Новости

Сообщается, что пожилую женщину будут судить.

Грабитель зарезал 30-летнюю женщину прямо на улице, после чего она скончалась в больнице.

В столице Южного Урала ощущается кризис мест «последнего упокоения».

На радость детям установят весной.

Уф… Результат – отрицательный!

Установить вопиющий факт фальсификации сроков годности детского питания удалось в ходе прокурорской проверки.

Лечение девятилетней Насте оплатило государство и неравнодушные жители Перми.

Причиной стало то, что мужчина приревновал свою супругу к односельчанину.

Таким образом 77-летняя горожанка рассчиталась за «снятие порчи».

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Стыдитесь делать добро?

06.11.2009
Коллега поделилась сомнениями. Ее живущая в столице дочь организует сбор средств для помощи многодетной семье. Нуждающаяся «ячейка общества» состоит из четырех человек: мамы и троих детишек, один из которых не может обойтись без постоянного дорогостоящего лечения.

Коллега поделилась сомнениями. Ее живущая в столице дочь организует сбор средств для помощи многодетной семье. Нуждающаяся «ячейка общества» состоит из четырех человек: мамы и троих детишек, один из которых не может обойтись без постоянного дорогостоящего лечения.

Организатор сама далеко не богата. Обездоленные не являются ее друзьями. Порыв не продиктован указанием «сверху», хотя героиню этой истории не так давно выбрали главой родительского комитета класса, где учатся ее сын и ребенок из семьи, которой она хочет посодействовать. В основе поступка нормальное желание проявить чуткость к чужой беде, не отвести стыдливо глаза: мол, «а я что сделаю»… Но моя коллега засомневалась: не слишком ли много берет на себя дочь?

Главный источник беспокойства — хватит ли сил. По-настоящему обездоленным важно не только сочувствие, которое греет душу, а реальная (в смысле, материальная) помощь. Но если в должной мере помочь не удастся, а надежда уже подана? И потом, не отнесутся ли окружающие к благой инициативе как к желанию человека, ее озвучившего, нажить себе капитал? Подчеркнем: неважно, что помыслы чисты. Даже одно подозрение может навредить делу.

Моя первая реакция: плевать, что подумают! Попытка, пусть неудачная и болезненная, все-таки лучше, чем стремление сделать вид, что ничего не происходит. И сейчас так считаю, но обоснованность сомнений не признать не могу.

Слова «помощь ближнему», «благотворительность», «неравнодушие» опошлены едва ли не столь же, сколько другие не менее достойные понятия. Чем именно? Подменой.

В одной из организаций, где работал прежде, существовала практика. Как только в стране происходила масштабная беда, сверху спускался бланк заявления с просьбой вычесть из зарплаты энную сумму в фонд помощи пострадавшим. Список сотрудников к бланку уже прилагался. Оставалось лишь в одной графе проставить сумму (ее размер позволялось определить самому), в другой свою подпись. Организованное массовое подвижничество демонстрировало моральный облик компании и ее тружеников, что, вольно или нет, положительно сказывалось на имидже всех и вся. Обозначая в заявлении сумму и подписываясь, чувствовал себя странно. С одной стороны, возникало ощущение, что мне переставляют ноги, побуждают к принятию решения, до которого должен был дойти сам, добровольно, опираясь на личную, а не корпоративную совесть. С другой — прекрасно понимал: повседневная суета приглушает самосознание. Если бы не подсказали, вообще не вспомнил бы. А равнодушие — грех. Бездеятельное сочувствие сродни лицемерию. Подсказали грубовато? Возможно. Но подписываться никто не заставлял. Репрессий, убежден, не последовало бы. Глодало опасение: не подпишусь, подумают — пожадничал. К тому же тешила уверенность, что средства дойдут до адресата. Все-таки чувство сопричастности к добру.

В чем же здесь подмена понятий? В опасном соседстве слов «сопричастность» («причастие», «причащение») и «имидж». Боялся ведь, что меня неправильно поймут! Более сильных и состоятельных недопонимание их поступков не страшит. А «сопричастность к добру» становится инструментом роста капитализации собственного имени. Отсюда именные таблички (зачастую прижизненные), которые фиксируют деяния благотворителей, возможно даже помимо желания последних. Посетив, к примеру, челябинский зоопарк, узнаешь много хорошего о лучших людях города.

Благотворительность из искреннего душевного движения почти переродилась в вещество для удаления царапин с тефлоновой репутации. Публичность, равно как и массовость, убивают суть.

Кроме того, от вполне вменяемых людей можно услышать, что пожертвования взращивают паразитов. Одна из «теорий» гласит, что мировой терроризм вскормлен западными благотворительными организациями. Еще считается, что помощь нуждающимся унижает тех, кому и так несладко. В итоге сознанием обычного человека благотворитель воспринимается не иначе как творец чего-то почти постыдного. Впрочем, если человеку нечего стыдиться, значит, у него нет совести. Так что спешите делать добро!

Комментарии
Комментариев пока нет