так или иначе задела авария 1957 года на «Маяке», пытаются отстоять свои права на льготы. Они стучались в двери чиновничьих кабинетов, но поддержки не нашли. Представлять их интересы взялась правозащитник, руководитель «Планеты надежд» Надежда Кутепова.

Конституцию через... суд

- Я была удивлена, - признается Надежда Львовна, - когда узнала, что некоторые эвакуированные из зараженной зоны люди и даже ликвидаторы аварии не имеют соответствующих удостоверений, дающих право на льготы. Это недоработка органов соцзащиты. В настоящее время, например, в Кыштыме инициированы два судебных обращения.

Одно касается права на обеспечение жильем. Сразу возникает вопрос, кого можно считать нуждающимся. В ноябре прошлого года Конституционный суд признал неконституционной норму от 1 марта 2005 года: те, кто встал в очередь до этой даты, имел право на улучшение своих жилищных условий. А у тех, кто после, возникали сложности. На учет их ставили, но шансов дождаться новоселья у них было. Сейчас тех и других уравняли в правах. Но, к сожалению, сотрудники администрации Кыштымского округа этого не знают. Мы им про постановление суда, а они: «А изменения в «маяковский» закон не вносились!». Да они и не должны вноситься. Теперь мы будем пытаться через суд доказывать правомочность постановления... Конституционного суда! Другое дело, что помочь людям мы зачастую можем и без подачи искового заявления. Достаточно порой консультаций и сбора документов.

Деятельность «Планеты надежд» не ограничивается локальными вмешательствами во взаимоотношения между гражданами и чиновниками. Иной раз приходится заниматься и крупномасштабными расследованиями. Подобное случилась недавно с новым вариантом «маяковского» закона о защите прав граждан, пострадавших в результате аварии на ПО «Маяк» в 1957 году и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча. Идея его создания впервые была озвучена лет 10 назад. В очередной раз она обрела свою актуальность в период последних выборов в местные органы власти. Кандидаты в мэры и в депутаты обещали избирателям, что права ликвидаторов, наконец-то, будут надежно защищены.

Необходимость внесения изменений в действующий закон для многих была несомненной. Дело в том, что нормы его являются отсылочными. Перечисляются категории пострадавших со ссылкой: мол, далее смотри в таком-то пункте закона о Чернобыле. Не только обычные граждане, но и специалисты испытывают замешательство. Тем более что и чернобыльский закон достаточно путаный. Вот почему возникла мысль сделать закон прямого действия, а заодно внести изменения, возникшие с течением времени. Законодательное Собрание области несколько лет назад разработало проект закона о внесении изменений и с пояснительной запиской направило его в Государственную Думу.

Правительство отрицает

- Но когда мы беседовали с чиновниками, - продолжает Кутепова, - то сложилась впечатление, что они не знают предмета разговора. Документа в глаза не видели, однако приписывают ему прямо-таки чудодейственные свойства. Поэтому нашей организацией было принято решение узнать о нем как можно больше. Тем более что еще на стадии разработки проекта у общественных организаций имелась масса претензий: в него не попали те категории граждан, которые должны были войти. Суммы компенсаций очень маленькие...

Единственный плюс - включение в состав пострадавших территорий Караболки и Мусакаева, а также уменьшение для определенной категории граждан пенсионного возраста. Но и этот вариант получил отрицательное заключение правительства РФ. Предлог был таким: не указано, из какого источника должны быть взяты деньги, нет финансово-экономического обоснования. И тут нам неожиданно повезло: Конституционный суд по другому обращению определил, что для законотворческой инициативы подобное обоснование не требуется.

Ободренные поддержкой, областные законодатели вновь отправили документ в Москву. Откуда он вернулся в конце 2008 года с отрицательным заключением правительства.

И тогда в дело вступила «тяжелая артиллерия». Министр здравоохранения и социальных отношений Татьяна Голикова создала рабочую группу, которой было поручено подготовить проект закона прямого действия. Видимо, подразумевалось: если не прошел проект депутатов областного уровня, то уж федеральное министерство добьется нужного результата. Правда, никто из заинтересованной публики понятия не имел, кто входит в рабочую группу, чем она занимаются и на какой стадии готовность проекта.

- В начале 2010 года, - рассказывает Кутепова, - мы разослали запросы по этому поводу в министерство, Госдуму и Законодательное Собрание области. Затем «Планета надежд» собрала пресс-конференцию, на которой было принято обращение к министру Голиковой. В нем высказывалось пожелание общественников заполучить проект и принять участие в деятельности рабочей группы. Это желание объяснялось тем, что на местах нередко приходится сталкиваться с последствиями непродуманной законотворческой инициативы.

Обращение подписали, и я вызвалась отвезти его непосредственно в министерство.

