Новости

Выпавший ночью снег создал восьмибалльные заторы на дорогах областного центра.

Награду Анатолию Пахомову вручил замминистра обороны России Николай Панков.

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Бунт на зоне инсценировали

22.10.2009
Начальник ГУФСИН области генерал-лейтенант Владимир Жидков обвиняется в укрывательстве убийства четырех заключенных в ИК-1 летом 2008 года.

Начальник ГУФСИН области генерал-лейтенант Владимир Жидков обвиняется в укрывательстве убийства четырех заключенных в ИК-1 летом 2008 года.

После событий в исправительной колонии № 1 строгого режима, что под Копейском, прошел уже год и пять месяцев. Тогда в транзитно-пересылочном пункте погибли четверо заключенных, якобы устроивших бунт. Страсти по уголовному делу не утихают до сих пор.

Следствие, которое ведет СК при окружной прокуратуре, выдает все новые подробности скандального инцидента. На этот раз оно приняло совершенно иной оборот. «Под раздачу статей» попал начальник ГУФСИН области Владимир Жидков. Ему инкриминируется совершение преступлений, предусмотренных статьей 316 УК РФ (укрывательство преступлений), частью 3 статьи 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями), ч. 2 ст. 292 УК РФ (служебный подлог) и частью 3 статьи 33, частью 3 статьи 306 УК РФ (организация заведомо ложного доноса). Генерал-лейтенант находится под подпиской о невыезде.

Избили сами себя

…В Главном управлении Федеральной службы исполнения наказаний буднично, будто ничего и не случилось. Дежурные стоят на вахте, отказываясь пропускать посторонних. Те, кто показывает нужное удостоверение, проходят внутрь. В кабинетах пусто - все сотрудники учреждения в конференц-зале на рабочей коллегии. С трибуны вещает докладчик в форме, во главе сидит Владимир Жидков. На первый взгляд и не скажешь, что буквально вчера его обвинили в укрывательстве преступлений.

А волноваться генерал-лейтенанту есть о чем. По мнению следствия, именно по приказу Жидкова сотрудники ИК-1 уничтожили следы совершенного преступления, изменили обстановку на месте происшествия и инсценировали нападение погибших осужденных на конвоиров. С этой целью после жестокого избиения 12 заключенных (четверо из которых Сергей Поляев, Анатолий Айвасед, Евгений Мамуков и Вячеслав Сахабаев скончались вечером того же дня) тюремщики поколотили друг друга, повредили форменную одежду. Жидков, как заправский режиссер-постановщик, прибыл на место преступления, чтобы лично проконтролировать инсценировку бунта. И только когда был подготовлен пакет подложных документов на подтверждение ложного доноса о бунте заключенных, Владимир Семенович в официальном порядке доложил о «бунте в колонии» руководству ФСИН России.

О том, что обман может вскрыться, генерал, очевидно, не подумал. Ведь сразу после инцидента всю Россию облетела новость, что заключенные, вооруженные заточками, напали на конвоиров («Челябинский рабочий» писал об этом 3 июня 2008 года в материале «Зеки с бритвами, охранники с дубинками»). Сразу началась служебная проверка, даже ходили слухи, что один из охранников находится в больнице с травмами. Председатель Общественной палаты области Вячеслав Скворцов грозно обещал разобраться в ситуации, он был твердо уверен, что бунт санкционировали уголовный авторитет из Свердловской области по кличке Медведь и его приспешники, желающие посадить на место Жидкова (или даже Юрия Калинина, который был тогда главой ФСИН России) кого-то из своих людей. Администрация области пообещала выделить сотрудникам колонии квартиры.

Версия чиновников имела право на существование, ведь известно, что челябинские зоны считаются «красными», то есть управляемыми законом и ее добропорядочными представителями, а не криминальными авторитетами. Однако, беспристрастное расследование прокуратуры отмело все эти версии. Уже через месяц по обвинению в причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, в изолятор ФСБ области были отправлены восемь конвоиров. Затем арестовали еще четверых («Челябинский рабочий» писал об этом 3 июля 2008 года в материале «Конвоиров взяли под конвой»). Следователи установили, что охранники превысили свои полномочия, жестоко избив «сидельцев». Кроме того, им не была оказана первая помощь. Прокурор области Александр Войтович тогда высказался по этому поводу на официальном сайте прокуратуры области:

- Выявлены грубейшие нарушения требований Конституции, низкий профессиональный уровень, отсутствие оперативной, режимной и воспитательной работы. Мною внесено начальнику ГУФСИН представление о принятии мер жесткого радикального вмешательства, обеспечения законного режима функционирования в транзитно-пересылочном пункте.

