Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Скоропостижное падение

07.10.2009
Упал, скончался, криминала нет, говорят в прокуратуре  родственникам погибшего молодого человека, и в очередной  раз отказывают в возбуждении уголовного дела.

Упал, скончался, криминала нет, говорят в прокуратуре родственникам погибшего молодого человека, и в очередной раз отказывают в возбуждении уголовного дела.

Сын умер от тяжких телесных повреждений, считают родители погибшего Павла Бобко, и в очередной раз просят возбудить уголовное дело, найти виновных и наказать. Им вновь отказывают, фактически ссылаясь на показания 83-летней бабушки. Похоже, материалы доследственной проверки основываются только на ее противоречивом рассказе. Да, проживающий с нею внук, 27-летний Павел, 10 февраля вроде несколько раз падал, а вроде и не терял сознание, потом она вызвала скорую. В больнице он скончался.

Следователи отдела по Советскому району Челябинска СУ СК при прокуратуре РФ по Челябинской области так и записывают: упал, затем скончался, криминала нет, и уголовное дело возбуждать не хотят. А без него, как известно, нельзя провести расследование и разыскать виновных.

Павел чувствовал себя плохо уже целую неделю. Накануне проведать его приходила мать. Бабуля, с которой он жил, пожаловалась ей, что внук несколько раз падал без сознания, надо что-то делать. Мама Павла, осмотрев его, оставила ему таблетки, опять предложила сопроводить его в больницу, но он только покачал головой, казенные заведения он не переносил. Затем он вышел покурить, долго сидел на приступке крыльца с сигаретой во рту, и вдруг начал заваливаться как-то нелепо, головой назад. Заголосила беспомощно бабушка, попыталась его поднять, привести в сознание, бесполезно, Павел совсем отключился.

Побежала трясущимися руками набирать телефоны скорой и родителей.

В больнице ему сделали операцию, у него оказалось внутренне кровоизлияние в мозг, вызванное закрытой черепно-мозговой травмой. «Снесли полчерепа», откачали немало крови из пораженного участка, пытаясь спасти, но все усилия врачей были бесполезны. Молодой человек скончался.

Любому судмедэксперту понятно, что повреждения такого рода, вызвавшие скоропостижную смерть, вероятнее всего следует считать последствиями избиения. Но врачей никто не опрашивал. То, что говорят врачи, интересно было только родителям.

Но следователям версия врачей и родителей неинтересна. Они выдвигают свою. Падал парень у себя дома, травмировался там же, никуда не выходил, значит и помер от этого. Их абсолютно не настораживает то обстоятельство, что внутричерепное кровоизлияние у Павла Бобко не могло образоваться с высоты падения собственного роста. Получается, ему надо было буквально встать с ног на голову и биться темечком об пол, чтобы причинить себе закрытую черепно-мозговую травму?! Это при наличии ковров, мягкой мебели в доме?! Родные не верят в нелепую версию прокуратуры.

- Акт судебно-медицинского исследования составлен необъективно, - считает отец погибшего Иван Владимирович, - поверхностно, обширные кровоподтеки якобы у него образовались как от воздействия тупых твердых предметов, «так и при соударении с таковыми». И самый главный вывод, на который они опираются, и который дает им основание ничего не делать, удары пришлись на период «за два-четыре дня до смерти».

Но в этот период сын уже не выходил никуда из дома. Получается по логике следователей сам себя побил?! Независимый эксперт Александр Власов провел свое исследование, и не нашел объективных данных, подтверждающих, что кровоизлияние в мозг Павел Бобко получил за два-четыре дня до смерти. Его заключение: телесные повреждения, закрытая черепно-мозговая травма, и как следствие кровоизлияние в мозг, были получены за семь-восемь дней до смерти. Не нашел эксперт и признаков каких-либо заболеваний, которые могли бы вызвать столь скоропостижную смерть молодого человека.

- Конечно, он падал и терял сознание в феврале, - поясняет мать Павла, Наталья Вениаминовна, - и мы подозревали, что его опять избили. О втором происшествии ничего не знаем, он категорически не хотел ничего рассказывать. А в первый раз, в августе прошлого года, его избили до бессознательного состояния в павильоне «Огонек» возле дома. Повздорили из-за пустячного повода, пачки сигарет с каким-то Рычковым. Последний после ссоры убежал, но минут через двадцать привел с собой двоих. Пригрозив: «Сейчас вы меня запомните на всю жизнь», они стали бить сына с товарищем по голове и по телу деревянными палками. Били, пока они оба не потеряли сознание, несмотря на то, что продавец кричала: «Прекратите!» и «Помогите!»

Пока приехали милиция и скорая, инициаторов драки и след простыл. Павлу наложили швы в травмпункте, от госпитализации он отказался. Но последствия побоев были таковы, что три последующих месяца он тяжело проболел дома. У него отнялась речь, он мочился под себя, мать вынуждена была вызывать врачей на дом для проведения курса лечения.

Фигуранта происшествия Олега Рычкова милиция опросила, …и с миром отпустила. Потому что сын якобы отказался заявление на него писать, и от судмедэкспертизы - тоже. Опять все подкреплено показаниями бабушки, в ее присутствии дескать опрос проводился. Родственники говорят, избитый Павел ни писать, ни говорить не мог, и понятно же, милиции нужен был этот отказ. Умеют они уговаривать, когда им надо.

Похоже, что действительно парня два раза хорошо избили, и два раз уголовное дело возбуждено не было. Почему? За комментарием мы обратились к исполняющему обязанности заместителя начальника следственного отдела по Советскому району Челябинска СУ СК при прокуратуре РФ Виктору Штирцу. И получили такой ответ, приводим дословно.

