Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

В рентгенологическом кабинете Ашинской больницы умерла 42-летняя женщина

17.09.2012
Родственники покойной полагают: молодую женщину могли спасти, если бы вовремя положили в больницу и правильно лечили

В конце апреля нынешнего года в рентгенологическом кабинете Ашинской центральной городской больницы умерла 42-летняя Татьяна Сухарева - начальник местной уголовно-исправительной инспекции.

Как показало вскрытие, причиной смерти стала тромбоэмболия легочной артерии (ТЭЛА). Родственники покойной полагают: молодую женщину могли спасти, если бы вовремя положили в больницу и правильно лечили. Но врачи считают, что лечение было соответствующим, а смерть внезапной. С ними согласились следственные органы, но их мнение не полностью совпало с выводами медицинских экспертов.

В палату со скрипом

Как рассказывают родители покойной, их дочь отличалась крепким здоровьем. Всего дважды она побывала на больничной койке, да и то по уважительной причине. Родила дочь, которой сейчас 20, а еще через десять лет произвела на свет сына.

Самочувствие Татьяны резко ухудшилось в 2012 году. Она жаловалась матери на одышку. Говорила, что при ходьбе ей не хватает воздуха, болит в груди и бешено колотится сердце. Недомогание Татьяна списывала на лишний вес и не сильно опасалась последствий. На самом деле, как позже покажет вскрытие и установят эксперты страховой компании, мелкие кровеносные сосудики ее легких постепенно забивались сгустками, которые отрывались от тромбов, «засевших», скорее всего, в глубоких венах ног. Не старой еще женщине оставалось жить всего несколько месяцев, а потом массивный тромб полностью перекроет легочную артерию…

Работая начальником уголовно-исправительной инспекции, Татьяна старалась держаться бодро. К врачам обращалась, но не настаивала на госпитализации. В разгар весны у нее уже не было сил работать.

11 апреля женщина обратилась в больницу металлургического завода, откуда ее направили на флюорографию. 17 апреля снимок грудной клетки сделала в центральной городской больнице. Получив направление на повторное обследование, Татьяна прошла его через два дня. 19 апреля ее послали на консультацию к пульмонологу в туберкулезный диспансер. Специалист по легким сделала рентгенографию, увидела затемнения и направила пациентку в стационар.

- Но в терапии якобы не оказалось свободных мест, - вспоминает отец Татьяны Сухаревой Николай Изюмов. - Состояние дочери ухудшалось. Только на другой день, 20 апреля, когда ей стало уже совсем плохо, Татьяну поместили в терапевтическое отделение. Она уже не могла без поддержки ходить, сильно задыхалась, мучилась от болей в груди. В больнице теряла сознание. 24 апреля дочь скончалась в рентгенологическом кабинете, где так и не успели сделать ей очередной снимок.

Свидетели случившегося рассказали: в кабинете женщине стало плохо, она присела на стульчик, оперлась головой на руку и попросила врачей подождать. Судя по всему, это продолжалось примерно 30-40 минут.

Рентгенологи вызвали терапевта. Больная была бледной, давление упало, пульс не прощупывался. Врачи попытались ввести препарат для повышения давления, но не смогли: вены у пациентки спались. Тогда ее на каталке перевезли в реанимацию.

Был ли шанс?

- Был ли у врачей шанс спасти пациентку, ведь реанимация находилась рядом? - поинтересовалась я у главврача больницы Игоря Бернацкого.

- Татьяна Сухарева обратилась к нам, будучи уже в тяжелом, патологически необратимом состоянии, - рассказал он. - Было проведено необходимое обследование, выставлен диагноз: тромбоэмболия легочной артерии. На фоне лечения состояние оставалось без положительной динамики. Реанимационные мероприятия, проведенные в полном объеме после остановки сердечной деятельности, не дали эффекта. При вскрытии выяснилось: тромбы в легочных артериях полностью перекрывали просвет. Тромбы были в полой вене, венах нижних конечностей. Это свидетельствует о длительности заболевания и его необратимости. К сожалению, медицина в таких случаях бессильна.

