EUR 75.58 USD 66.33

Давно не бывал я в Донбассе

Давно не бывал я в Донбассе

Я вырос в Донецкой области. В те годы, когда она, после войны, была нищей. Самым трудным запомнился 1947 год. Взрослые просили нас, детишек, выносить ведра на улицу и с криками обрызгиваться водой.

Так вроде бы можно было вызвать дождь. Но дождь не приходил. Все выгорело, кроме покрытой пылью лебеды и клоповника.

С годами Украина набирала зажиточности. Пока не стала богатой. Богаче России. О еде нечего и говорить, было все от вкусных конфет до вкусной колбасы. А когда в отпускные дни я заходил в магазины моего села, видел в них вместо провинциального дефицита - столичное изобилие.

То были - 70-е и 80-е годы - лучшие, я думаю, в истории Украины. Пора ее расцвета. Пора вещного счастья. И слава Богу.

Но и тогда Украина чем-то была недовольна. Ей казалось, что она могла бы жить еще лучше. И жила бы, если бы не Россия. Если бы не соседка, которую будто бы надо кормить. Помню, водитель автобуса, узнав, что мы торопимся на самолет в Челябинск, посмотрел на нас сочувственно и спросил: «Вы там с голоду еще не подохли?» Украина смотрела на Россию свысока. И слегка презирала ее за то, что она «соглашалась» жить так, как жила.

В брежневские годы Украина незаметно втянулась в манию обогащения. Нормой жизни стало одно - обогащаться, кто как может. Сосед стал каким-то начальником? Молодец. Значит, построит особняк? Построит. Значит, купит лимузин? Купит. А как иначе? Для того он и стал начальником. А остальные…

Колхозы стонали от растаскивания. Никакие меры не помогали. Бахчу нельзя было уберечь от воров. Свои сторожа не спасали. Колхоз нанимал кавказских сторожей с кавказскими овчарками - доходило до кровавых стычек. Всю ночь частные автомобили и мотоциклы с колясками шныряли по полям - где-то что-то урвать. Арбузы и дыни стоили копейки - нет, надо увезти с колхозной бахчи надармочка.

Капитализм на Украине начался еще при советской власти. И тогда же она впала в европеизацию. Начав с нищих хаток под соломенными крышами, она действительно превратилась в южную европейскую страну. Клетки лесополос, прекрасные дороги (асфальт к каждой деревне и едва ли не к каждой усадьбе), уютные деревни, утопающие в зелени улицы новых домов, пирамидальные тополя, как курортные кипарисы, автомобили у калиток. Счастливый благодатный край. Чего еще-то?

Нечего греха таить - чем западнее Евразия, тем больше она Европа. Европейские соблазны свели с ума не один народ. И сама Украина - чем дальше к западу, тем больше она Украина.

Все хотят в богатую Европу. Но хватит ли ее на всех?

Конечно, я люблю Украину. Мне достаточно услышать «Дывлюсь я на небо», чтобы мысленно улететь в родные края. Но на Украину я почему-то не вернулся.

VK31226318