Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Квартирный вопрос довел до суда

02.07.2009
Чтобы добиться правды, жительнице Южноуральска Галине Шумаковой пришлось пройти все государственные инстанции и прожить в нервотрепке почти три года.

Чтобы добиться правды, жительнице Южноуральска Галине Шумаковой пришлось пройти все государственные инстанции и прожить в нервотрепке почти три года.

Недавно городской суд Южноуральска в открытом судебном заседании рассмотрел гражданское дело по иску жительницы города Галины Шумаковой к Министерству финансов РФ.

Истица требовала взыскать с минфина компенсацию морального вреда, причиненного ей незаконным привлечением к уголовной ответственности. Позади почти три года отбирающих здоровье разбирательств у следователей, обращений в городские, областные судебные и надзорные инстанции. Лишь поездка в Генпрокуратуру позволила поставить точку в ее деле.

Оно завершилось беспрецедентным в судебной практике города извинением, которое от имени государства принесла Галине Шумаковой прокурор Южноуральска Лидия Воронина. Моральные и физические страдания, возникшие по вине работников правоохранительных (то есть государственных) органов и испытываемые в течение почти трех лет, Галина Шумакова оценила в один миллион рублей.

Кому досталась третья комната?

В счастливую жизнь Шумаковых при создании семьи сразу же вмешался извечный квартирный вопрос. С жильем в городе всегда было туго. Шумаковым пришлось начинать семейную жизнь в трехкомнатной коммунальной квартире на две семьи. 20 с лишним лет назад после рождения второй дочери мужу Галины дали вторую комнату в квартире, где они жили. Но с двумя детьми даже в двух комнатах коммуналки жить было неуютно. Попробовали обменять их на отдельную квартиру, не сумели.

Между тем у их соседей, занимавших третью комнату, поселилась Нина Янбаева с двумя детьми. Как потом выяснилось, женщина психически нездоровая. Свекровь, видимо, опасалась за жизнь детей, потому лишила Нину родительских прав, оформив опекунство над внуками. Бабушка забрала детей к себе. Через несколько лет трагически погибла Нина. В комнате с тех пор никто не жил.

- Я написала заявление в городскую администрацию, просила разрешения занять пустующую комнату, - рассказывает Галина Шумакова. - Мне сказали, что за бывшими хозяевами числится большой коммунальный долг. Его надо погасить, тогда можно будет пользоваться комнатой. Долг погасила бабушка-опекунша, но в комнате все равно никто не жил. В 2006 году я обратилась к главе города Владимиру Горе с письменным заявлением о том, чтобы пустующую комнату отдали моей семье. Мне ответили, что администрация ее приобрела для передачи детям-сиротам. На мой взгляд, это было не так: спорную комнату продали какому-то гражданину по фамилии Жигулев. А после того, как я стала претендовать на комнату, Жигулеву вернули деньги. Комната, как мне сообщили, перешла в муниципальную собственность.

Впрочем, эти детали, может быть, уже не так и важны. А тогда, имея противоречивую информацию, Шумакова помимо воли стала считать себя незаслуженно наказанной властью. Она убеждена, что администрация города проигнорировала требования Жилищного кодекса РФ о ее преимущественном праве при покупке спорной комнаты в их коммунальной квартире. Но Шумаковых ни бывший владелец комнаты, ни администрация не поставили в известность о намерении осуществить сделки купли-продажи.

Спорную комнату администрация выкупила на федеральные деньги для сироты - некоего Николая Рябова. Но согласно заявлениям бывшего заместителя главы города Владимира Ромасенко, с которыми он обращался в прокуратуру, Галина Шумакова в эту комнату представителей власти не пускает. 16 августа 2006 года подобное же утверждала следователю и супруга Рябова А. Кузьмина: мол, комнату не дают осмотреть. Через 13 дней Кузьмина давала уже другие показания: якобы смотреть комнату она не ходила, с Шумаковой по поводу жилья не общалась. Между тем на Шумакову завели уголовное дело. Ей вменили в вину самоуправные действия и создание препятствий при передаче жилья Рябову.