Нам известно, что примерно за полгода до своей смерти женщина обращалась к врачам разных медучреждений. Лечилась бессистемно, от случая к случаю. Если бы она вовремя прошла квалифицированное обследование и необходимый курс лечения, то можно было бы избежать летального исхода.

- Что нужно делать для профилактики тромбоэмболии?

- Людям, склонным к образованию тромбов из-за наследственности, после 40 лет, послеоперационного периода врачи советуют соблюдать простые правила: как можно больше ходить пешком, пить достаточное количество воды, принимать аспирин в профилактических дозах, своевременно проходить медицинские осмотры.

От чего лечили?

Через неделю после похорон отец Татьяны подал жалобу в следственный отдел. Но проверка по факту смерти была инициирована до этого рапортом старшего следователя СО по Аше Марата Маликова. Он подал его на следующий день после трагического случая.

Результатом доследственной проверки по статье 293 УК РФ «Халатность» (неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей) стало постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении врачей. Правоохранители посчитали, что лечение было проведено в полном объеме.

Тем не менее есть основания говорить о врачебной ошибке, которая не является уголовно наказуемым деянием. Считается, что она происходит вследствие «добросовестного заблуждения» или других объективных обстоятельств.

Как удалось выяснить, лечили Татьяну Сухареву от двусторонней пневмонии, применяя противомикробные и общеукрепляющие средства. Их названия со слов одного из дежурных врачей следователь указал в постановлении. Тот же врач дал показания, что больной был выставлен диагноз «пневмония». О подозрении на тромбоэмболию и применении соответствующих лекарств в показаниях нет ни слова.

Единственный, кто упомянул о ТЭЛА, - лечащий врач Татьяны Сухаревой, заведующая терапевтическим отделением Елена Бычкова. Она сообщила следователю, что тромбоэмболия легочной артерии была у пациентки под вопросом. Но и завотделением не конкретизировала, какое лечение применялось.

Между тем в полученном буквально на днях экспертном заключении специалистов страховой компании «Астра-Металл» говорится, что доза необходимого для лечения ТЭЛА препарата (клексана) была недостаточной. Получается, в этом деле еще рано ставить точку?

Если б могли…

Эксперты страховой компании «Астра-Металл» выявили дефекты оказания помощи (опять же не уголовное, а «корпоративное» понятие) Татьяне Сухаревой на амбулаторном и стационарном этапах. На больницу будут наложены штрафные санкции. В числе «дефектов» названы специфические обследования, которые не были проведены для подтверждения ТЭЛА.

Оговоримся: некоторые из них из-за отсутствия оборудования невозможно осуществить в условиях провинциальной больницы. И здесь мы подходим к моменту, когда надо говорить, с одной стороны, о квотах и направлениях в более оснащенные лечебницы, а с другой - о платной медицине. В одном случае это, как правило, долгие месяцы ожидания, в другом - не всегда посильные деньги. Но как ни крути, речь об одном и том же - цене и стоимости жизни простых смертных.

Главный специалист по анестезии и реанимации министерства здравоохранения области, кандидат медицинских наук, доцент Валерий Духин:

- При тромбоэмболии легочной артерии бывают управляемые и неуправляемые состояния. Если закупорка легочных артерий незначительная, человек может неделями жить, испытывая одышку, учащенное сердцебиение, боли в груди. Эти симптомы неоднозначны, они могут проявляться и при других заболеваниях, при той же пневмонии. Точно диагностировать тромбоэмболию легочной артерии можно, проведя рентгенологическое исследование сосудов легких с введением в кровь контрастного вещества. Это достаточно сложная диагностическая процедура, которая проводится в условиях рентген-операционной. Подобное оборудование имеется в областной больнице. Вовремя диагностированная тромбоэмболия легочной артерии поддается лечению, если она не массивная. Жизнь больного можно спасти путем восстановления проходимости сосудистого русла легких, применяя соответствующие препараты.

А когда тромбоэмболия легочной артерии массивная, тромб внезапно закрывает легочную артерию, возникает остановка кровообращения, внезапная или быстро развивающаяся смерть. В таких случаях реанимационные мероприятия практически всегда бывают неэффективны.

Комментарии
Комментариев пока нет