Новости

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Испекут блины, посоревнуются, поздравят мужчин с 23 февраля.

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Остров воспоминаний…

02.06.2011

Прощание с природой у старых людей - чувство острое и пронзительное

И все-таки я снова здесь…

На этот остров меня однажды привел фенолог Сергей Борисович Куклин.

Таких островов вдоль реки Миасс сотни, если не тысячи. Но не на реке они, а сбоку от нее. Когда Миасс в очередной раз «отрезает» свою излучину (меандр), тогда между самой рекой и старицей остается территория, со всех сторон окруженная водой. Таких островов много, но этот, на окраине деревни Кайгородово, - «наш». Он был облюбован еще отцом Куклина, а сам он знал остров, считай, лет семьдесят. С некоторых пор мы его стали называть Соловьиным.

Обычно мы выбирали такой майский день, когда на берегах Миасса зацветает черемуха. Она напитывала воздух стойким запахом меда. Казалось, что и сама вода в реке медовая. Как раз в эти же дни набирали страсти соловьиные концерты.

К острову мы приходили пешком, со стороны старицы, переправлялись через нее, пересекали большую круглую поляну и останавливались на высоком берегу под старыми березами. Сбросив с плеч рюкзаки, мы осматривались, по-хозяйски обходили остров, определяя, что в нем «как было», а что «не так». Потом мы на «своем» месте ставили палатку, притаскивали к ней сухостой. Ближе к вечеру рыбачили, разводили костер, варили уху в солдатском котелке Куклина, пили очень вкусный чай со смородиновым листом, допоздна сидели у костра… А уже ночью какой-нибудь истовый соловей-солист устраивался на березе как раз над нами и давал концерт как бы специально для нас, для своих людей.

Уже несколько лет, как нет Сергея Борисовича. Я нисколько не сомневаюсь, что и на том свете он тоскует о Соловьином острове.

Незадолго до смерти Сергей Борисович упрашивал меня сводить его на остров. Может быть, в последний раз. Я несколько раз отказывал ему - видел, как он уже слаб. Вдруг что-то случится в дороге. Куклин до глубокой старости был прекрасным ходоком, но к концу жизни сильно сдал, ходил шажками, шаркая. С ним случались неожиданные обмороки. А на острове, если что, - там ни до кого не докричишься. Но, в конце концов, я понял, что то был не каприз старого человека, а в сущности, просьба о прощании с очень дорогими его сердцу местами. И я согласился: «Ладно, так и быть, пойдем».

Добрались мы без приключений. А то, чего я опасался, случилось на переправе через заболоченную старицу. Сергей Борисович зашел в воду по колено, застрял в иле и упал ниц. Упал и оставался лежать, упершись руками в грязь. Не то что сдвинуться с места, он и разогнуться не мог. Кое-как я снял с него рюкзак, выпрямил и вытащил на берег.

Отдышавшись, успокоившись, Сергей Борисович вылил из сапог воду, переобулся. Потом с моей помощью поднялся, на мелководье вымыл руки, лицо, и мы пошли дальше. Все было вроде, как всегда. Мы постояли с удочками, вскипятили чай. Сергей Борисович готов был остаться на ночлег, еще раз посидеть у костра, но я на это не решился.

Прошло два года, и я чувствовал свою нравственную обязанность придти на остров - уже без Куклина, но как бы с ним. И вот - пришел. Впрочем, не на остров. Дорога к старице, как выяснилось, перерыта двумя огромными карьерами. Ничего не оставалось, как приникнуть к противоположному берегу.

Каким-то поникшим, покинутым и осиротевшим увидел я остров теперь. И берег не так высок, как прежде, и старые березы не так внушительны, как когда-то, и кусты не так густы, и травы не так зелены… Черемуха уже отцвела. И приумолкли соловьи. Только какой-то, спохватившись, подаст голос…

И острова стареют…

Комментарии
Комментариев пока нет