Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Кредитная болезнь

07.06.2009
Если психический больной одалживает деньги у банка, проблем не избежать ни заемщику, ни его семье, ни кредитору.

Проблемы с психикой у Дмитрия начались после армии. В те далекие годы врачи поставили молодому парню диагноз, который поверг родителей и родственников в шок — шизофрения.

Годы шли. Дмитрия периодически, раз в несколько лет, клали в психиатрическую больницу из-за обострения болезни. Однако это не помешало ему найти хорошую женщину Ирину с дочкой от первого брака. Позже у них, несмотря на предостережения врачей, даже родилась еще одна девочка. К счастью, ребенок оказался здоровенький. Так прошло еще шесть лет.

В последние несколько месяцев Дмитрия как подменили. Он стал проявлять агрессивность, а непродуманных поступков стало еще больше. Один из них вскрыл колоссальную проблему российской банковской системы.

Деньги получит любой

На момент обострения болезни Дмитрий уже восемь месяцев работал на одном из челябинских предприятий. Труд тяжелый, но и платили неплохо. Достаточно, чтобы взять кредит и благополучно по нему расплатиться.

В конце марта этого года мужчина пришел в один из челябинских банков. Условно назовем его «Звездный». Кредит был относительно небольшим — 25 тысяч рублей с начислением на специальную пластиковую карту. Необходимую справку с работы и паспорт он предоставил. А больше никаких документов от него и не требовалось. Ответ из Москвы, где расположен центральный офис кредитного заведения, пришел быстро — деньги выдать.

Дмитрий был очень доволен. Однако цели, на которые тратились деньги, оказались странными для небогатой семьи. Первым делом глава семейства начал раздавать банкноты своим друзьям. Так сказать, от щедрот царских. Затем последовали дорогие подарки для изумленной жены и довольных дочек. Все это сопровождалось странным поведением: агрессией, бессонницей, а иногда и депрессией. Наконец, Ирина узнала о том, откуда средства, и стала обзванивать знакомых с просьбами вернуть деньги. Однако друзья оказались слишком «порядочными». Никто полученные суммы так и не возвратил.

В начале апреля Дмитрия уволили с работы. Тут уже Ирина забила тревогу по-настоящему. В банке «Звездный» ее встретил недоумевающий менеджер.

— А что вы, собственно, от нас хотите? — спросил приятный молодой человек. — Откуда мы можем знать, больной наш клиент или нет? Ведь такую информацию ни одному кредитному учреждению не выдадут.

— Ну, тогда помогите и перекройте доступ к карте, — попросила женщина.

Однако и на это представители банка не пошли. Ведь договор составлялся с конкретным человеком. Все данные засекречены. Доступ к ним невозможен даже для жены. Ситуация была отчаянной. Фактически банк все больше вгонял в процентную кабалу самого больного и его семью. Наконец, финансисты смекнули, что судиться с душевно больным человеком себе дороже. Ирине позвонил все тот же сотрудник и предложил привезти доказательства того, что Дмитрий состоит на учете в психиатрической клинике.

Ситуацию осложняло то, что больной еще пять лет назад самостоятельно снял с себя инвалидность. Его понять можно: он хотел жить, имея незапятнанную историю. Однако возникает вопрос, как человек, не всегда способный отдавать отчет своим поступкам, самостоятельно смог решить такое?

По ходу дела Ирина и сестра Дмитрия Виктория решили положить мужчину на принудительное лечение, а в это время разобраться с кредитом.

Между больницей и банком

Ирина поехала в больницу. Там ей сообщили, что могут предоставить информацию лишь о наличии человека на их учете и только по специальному письменному запросу банка. При этом диагноз не разглашается ни в коем случае.

— Что поделать, не вы первая, — лаконично сообщила лечащий врач. — К нам по такому поводу обращаются родственники больных людей. К сожалению, банки не всегда могут, а может, и не хотят разбираться с этой проблемой.

Перебежки между «Звездным» и больницей из-за несоответствия документов продолжались около трех недель.

