EUR 75.58 USD 66.33

Сарай, исторический…

Сарай, исторический…

Этот сарай стоит в поселке Балканы - один на большом пустыре. По преданию, он принадлежал известным, едва ли не на весь мир, золотопромышленникам Рамеевым. Недалеко от сарая располагалась господская усадьба с роскошными домами, парком и чем-то еще невиданным. Но все без следа - разрушено, все - кроме сарая. И узнав, что сарай сохранился, мы бросились к нему.

Эта дверь… Нет, она не «лгала», она - настоящая. Не подделка, а оригинал. Этот красный кирпич в обрамлении двери, этот дикий плитняк, которым сложена вся стена… Эта дверь в три доски, может быть, не самая первая, но тоже уже посеревшая, будто поседевшая. Наконец, это железо… Это бессмертное кованое железо, которое не покрывается бурой перхотью ржавщины… Эти длинные петли, эта перекладина, наискосок перекрывающая все три доски… Можно не сомневаться: железо - истинное, первозданное, не обманное.

Пусть обвалилась арочная кладка, пусть обломаны доски и погнута перекладина, пусть все очень запущено и неухожено - зато все из «того» времени.

Конечно, можно укрепить кладку, обновить дверь и даже оштукатурить стены… Получится аккуратненький сарайчик, который можно показывать экскурсантам. Но пропадет главное - доверие к тому, что видишь. Воображению не за что будет зацепиться, чтобы перенестись из одного времени в другое. Новодел мы инстинктивно отторгаем.

Как быть со стариной - ремонтировать, реконструировать, реставрировать? Или, может быть, законсервировать? А то - снести и построить заново? В каждом случае - свой выбор.

Со стариной, как со стариками, - «пустые» хлопоты. Как ее, отжившую свой век, сохранить, надолго, на века? Дело тонкое, кропотливое, нервное, затратное и капризное. Одна возня. А между прочим, в очереди на квартиру тысячи обитателей бараков. Ждут. А мы что? Бросай насущное строительство, все - на сохранение старины?

Тут противоречие на противоречии. Конечно, памятники истории в известном смысле - роскошь. А нам пока вроде бы не до роскоши. Не до жиру. И все-таки беда не в том, что у нас мало денег. Мы не готовы нравственно. Мы легко принимаем лежащее на поверхности сознание, что траты на старину - излишество. И даже баловство. Да, в наших душах, очень глубоко, лежит догадка, что старина воздаст, но так глубоко задумываться нам недосуг. И потому не обременяем себя тем, что, аляповато подкрасив старинный особняк, не приближаем старину к себе, а удаляем от себя. Мы делаем вид, будто что-то сохраняем, - мол, нате вам, только отвяжитесь.

Нам уже ясно, что сохранение, то есть консервация старины, - дело очень сложное и дорогое. Из этого и следует исходить: иметь или не иметь. Легче всего - что? Снести. Что мы и делаем.

Правило простое: минимум вмешательства. В идеале все оно, вмешательство, должно сводиться к одному - сохранить.

VK31226318