- Его действительно в августе побили, повреждения там были незначительные, но отцовское горе велико, потому он ходит везде жалуется. Понять его можно. Потерпевший умер от полученной за несколько дней до смерти травмы, в ходе проверки было установлено, что она не носит криминального характера.

Последняя оговорка следователя не случайна. Даже спустя почти год хождения материалов в прокуратуре по одному и тому же потерпевшему, они искренне считают, что Павел упал в комнате на глазах у бабушки, травмировался, и потому скончался. Ну не бред ли?! То есть если развивать их логические умозаключения дальше, потерпевший был как минимум тяжелобольным, чтобы так скоропостижно уйти на тот свет. Но даже вскрытие не обнаружило у него никаких хронически опасных заболеваний, с этим фактором как быть?

Падал Павел уже от обострившихся последствий вторичного избиения какими-то лицами, возможно, все тем же Рычковым, полагают родные. Его надо было срочно госпитализировать, но идти в больницу он категорически не хотел, несмотря на все просьбы и уговоры матери.

Конечно, сейчас родные винят себя в том, что не настояли, не убедили, фактически упустили сына.

Материалов последней проверки родственники не видели, под разными предлогами им отказывают в ознакомлении с ними. Мы несколько раз звонили в канцелярию областного следственного управления прокуратуры с просьбой найти отказные материалы по Павлу Бобко. Девушка искала полчаса, по номеру дела, по фамилии, и со вздохом вынуждена была ответить, что не нашла ничего.

В марте отказной материал содержал только показания матери и бабушки, все, более ничего сделано не было. С февраля по сентябрь сего года семье Павла Бобко пятнадцать (!) раз отказывали в возбуждении уголовного дела по двум эпизодам избиения. Отец обращался шестнадцать раз в правоохранительные органы с жалобами и заявлениями. Отписки, ссылки, переадресация друг другу, налицо все что угодно, только не настоящее расследование.

Два дела об избиении должны быть, и ни одного нет. Человек между тем в могиле. Сам упал, сам скончался. Возможно, если бы эпизод с избиением в августе довели до конца и нашли действительно виновных, Павла не избили бы вновь в феврале, и возможно он остался бы жив. Возможно!

Гнилая система, говорят правозащитники, направлена на отпихивание от себя «висяка» и «глухарей». Ведь последние портят отчетность и без того криминального города.

"Реабилитация" статистики

- В следственных органах не поощряется, когда заводят уголовное дело, а потом приостанавливают, потому что не могут найти виновных, оно будет считаться нераскрытым, для успешной статистики раскрываемости это крайне неполезно, - поясняет наш эксперт, бывший сотрудник следственных органов Владимир Никонов, - тенденции вроде бы противостоит совместный не секретный приказ прокуратуры, МВД, ФСБ и др.силовых структур «О едином учете преступлений», но похоже тщетно. Там написано, какие преступления подлежат учету и что значит укрытие от учета и регистрации. В этом случае от регистрации вроде бы ничего не укрыли, оно зарегистрировано в книге учета, но в возбуждении уголовного дела отказано по реабилитирующим признакам. Но здесь четко прослеживается состав преступления, какая реабилитация?! Явное укрывательство от учета. Дело - в чистом виде статья 111, плюс 213 УК РФ, но они этого видеть не хотят. Не опрашивались лечащие врачи, не были сразу изъяты вещественные доказательства, не найдены еще двое нападавших, и вот вам легкий вред здоровью, подведомственность мировому судье.

Девочку нес мальчик на руках

В последнее время очень распространенной и обычной стала практика, когда виновных в том или ином преступлении, даже когда эти виновные явно очевидны, никто не призывает к ответу. Та же следственная группа Виктора Штирца занимается сейчас расследованием гибели ребенка в подземном переходе Ленина-Цвиллинга в Челябинске. Пока они не могут дать однозначного ответа кто виноват в смерти 14-летней жизнерадостной, в момент гибели абсолютно трезвой как и ее спутник в тот день, Светланы Мокеевой. Напомним, в день трагедии в городе хлестал ливень. Спасаясь от дождя, все бежали в переход, в укрытие. Девочку нес на руках по затопленному водой подземному переходу мальчик. Споткнулся, уронил. Инстинктивно Светлана ухватилась за выступ холодильника «Кока-колы». Тряхнуло током обоих, но Светлану сильнее, она упала лицом в воду. Все, скорая констатировала смерть.

Сроки, отведенные для установления истины, вот-вот закончатся, а следователи все более склоняются к «совокупности факторов, повлиявших на трагедию». По их мнению, многое сошлось в одном месте и в один час, и трудно им сказать, что сыграло решающую роль. Халатность людей, отвечающих за вверенный им переход, МАУ «Горсад имени Пушкина», за арендуемое ими оборудование?! Но сейчас они не могут даже точно сказать, удар током от чего был, холодильника или электрокалорифера?! Страшный ливень, вода по колено, неработающая ливневая канализация - тоже виноваты?! Затрудняются ответить, по мнению следователей, все сыграло на возникновение трагедии, невозможно найти одного виноватого.

Да, скорее всего, в этой истории никто ни за что не ответит. Самое лучшее, санкции предъявят стихийному бедствию, какого черта оно так внезапно разразилось. Такой вывод напрашивался сам собой из уклончивых ответов следователей. Родители девочки настолько подавлены, что не собираются предъявлять иски муниципалитету и его муниципальному подразделению. Какой смысл?! Ребенка ведь он им не вернет.

Комментарии
Комментариев пока нет