Новости

По версии следствия, мужчина задушил приятельницу после того, как она отказалась дать ему денег на бутылку.

ММК возглавил рейтинг энергоэффективных компаний Челябинской области.

Йохан Гроуен: «Мы рады иметь такого организатора, как Россия».

Французская легковушка, в свою очередь, врезалась в стоявшую впереди «Тойоту».

Минимущества Челябинской области провело аукционы на право добычи полезных ископаемых.

Напряженность на рынке труда сохраняется.

Реализация недвижимости на торгах позволит выплатить три миллиона рублей долга.

Очередной «автор» несанкционированной свалки привлечен к ответственности.

В ближайшую субботу, 10 декабря, под Миассом откроют ультрасовременную беговую лыжню.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Мы с Хазановым власть не делим

03.02.2011
В числе недавних лауреатов премии «Светлое прошлое» - директор Московского театра эстрады Валерий Корн.

В числе недавних лауреатов премии «Светлое прошлое» - директор Московского театра эстрады Валерий Корн.

Валерий Григорьевич КОРН - директор Московского государственного театра эстрады. Специальное образование получил в Московской театральной школе-студии имени В.И. Немировича-Данченко при МХАТ имени А.М. Горького, позже окончил Высшие театральные курсы Министерства культуры СССР при ГИТИСе и Московский государственный университет культуры.

Среди его многочисленных наград - медали «За вклад в благотворительную и миротворческую деятельность», «Почетный меценат и благотворитель», орден Дружбы, орден «За вклад в культуру», «Звезда мецената».

Заслуженный работник культуры Российской Федерации, академик Международной академии культуры и искусства.

- Добра много не бывает, его должно быть как можно больше. И пусть оно распространяется на всех - такие слова сказал Валерий Григорьевич на церемонии вручения народной премии.

Он, конечно же, имел в виду суть проекта «Светлое прошлое». Корн не скрывал радости от общения с другими лауреатами, со зрителями, которых по праву может назвать земляками, ибо на свет Валерий появился на южноуральской земле.

- Я родился в Троицке в 1947 году, - рассказал Валерий Григорьевич. - У моей мамочки была непростая судьба. Ее папа, мой дед, преподавал в Ленинградском летном училище. Вероятно, там она познакомилась с молодым человеком, ставшим ее первым мужем. Он был военным летчиком, погиб в самом начале Отечественной войны. Мама пережила блокаду в Ленинграде, откуда ее вывезли по Дороге жизни. Так она попала на Урал. Потом вышла замуж за военврача, у них родилась дочка Лена, моя сводная сестра. Кстати, Елена долго жила в Челябинске, а сейчас в Екатеринбурге. Похвастаюсь: она мать четверых детей!

Потом моя мама развелась с отцом Лены и вышла замуж за моего папу. Как я понимаю, родители познакомились в Троицке. Папа проходил службу в армии (призвали его в 1940-м), а мама некоторое время жила там как демобилизованная. Из их рассказов знаю, что забирали меня из роддома на санях и лихо везли через весь город. Так папа выказывал свою радость по поводу рождения сына. После чего я заболел двусторонним воспалением легких. В этом же 1947 году наша семья покинула Урал. Папа поступил на актерский факультет ГИТИСа и в начале 50-х по распределению поехал работать в Тулу.

Артистическую семью можно сравнить с семьей военнослужащих. Мы тоже постоянно перемещались по стране. В строке «место рождения» я обычно пишу: «СССР», потом называю Челябинскую область. За годы школьной учебы мне пришлось сменить восемь школ. Жили в Сибири, Казахстане, Латвии, Белоруссии.

- Видимо, выбор вашей профессии был предопределен?

- Нет, родители не хотели видеть меня на сцене, хотя вся наша жизнь проходила в театре. В некоторых городах нам не могли предоставить отдельного жилья, и мы жили при театре, даже, бывало, в гримуборных ютились.

Если отцу не давали хороших ролей, он ехал туда, где они были. Поэтому мы мотались по стране. Потом отец дорос до главного режиссера театра. Было это в Рыбинске, там я поступил в авиатехнологический институт. Через два года понял: не мое. Бросил учебу, огорчив родителей. А тут еще папа, работавший сверх возможного, получил инфаркт миокарда. После этого мы переехали в город Ногинск Московской области, где отец снова стал работать артистом. А меня призвали в армию.

Демобилизовавшись, пошел работать в Театр имени Вахтангова монтировщиком декораций и стал готовиться к поступлению в театральный вуз. Мне повезло: готовила меня Цецилия Львовна Мансурова, ведущая актриса театра, народная артистка СССР. Но я услышал, что в Школе-студии МХАТ есть постановочный факультет, где выпускают администраторов, художников по свету, художников-постановщиков, костюмеров. Это же на стыке культуры и техники. Родители мой выбор одобрили. После окончания стал работать в театре имени Н.В. Гоголя, затем - на киностудии «Мосфильм». Кстати, при мне снимались такие фильмы, как «Служебный роман», «Подранки», «Неоконченная пьеса для механического пианино», «Как царь Петр арапа женил»… Три года отработал, но почувствовал себя словно на фабрике-кухне. Убежал опять в театр, на этот раз имени Станиславского. Помню, пришлось помучиться с тогда еще молодыми и своенравными, но подающими большие надежды режиссерами Анатолием Васильевым, Иосифом Райхельгаузом и Борисом Морозовым (еще один земляк!). Кстати, с этим театром мы в 1978 году гастролировали в Челябинской области.