Ломка этапа по-южноуральски

Однако Жидков и вовсе не собирался вмешиваться в хорошо отлаженный режим, называемый в тюремных кругах «ломкой этапа». На пресс-конференции, посвященной ЧП, которую провел правозащитник, бывший заключенный Юрий Скогарев, корреспонденту MediaЗавод.ру попал в руки диск с документальным фильмом «И небо становится ближе». В фильме, снятом скрытой камерой, наглядно показано, через какие унижения проходят те, кто только поступил на зону. Если осужденный человек отказывается надевать красную повязку («свидетельство» активиста, сотрудничающего с администрацией колонии), его избивают, гнобят. Кадры фильма шокируют, после него не остается сомнений, что тюремщики дейтсвительно могут быть виновны в смерти четверки заключенных. С преступниками надо обращаться жестко, никто не спорит. Но ведь они все-таки люди. Причем далеко не все зеки, которые прошли через «нагнуться и снять штаны», осуждены за изнасилования и убийства. Есть люди, которые просто оступились. И такие порядки во всех зонах Челябинской области. Причем жалобы заключенных практически никогда не находят ответа. Правозащитные организации пишут петиции, обращаются в СМИ, в прокуратуру, но без толку. Возможно, после завершения расследования по данному делу что-то изменится.

С самим Владимиром Жидковым нам поговорить не удалось. Он занят рабочими делами. В пресс-службе сообщили, что во время следствия, которое продлится до 1 января 2010 года, официальных заявлений не будет.

- А что, дадут генералу условный срок за все заслуги, и пойдет он на пенсию, - сказал корреспонденту «Челябинского рабочего» один из работников учреждения, встреченный в коридоре. - А вообще, если честно, Владимир Семенович - жесткий руководитель, зеков не любит. Все могло быть, и то, что вы говорите - укрывательство преступления. Ведь он этим судьбы своих подчиненных спасти пытался. А я сразу не поверил в версию, о которой говорили конвоиры. У нас бунты редко в колониях бывают. Видимо, просто кто-то из 12 прибывших в транзитно-пересылочный пункт отказался встать на колени.

В общем, расследование дела продолжается. Как сообщили в пресс-центре СК при прокуратуре УрФО, к уголовному делу привлечено уже 18 должностных лиц. Сейчас расследование находится в стадии завершения. Контрольная точка - 1 января 2010 года.

Марина МАЛКОВА

Владимир Семенович Жидков

Родился в селе Устиновка Балашовского района Саратовской области 14 декабря 1956 года. В 1987 году окончил Саратовский политехнический институт, в 1997 году - Балашовский педагогический институт. В 1993-м назначен начальником исправительной колонии № 3 города Саратова. С 1996 года - заместитель начальника управления исполнения наказаний УВД Саратовской области. С 1998-го - заместитель начальника УИН Министерства юстиции Российской Федерации по Саратовской области. В 2002 году выполнял служебно-боевые задачи при проведении контртеррористической операции по восстановлению конституционного строя в Чечне. С 12 февраля 2003 года - начальник Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Челябинской области. С 2006 года - генерал-лейтенант внутренней службы. Награжден медалями «За воинскую доблесть» I степени (2002 год), «За укрепление уголовно-исполнительной системы»(2002), «За службу» I степени (2001), почетными знаками «За отличие в службе МВД»(1991) и «За отличие в службе УИС» II степени (2000), «За верность долгу» (2002), именным оружием - пистолетом Макарова (2001).

Юрий Скогарев, эксперт общероссийской организации «За права человека»:

- Весть о том, что шефу Челябинского ГУФСИН предъявлено обвинение по четырем статьям, распространилась в колониях мгновенно. Заключенные не могли вначале поверить: не может быть? А потом пошло всеобщее ликование, внешне никак не выражающееся, потому что показательные избиения в местах заключения продолжаются до сих пор. В отношении меня лично продолжается прессинг и давление со стороны силовых структур, мне мешают защищать нашего правозащитника Алексея Соколова, который до сих пор незаконно содержится в СИЗО. Он поплатился за свое участие в копейской истории, когда он был в морге, видел трупы потерпевших заключенных со следами жесточайших побоев и последовательно отстаивал версию их убийства.

Эта новость, конечно, из ряда вон. Она дает основание думать, что не все в нашем обществе потеряно.

Ирина ГУНДАРЕВА

Комментарии
Комментариев пока нет