- Сироту Рябова я в то время ни разу не видела, поэтому попросила дознавателя Чинькову, вынесшую постановление о возбуждении уголовного дела, познакомить меня с ним, - рассказывает Шумакова. - В ответ Чинькова мне сказала: «Я и сама хотела бы на него посмотреть». Стало ясно, что правоохранительные органы занялись мною по указанию городских властей. Видимо, потому что я сопротивлялась.

Возбудив уголовное дело, с Шумаковой взяли подписку о невыезде и надлежащем поведении. В ходе следствия ее еще и объявили в федеральный розыск. Без смеха эти милицейские меры и воспринимать нельзя: Шумакова адреса проживания и регистрации не меняла, работала на одном из предприятий города. С какой стати ее принялись искать по белу свету? Но Галине было не до смеха.

Милицейский захват

В середине декабря 2006 года супруги Шумаковы находились в соседней деревне Денисово. Там у них, как они говорят, фазенда.

- Мы уже собирались уезжать домой, как раздался телефонный звонок, - вспоминает Галина. - Я трубку взяла, а оттуда короткое: «Мы ошиблись». Минут через 15 подъехала легковая машина, из нее вышли двое молодых мужчин. Зашли в дом, и один из них сказал, что меня надо доставить в милицию. Появился третий мужчина. Он тоже заявил, что имеет приказ доставить меня в милицию. Машина была гражданская, мужчины одеты в гражданские одежды. Я попросилась сбегать к соседке, чтобы от нее позвонить в милицию и спросить, что за люди пожаловали за мной и почему. Но я не дошла до соседского дома метров 10, как меня схватил сзади один из мужчин и потащил к машине. Потом я узнала, что это был Новоселов, сейчас он работает заместителем начальника городской милиции. Меня затолкали в машину, где мне стало плохо. Тогда меня положили на землю, но никого ко мне не подпускали, даже мужа. Соседка тетя Маша кричала: «Вы что делаете, она же тут умрет!» «Она в федеральном розыске», - ответили мои конвоиры. Меня завели в дом и вызвали «скорую». В тот же день я была вынуждена обратиться в травмпункт городской больницы, после чего пробыла месяц на бюллетене.

Уголовное дело расследовалось долго, будто через силу. Его то закрывали, то по инициативе прокуратуры открывали вновь. По словам Галины Шумаковой, назначенные ей адвокаты только делали вид, что работают. Поэтому она сама боролась за себя.

- Я отправила четыре письма только в Генеральную прокуратуру РФ, обращалась в другие инстанции, - говорит Галина. - Дело и не закрывали, и не расследовали, и не передали в суд. Когда каждый день над твоей головой висит этот камень, чувствуешь себя плохо. Тем более, когда не считаешь себя преступницей. Не выдержала я прессинга и в августе прошлого года сама поехала в Генпрокуратуру. Там меня выслушали и заявление мое приняли, обещав во всем разобраться. После этого южноуральское следствие зашевелилось. Но и на сей раз уголовное дело закрыли не сразу.

Лишь 21 января 2009 года судья городского суда Леонова рассмотрела мою жалобу и вынесла постановление о закрытии уголовного дела, возбужденного в сентябре 2006 года. Однако прокурор города Воронина тут же его опротестовала: мол, суд первой инстанции вынес неправильное решение. Областной суд отказал прокурору в отмене судебного решения, и оно вступило в силу. Спасибо адвокату Виктору Балышеву, который работал со мной последнее время.

Получив на руки вступившее в силу постановление суда о прекращении уголовного дела из-за отсутствия состава преступления, Шумакова подала в суд исковое заявление с просьбой возместить ей моральный вред. Она оценила его в миллион рублей. Видимо, начиталась газет и насмотрелась телефильмов о подобных ситуациях в заокеанской жизни. Это там моральные страдания могут оценить и в миллион, и в десятки миллионов долларов. И суды, как говорится, идут на поводу у обиженных людей, соглашаются с их требованиями.

Южноуральский городской суд тоже удовлетворил иск Галины Шумаковой о компенсации морального вреда за незаконное привлечение ее к уголовной ответственности. Из казны Российской Федерации в пользу истицы решено взыскать… 2000 рублей.

Комментарии
Комментариев пока нет