— Создавалось ощущение, что банк сам не понимал, чего в итоге хочет, — рассказывает сестра больного Виктория. — Нас посылали за какими-то несуществующими документами. А-то и вовсе, зная, что диагноз является секретной информацией, затребовали его.

Примечательно, что до самой развязки дела Ирина так и не узнала ни подробностей соглашения, ни самой процентной ставки по карте.

Когда все необходимые документы были собраны, выяснилось, что денег на карте нет — все были потрачены мужем. Родственники советовали пойти в суд. Мол, пусть банк помучается. Авось, еще и выиграете, ведь Дмитрий больной, говорили они. Тем более зарегистрированного имущества у него нет вообще и, соответственно, платить не с чего.

Однако еще в самый первый день в банке предупредили: «Откажетесь платить — испортим кредитную историю всему семейству. И не только в нашем банке». Ирина, имея двух малолетних девочек на руках, решила попытаться расплатиться самостоятельно. При помощи родственников ей это удалось.

— Самое страшное, что эта ситуация может повториться, как только он выйдет из больницы, — сокрушается Ирина. — Нам, конечно, пообещали, что сообщат его данные в некий общий информационный банковский центр. Однако почему-то не верится в его волшебную силу. Ведь Дмитрий может взять не только деньги. В любом магазине вам буквально впихнут товар в кредит. В последние дни муж таким образом хотел взять очень хороший сотовый телефон.

Найдите безопасников получше

Разобраться в ситуации нам попыталась помочь юрист и начальник экспертно-аналитического управления регионального отделения МОО «Центр противодействия коррупции в органах государственной власти» Екатерина Горина.

— Вообще, запрашивать информацию о психической болезни имеют право только прокуратура или суд. Обычно это делается в рамках уголовных дел. Поэтому в таких ситуациях банку очень тяжело себя обезопасить. Например, шизофреника иногда определить очень сложно. Зачастую это может сделать только профессионал. Раньше я вела прием граждан. Иногда чувствуешь, что-то не так с собеседником. Самый лучший способ — попросить его что-нибудь написать. Глянешь, а там такая ерунда. Сразу становилось понятно. Шизофрения — это достаточно серьезное заболевание, хроническое.

Банк должен был поинтересоваться трудовым стажем в целом. Как правило, у таких людей он очень маленький. У банков ведь есть службы безопасности. Однако, судя по всему, просто не могут набрать хороших специалистов. Например, из бывших следственных работников с юридическим образованием. Каждый такой специалист учил азы психиатрии. Вся описанная ситуация красноречиво говорит об уровне безопасников банка «Звездный».

Что же касается судебного процесса, то в данном случае Дмитрий считается дееспособным. Ведь у него нет инвалидности. Кроме того, насколько я понимаю, ранее он всячески уклонялся от лечения. Можно, конечно, запустить процедуру признания недееспособным.

Однако это длительный процесс, включающий в себя проведение всяческих экспертиз. Если родственники были бы готовы на это пойти, тогда, скорее всего, банк остался бы с носом. В то же время, Дмитрию в будущем было бы тяжелее устроиться на работу.

Искусственное создание плохой кредитной истории для родственников — это просто превышение полномочий банка. Его также можно за это засудить. Однако здесь встает вопрос, как самим банкам обезопасить себя от подобных заемщиков, если данные о психических болезнях секретны? Возможно, следует обзавестись штатными психологами, которые будут работать с клиентами или послать на дополнительное обучение персонал своих отделений.

Наш корреспондент обзвонил около шести различных банков области. Примечательно, что ни в одном из них не согласились беседовать, заявив примерно следующее: «Тема не является для банков приоритетной, перспективной и актуальной».

P.S. Сейчас Ирина намеревается подавать на развод. Она сильно боится за своих дочерей. Тем более что Дмитрия хотят выписывать из-за нехватки мест в больнице. Каким он вернется, не ясно. Может, возьмет новый кредит, но уже побольше.

Станислав ПОЛОВЦЕВ

Комментарии
Комментариев пока нет