- Сейчас вы работаете в дуэте со знаменитым Геннадием Хазановым.

- Он худрук, а я его помощник.

- Значит, он главнее?

- Так и должно быть. Задача администратора - помогать художественному руководителю. Делить власть глупо. Каждый делает свое дело. Мы стараемся не вторгаться в зоны влияния друг друга ни в работе, ни в личной жизни.

Должен сказать, что работать с Хазановым просто и в то же время нелегко. Он сам постоянно в движении и другим не дает расслабиться. Кроме того, я всегда первый и к тому же неоднократный слушатель новых программ, которые он нещадно и по нескольку раз корректирует. Миссия у меня почетная, но ответственная. Геннадий Викторович следит не только за твоей реакцией, он по глазам читает твое состояние: лицемеришь ты, давая оценку его работе, или говоришь правду. И пьесы, которые он отбирает для постановок, естественно, я читаю одним из первых, потом мы вместе их осуждаем.

Хазанов прежде всего - генератор идей. В прошлом году у нас в театре прошла замечательная акция, которую отснял Первый канал, причем мы разрешили это сделать безвозмездно, а они потом даже не указали, где проходили съемки и что замысел, материал и режиссура принадлежат Геннадию Хазанову. Вечер был посвящен памяти золотого человека - Григория Горина, на его пьесах выросло не одно поколение зрителей. В программе участвовали Даниил Крамер, Валентин Гафт, Ольга Остроумова, Леонид Броневой, Михаил Ефремов, Андрей Макаревич, Аркадий Арканов и другие. Все выступали бесплатно, понимая, что расходы не смогут окупиться. В столице безумные цены на рекламу, особенно телевизионную.

Скоро у нас состоится концерт памяти Анны Герман «Эхо любви», который мы ежегодно проводим к дню ее рождения. На этих концертах всегда аншлаги. Еще у нас постоянный контракт с частной антрепризой «Театр Антона Чехова». Его возглавляет Леонид Трушкин, а Геннадий Хазанов трудится там в качестве актера. На нашей сцене идут четыре их спектакля: «Смешанные чувства», «Все как у людей», «Морковка для императора», в котором, кстати, играет южноуралочка Инга Оболдина. А спектакль «Ужин с дураком» прогремел на всю страну, он идет уже 13 лет и всегда собирает полные залы.

- Разве в вашем театре бывает иначе?

- К сожалению, случается. Как-то приезжал театр пантомимы из Испании, и публика не пошла, хотя его хорошо рекламировали. Дело в том, что зрители, особенно в Москве, зомбированы телевидением. Идут на тех исполнителей, которые постоянно мелькают по «ящику». А ведь раскрученные на ТВ артисты чаще всего поют под фонограмму, но зрителей, увы, это не смущает. Может, из-за такой неуместной лояльности и не прошел в Госдуме закон, запрещающий фонограммы на концертах. За него безуспешно бились Иосиф Кобзон, Александр Розенбаум и другие деятели культуры. А ведь фонограмма - это обман зрителя. Солист кривляется, словно клоун, изображая пение. Фонограмма нужна по техническим условиям, когда какой-то концерт снимает телевидение. Но лично я противник таких концертов. Для телевизионщиков не важна публика, им важна «картинка», зрители для них - массовка. Ради этого ставятся осветительные приборы, бьющие зрителям по глазам. Какое может быть впечатление от этого концерта, какая дружеская атмосфера! Я - тот человек, который старается поломать эту «телевизионную историю». Для нас ценнее зритель. А телевидение пусть арендует павильон на «Мосфильме». А то берут готовый материал, а потом показывают его как собственный продукт. «Забывают» написать в титрах, кто его на самом деле создавал, на какой площадке проходил концерт.

- Неблагодарно с их стороны. А вот у вас, Валерий Григорьевич, много наград за меценатство и благотворительность. В связи с чем?

- Мы часто приглашаем на наши мероприятия пенсионеров, инвалидов, семьи погибших милиционеров. Совместно с Московским фондом мира проводим концерты для ветеранов Отечественной войны. По мере возможности перечисляем средства либо в детский дом, либо в тот же Фонд мира. Сотрудничаем через общественный совет ГУВД Москвы с разными подразделениями милиции, так как я член этого совета.

- Приятно было узнать, что в февральской афише Театра эстрады - пять юбилейных концертов Олега Митяева в связи с его 55-летием.

- Олег у нас и раньше неоднократно выступал, всегда с огромным успехом. У него очень много поклонников в столице. Пусть и челябинцы приезжают послушать своего земляка.

Комментарии
Комментариев пока нет