Новости

Хозяин агрессивной собаки невозмутимо заявил пострадавшему пенсионеру, что он сам виноват и покинул место происшествия.

13-летняя девочка погибла, ударившись о козырек подъезда.

Утром в субботу жители дома 13а по Краснопольскому проспекту пришли в ужас от окровавленных стен и выбитых дверей в подъезде.

Казах выпытывал у пермячки пин-код от отобранной банковской карты.

Страшное ДТП произошло накануне утром около поселка Усовский на заснеженной трассе.

Сообщается, что пожилую женщину будут судить.

Грабитель зарезал 30-летнюю женщину прямо на улице, после чего она скончалась в больнице.

В столице Южного Урала ощущается кризис мест «последнего упокоения».

На радость детям установят весной.

Уф… Результат – отрицательный!

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Зачем нам ветвистая власть?

15.09.2009
Главная особенность законодательной - выборной - власти, которая считается, верхней, высшей, - ее поразительное бессилие.

Не понимаю, почему власть надо делить на несколько частей. Допустим, как у нас, на три части. Почему целое надо дробить?

Главная особенность законодательной - выборной - власти, которая считается, верхней, высшей, - ее поразительное бессилие. Единственное, что она может, - жаловаться на то, что ее хорошие законы плохо исполняются.

Исполнительная власть, которая вроде бы «всего лишь» исполнительная, вроде бы только исполняет то, что ей продиктовано и предписано, на самом деле управляет всем и вся, но никем не выбирается и никакого контроля не признает.

В Конституции Российской Федерации о третьей власти сказано, что судьи независимы, несменяемы и неприкосновенны. Я не знаю, существуют ли в природе условия, в которых судебная власть может быть независимой. До сих пор карты так не ложились. Так они не лежат сейчас и, я думаю, никогда так не лягут. Она, судебная власть, к счастью, всегда очень зависима. Конкретно, теперь она зависима от федерального бюджета, который, по Конституции, должен «обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия». Но полная независимость - полное недоразумение. Ее, может быть, можно доверить разве что ангелам правосудия, если их выписать из небесного рая. А наши судьи, что ни говори, - обыкновенные земные люди.

И то надо сказать, что судебная власть по сути тоже исполнительная.

Есть что-то несуразное в том, чем заняты депутаты Государственной Думы, - дни, месяцы и годы они сочиняют законы. Говорят, за осень депутаты должны рассмотреть и принять 600 законов. Но, наивно говоря, это законотворчество должно когда-нибудь иссякнуть. Когда-нибудь, наверное, все законодательное поле будет засеяно законами. И сколько их будет тогда? Тысячи? Десятки или, может быть, сотни тысяч? Если это случится, неизбежно возникнет проблема - отыскать в этом море законов один, нужный. Или, наоборот, появится возможность без труда выудить в нем любой, какой хочешь, закон.

На правах правового дилетанта я спрашиваю: сколько законов должно быть? Мало, но простых, ясных, четких, коренных? Или много, но мелких, сырых, приблизительных, размытых?

Я думаю, что мы избираем депутатов Государственной Думы не для того, чтобы они сидели и корпели над законами, над их статьями, пунктами и параграфами. Они, как я думаю, должны заниматься высокой политикой, налаживать контакты между жизнью и властью, корректировать настроения общества и действия правительства, выстраивать генеральную политическую линию. А законы - их пусть, по заданию Думы, сочиняет некий законотворческий институт, чтобы Думе оставалось только их утверждать.

В идеале власть должна быть одна. Выборная, но одна. Теперь народ выбирает президента и депутатов. Главой государства является президент. А депутаты… Они кто? К сожалению, они стали не политическими деятелями, за спиной которых - миллионы избирателей, а некими выборными чиновниками. И едва ли не свободными художниками.

Осмелюсь сказать, что есть два варианта. Первый - парламент получает всю полноту власти, а возглавляет его не какой-то, простите меня, спикер, а сам глава государства, как его ни назови. Второй вариант - президент выше всех, но он никакой не исполнитель, не хозяйственник, мельтешащий в поездках по заводам и стройкам, а высший судия, стратег, последняя инстанция и последняя надежда.

Депутат Государственной Думы Владимир Мединский написал книгу «Мифы о России», в которой он, отнюдь не защитник Советской власти, ненароком вспоминает о первых Советах, которые брали на себя все функции власти. «Эта нерасчлененность функций Совета, - пишет он, - непонятна для европейцев. Но это недостаток только с их точки зрения. Для большинства россиян вовсе не нужно расчленение власти по функциям, разделения ветвей власти». Он же: «И ничего похожего на Советы не появлялось ни в одной европейской стране независимо от СССР». Он же: «Советы - как раз очень русская система власти».

К сожалению, разделение не делает власть эффективнее. Все эти «хитрости», вроде системы сдержек и противовесов, противостояния и балансирования на грани, взаимного контроля, - всего лишь игры взрослых людей. Разделенная власть всего лишь ухудшает обстановку, в которой обсуждаются решения, затрудняет и замедляет их принятие, но никак не содействует их выверенности. Ответственность за власть должна взять на себя одна «команда» и оставаться «у руля», пока имеет доверие.

Все-таки, наверное, Советы снизу доверху и могли бы выстроить единое здание власти в России.

Комментарии
Комментариев пока нет