Поиграли в «Зарницу»

А дальше началась, по образному выражению Надежды Львовны, позабытая военно-патриотическая игра «Зарница». Узнав из Интернета, где принимают обращения граждан, она направилась на Старославянскую площадь. На втором этаже ей сказали, что надо написать заявление на прием обращения и встать в длинную очередь. Но охранник вовремя подсказал: «Вы не туда пришли, вам надо на Ильинку, 19».

Серое здание без каких-либо табличек, зато уже с двумя охранниками. Они подтвердили: это министерство социальных отношений, но канцелярия его не здесь, а... в переулке Рахмангулова, 3. Снова охранник и знакомая фраза: «Вы не туда зашли!» Очередной подъезд, очередной охранник со словами: «Идите туда, там окошечко...»

С шестого раза Надежда нашла искомый адрес, где поинтересовалась: «А на Старославянской нельзя было сразу отправить меня туда, куда надо?» Вместо ответа ей дали номер телефона, по которому можно было справиться о судьбе обращения.

- Спустя две недели я позвонила, - рассказывает Кутепова. - Мне сообщили, что наш документ передали в... департамент по делам инвалидов! Я не поняла, при чем тут департамент инвалидов, но позвонила туда. Там сказали: «Ваш документ в отделе социальной защиты граждан, пострадавших от чрезвычайных ситуаций». Набираю указанный мне телефонный номер. Не назвав себя, дама на том конце провода начинает возмущаться: «Какая ещё общественная организация?! Мы никакого обсуждения не устраиваем и никому никакие проекты не высылаем! Мы сами всё пишем! Госдума примет, потом узнаете!» Покончив с эмоциями, она передала трубку другой сотруднице. Та хотя бы была в теме. Объяснила: «Вы знаете, закон прямого действия у нас не прошёл. На него дал отрицательное заключение Институт правоведения правительства РФ. Ваш проект противоречит нормам Чернобыльского закона, на котором основан, а тот противоречит Земельному и Налоговому кодексам».

Много еще куда пришлось обращаться правозащитнице. Ей объясняли: новой закон не нужен, достаточно внести несколько изменений в действующий, 175-й, и т.д. Если суммировать все изменения, можно прийти к выводу: они призрачны и невнятны. И не коснутся большинства пострадавших. Разве можно назвать действенным такое предложение, как помощь детям, потерявшим кормильца? Родившиеся полвека назад давно уже стали взрослыми, а льготы положены только тем, кому нет 18 лет. Другое дело, если бы понятие «дети» заменили на «потомки». Но на это наши сочинители законов и их интерпретаторы не идут. Единственное, что предложили правозащитнице, это попытаться повлиять на внесение поправок в «маяковский» закон в период между первым и вторым чтениями в Государственной Думе.

Правда, не объяснили, как это челябинские общественники смогут сделать. Разве что прописаться в столице. Или действовать от имени таких крупных организаций, как «Гринпис», «Экозащита», имеющих свободный вход в Госдуму и выходящих на контакты с депутатами.

Мы не случайно остановились подробно на приключениях общественницы в высоких столичных кабинетах. Пусть люди знают, насколько отличаются грозные указы президента и трибунные заявления от реалий. Огромная чиновничья масса умело блокирует все инициативы, исходящие от руководства страны, а уж идущие снизу и вовсе глушит. При таких обстоятельствах руки сами собой опускаются. Вот только делать этого нельзя. Остается только энергичнее действовать. И, наверное, не только общественникам-одиночкам. Надо подключаться всем, кому это небезынтересно. Такое движение во всех цивилизованных странах называется гражданским. Вот когда мы станем не жалобщиками, не просителями, а гражданами, тогда нас не будут гонять от Старославянской площади до переулка, носящего имя неведомого нам товарища Рахмангулова.

Комментарии
Зеленые не умеют отстаивать права человека.
У Надежды Кутеповой, большой круг друзей в эко-правозащитной среде, как в России, так и за рубежом, имеются выходы на любые СМИ, в друзьях и Алексей Яблоков со своей армией зеленых, и сама партия Яблоко, поэтому не понятны ее методы защиты прав человека. Ее стиль работы – волокита и мучения, отсюда и неэффективность. Это от того, что Кутепова действует по правилам той бюрократической системы, которая навязала свои приемы, чтобы погасить все инициативы. Поэтому не считаю такой мартышкин труд – гражданской позицией. Суды хороши в Европе, но не в России. Поэтому достаточно одного двух процессов, чтобы показать их бесполезность и коррумпированность судебной власти, чиновников, а далее должна работать пропагандистская машина зеленых, которые должны обыгрывать подобные случаи в свою пользу. Ведь подобные примеры, как раз и доказывает, что дешевый мирный атом до добра не доведет, а жизнь человека, пострадавшего от атома – копейка. Но, как я убедился на своем опыте зеленые не дружны, не умеют вести контрпропаганду против атомщиков, мало того они уже с треском провалили ряд правозащитных проектов, например по поддержке атомных диссидентов. Сергей Харитонов, независимый исследователь проблем «атомграда» Сосновый Бор.
Сергей Харитонов
31.05.2010 18:47:14