Новости

Сообщается, что пожилую женщину будут судить.

Грабитель зарезал 30-летнюю женщину прямо на улице, после чего она скончалась в больнице.

В столице Южного Урала ощущается кризис мест «последнего упокоения».

На радость детям установят весной.

Уф… Результат – отрицательный!

Установить вопиющий факт фальсификации сроков годности детского питания удалось в ходе прокурорской проверки.

Лечение девятилетней Насте оплатило государство и неравнодушные жители Перми.

Причиной стало то, что мужчина приревновал свою супругу к односельчанину.

Таким образом 77-летняя горожанка рассчиталась за «снятие порчи».

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Рояль и ограда

10.07.2013
Заводская ограда каслинского чугунного «разлива» в Кыштыме. Кто не согласится с тем, что она - прекрасна?

У Салима Фатыхова есть стихотворение о тете Тане, о том, что «тетя Таня не знала Шопена». Не до Шопена ей. Все ее помыслы сводились к тому, чтобы «жили б дети в достатке и дружно, да к вину не тянулся б мужик». А Шопен… Его она «строго слушает лбом просветлевшим» только на пути к кладбищу…

А певица Елена Ваенга поет: «Мне всю ночь играл рояль - Шопен, Шопен».

Так оно: у тети Тани минутки нет для Шопена, а у Елены Ваенги - вся ночь…

Однако почему - так? Почему жизнь лишила тетю Таню «серьезной» музыки Фредерика Шопена? Он ей не нужен в принципе. «Это - не для меня, не для таких, как я. Шопен для тех, к кому судьба всегда благосклонна. Кто живет безбедно и бездельно. У кого есть время для такого баловства. А мы… Мы - люди простые… Нам не до Шопена».

Много лет мы толкуем о том, как прекрасна классическая музыка. Будто бы она - лучшая из музык, вершина, само совершенство. Мы будто бы хотим, чтобы все больше людей слушали и понимали классическую музыку. Но годы проходят, а она, классика, все так же далека от того, чтобы стать народной.

Другое дело - заводская ограда каслинского чугунного «разлива» в Кыштыме. Кто не согласится с тем, что она - прекрасна? И тетя Таня, наверное, легко согласилась бы, что она красива. Эти железные стойки-балясины, связанные между собой железной кружевной, как бы шопеновской фортепьянной, вязью… Много оград, но эта покоряет сразу и навсегда. И где? У завода! И с каких пор? С демидовских! И тогда, и теперь всем понятный - народный - шедевр.

А украшения посуды, тканей, мебели? А красота оконных наличников? А песни и танцы, без которых не обходится никакой праздник? Искусство родилось в быту, в буднях, в народе - и ушло, оторвалось от него. Стало профессией. А профессионалы искусства всех жанров так высоко воспарили, что оборвали корни, питавшие их «из глубин», и, в конце концов, сами заблудились, потерялись в дебрях своих абстракций и абсурдов. Шопен - он для Елены Ваенги, на всю ночь…

У кого-то есть время творить классику и у кого-то есть время ее слушать, видеть и понимать. У кого? Кто они? Сколько их?

Тетя Таня - не из них. Из них - Ваенга.

Ах, да, искусство уже не принадлежит народу. Не принадлежит народу и не исходит от него. Может быть. Но почему-то у каждого народа - свое искусство. Исконное.

Комментарии
Комментариев пока нет