Спецпроект
Новости

Челябинские полицейские нашли девушку, поиски которой продолжались почти трое суток.

В мае 2016 года извращенец проник в квартиру на первом этаже и напал на 4-летнюю девочку.

После урока физкультуры мальчику понадобилось четыре сложных операции.

Мужчина набросился на 58-летнюю женщину-диспетчера и разгромил помещение подстанции "скорой".

Челябинская областная библиотека получила редкое издание 1917 года.

Подземные толчки были зафиксированы в центральной Италии между областями Марке и Абруццо.

С заявлением о краже в полицию обратилась владелица коттеджа в микрорайоне Архирейка.

Школьница сумела отправить SMS-сообщение матери из багажника автомобиля злоумышленника.

Осужденным колонии строго режима доверили «шефствовать» над птицефермой.

В Доме культуры пос. Трубный Сосновского района Челябинской области  21 января состоится  конкурс юных чтецов башкирского эпоса "Урал батыр".

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
  1. Вы сколько на новый год потратите?
    1. в этом году не праздную - 4 (40%)
       
    2. больше 10,000 - 3 (30%)
       
    3. до 5000 рублей - 2 (20%)
       
    4. до 10,000 рублей - 1 (10%)
       

Про томатную пасту

21.09.2010
Я за честность и справедливость. Чтобы все поровну и одинаково…

Я за честность и справедливость. Чтобы все поровну и одинаково…

Много лет назад в пору полного дефицита заглянул в привокзальный магазинчик: не выбросили ли кильку в томатном соусе? Больше, конечно, я любил сайру в масле, но где ж ее было достать! Поэтому все нерастраченные чувства сосредоточились на жестянке за 41 копейку. Да и вообще, килька ввиду отсутствия других водоплавающих конкурентов пользовалась всенародным спросом. Содержимым баночки даже суп заправляли. А про главного фигуранта песенку сложили: «Рыбка плавает в томате, ей в томате хорошо, что же ты, едрена матерь, счастья в жизни не нашел?!»

В магазине стояла хлипкая по тем временам очередь - человек пять. Я шарил глазом по полкам, одновременно наблюдая боковым зрением торговый процесс. Очередная покупательница что-то шепнула продавщице. Та нагнулась и вынула из-под прилавка нечто круглое, завернутое в газету. Остальные тоже заметили манипуляж, но промолчали. Головы сначала опустили, а потом свернули набок. И сразу стали такими вызывающе безразличными. Я же про кильку сразу забыл и в силу своей склочной натуры весь подобрался. Когда подошел мой черед, на вопрос «Что вам?» тихо, но внятно проговорил: «То же самое!» Она какое-то время смотрела в потолок, потом сделала привычное наклонное движение.

В газетной обертке было что-то тяжелое. Хотелось раскрыть и посмотреть. Но на улице нельзя: увидят, налетят, разорвут. Едва сдерживаясь, дошел до дому. С порога, с криком «Я такое достал!» бросился на кухню. С женой вскрыли упаковку… На столе стояла… абсолютно ненужная нам большая банка томатной пасты! В придачу бы к ней ведро кильки, - еще куда ни шло! Единственное утешение: восстановил утраченную было справедливость, пусть даже в рамках привокзального магазина.

А вот с соседним городом в этом смысле ничего не получается. Живу в Кыштыме, в 20 км от закрытого Озерска. Еще года четыре назад не было проблем туда попасть: картонку на въезд выдавали ежегодно. Теперь невъездной. Пропуск зарубили по причине понятной: несколько неудобных публикаций о «Маяке» вызвали неудовольствие комбинатовского да и городского начальства. Приговор, узнаваемый во все века - не пущать! - с занесением в черный список.

Если честно, мне туда и не надо: люди (оттуда!) по-прежнему звонят, приезжают в корпункт, да и коллега Ярцев там живет-работает. Словом, при необходимости всегда можно получить информацию. Так что мое отношение к Озерску, как к томатной пасте: она есть, но мне ее не надо. Возмущает несправедливость... В минувшую субботу попал в… пробку! Трижды тормозили у светофора! И это не миллионный Челябинск, а 40-тысячный Кыштым всего с тремя главными улицами. По одной из них - Ленина - нескончаемым потоком машины из Озерска! Соседи двигались в наш город за более дешевым хлебом, стройматериалами, одеждой и прочим товаром, по ценам, несовместимым с «атомными». Кстати, едут не только обычные озерчане.

На нашем рынке запросто можно встретить папашу одного озерского миллионера, владельца торговой сети, разъезжающего на «Порше-Кайене», одно колесо которого стоит, как крыло «Боинга». А папаня на кыштымском базарчике приценивается к свежей пеляди. Потому как в сыновьем супермаркете она дороже да и вообще мороженая.

Так что это получается: вы к нам, значит, можете, а мы к вам нет! Если уж, по моему разумению, город закрытый, то и закрывай его по обе стороны. Чтобы ни нам, ни вам. Особенно нельзя вам к нам (к нам вам!?), на «Большую землю». По ней сплошняком гуляют шпионы, а вы ж напичканы всякими секретами. На базаре или в магазинах расслабитесь и разболтаете: на сколько именно частей делится атом.

Короче, не согласен я с немецким ученым Вильгельмом Швебелем, который утверждал, что о справедливости больше говорят слабые. Мне по душе высказывание византийского императора Юстиниана: «Справедливость - это твердое постоянное желание каждому воздавать по заслугам». А заслуги, продолжу императора, у нас одинаковые. Ядерный щит ковала вся страна. Поэтому мы все имеем право на открытые города. В США это сделали еще в 1968 году, распахнув городские проходные секретных поселений. И ничего: ни одного куска плутония или кулька цезия еще не сперли. Поэтому, если есть ворота, то они должны раскрываться в обе стороны. Или забейте их, ко всем собачьим чертям, намертво железнодорожными костылями!

А если есть под прилавком томатная паста, то намажьте ее пусть тонким слоем, но для всех. Даже для тех, кого от нее воротит.

Комментарии
Комментариев пока нет