EUR 75.58 USD 66.33

Ректор ЧелГУ Диана Циринг: "Университетское образование – опора для жизненных перспектив"

Ректор ЧелГУ Диана Циринг: "Университетское образование – опора для жизненных перспектив"

Чего сегодня ждет школьник от университета?

Как и всегда – жизненного успеха. Высшее образование рассматривается как путь к его достижению. А уж в чем он должен заключаться, каждый решает сам согласно своим (или родительским) ассоциациям: карьера, личностный рост, развитие творческих способностей. Согласно тому, как меняется представление об успехе, меняется и вуз, учитывая потребности абитуриентов, расширяя спектр своих предложений.

Университетское классическое образование всегда было возможностью приобретения кругозора, который невозможно приобрести другим образом. Сформировать определенное мировоззрение, понимание мироустройства, базу, которая впоследствии становится опорой для жизненных перспектив. Такая база молодому человеку сегодня просто необходима.

Согласитесь: информационные потоки огромны, стремительны и переменчивы, и разобраться, что в них хорошо, правильно и полезно совсем не просто. Дифференцировать нужную и ненужную информацию, регулировать и отсеивать потоки, управлять ими позволяет именно стержень классического образования. Сама я закончила филологический факультет и никогда не пожалела о полученном образовании, культурном багаже – он оказался бесценен. Помните образ дерева в «Аватаре»? Когда ты един с миром, становишься его частью и питаешься от истоков: получаешь знания, мысли, опыт, вдохновение.

Кстати, сегодня проблемы информационной среды и умение ставить фильтры на получаемую информацию активно поднимает наш факультет журналистики, где работает учебно-научный центр медиаобразования. Именно ваше издание, «Челябинский рабочий», по инициативе главного редактора Бориса Киршина, открыло читателю рубрику «Энциклопедия медиаграмотности», повышаяющую уровень устойчивости к информации у широкой общественности.

Насколько сегодняшнему школьнику сложнее определиться с профессией, чем раньше?

Сложнее в несколько раз в силу тех же самых причин. Мир становится все динамичнее, переменчивее, и то, что востребовано сегодня, может оказаться на обочине завтра. Сложно предугадать развитие конъюнктуры, экономической и политической ситуации в мире, хотя определенные прогнозы, конечно, составляются специалистами. Важно, что целый ряд профессий только наберет значимость за время обучения сегодняшних первокурсников, а некоторые не потеряют актуальность никогда. Кроме того, вузы дальновидно предлагают обучение междисциплинарным профессиям, которые существенно расширяют компетенции выпускника.

С чем связано общее сокращение бюджетных мест на гуманитарные специальности?

С пресыщением рынка труда и соответствующей государственной политикой. К примеру, в инженерном, наукоемком сегменте кадры, к сожалению, стареют, и здесь велик спрос на высококвалифицированных специалистов, которых выпускают вузы. Бюджетными местами государство обозначает свой запрос на представителей определенных профессий.

В ЧелГУ на этот учебный год объявлен конкурс на 980 бюджетных мест – на 79 мест больше, чем в прошлом году.

Какова сегодня структура абитуриентского спроса в целом? Кем хотят быть школьники – физиками или лириками?

Несмотря на отсутствие дефицита кадров в области экономики и юриспруденции, поток желающих получить эти профессии с годами не уменьшается, их не останавливает высокий конкурс и стоимость обучения. Это связано с устойчивостью стереотипа, о котором я упоминала в начале беседы: в предыдущие годы экономист ассоциировался в общественном сознании с успехом.

Так что лирики в спросе все же лидируют. Хотя, на мой взгляд, это недоработка в профориентационном плане: ведь, как уже упоминалось, перед государством стоят другие задачи. Сегодня к успеху легче придет инженер, математик, специалист IT-сферы, эколог, биолог.

Что касается технической стороны выбора специальности, которая связана с экзаменами, отмечу, что на предпочтения абитуриентов во многом повлияло деление экзамена по математике на базовую и профильную математику, которая для большого сегмента поступающих оказалась сложна. Поэтому спрос на экономические и управленческие специальности начал падать, а на юриспруденцию, таможенное дело – расти. Профильную математику в Челябинской области выбрало всего 10 тысяч 412 человек.

Вторую профессию может дать не только второе высшее образование, но и обучение в магистратуре. Насколько двухуровневое образование (бакалавриат и магистратура) закрепилось в сознании широкой аудитории?

Введенная в вузах не так давно, система оправдала себя и прижилась у нас. Магистратура – это одна из ступеней высшего образования, первой из которых является бакалавриат. Она предполагает повышение степени профессионализма и дает возможность исследовательской и преподавательской деятельности. Сегодня ЧелГУ предлагают обилие программ для состоявшихся специалистов, и недостатка в потенциальных магистрантах мы не знаем.

Реформа высшей школы в России сегодня вызывает опасения, ведь результат ее неочевиден. Приходится сталкиваться с недоверием абитуриентов и их родителей?

Редко, но приходится. Последним поводом для переживаний наших абитуриентов стало возможное объединение ЧелГУ с педуниверситетом в рамках образования опорного вуза. Не зная механизма и потенциальных выгод этого шага, люди волновались и задавали закономерные вопросы: что будет с университетом? Доучится ли мой ребенок именно в этом вузе? Как образование «опорника» отразится на образовательной системе региона?

Надо понимать: этот проект направлен не на сокращение преподавательского состава или уменьшение количества студентов. Его цель – укрупнение и усиление потенциала университетов. Поэтому и абитуриенты, и студенты только выиграли бы от такого шага. Посмотрите, как развивается сегодня эта история. Те, кто готов объединяться и создавать более крупные, сильные университеты, получают дополнительное финансирование и возможности реализовывать образовательные программы по новым стандартам. Эти преимущества позволяют сделать шаг вперед и опередить многие вузы в развитии.

План Минобрнауки России ориентирован на повышение эффективности работы вузов и предполагает их усиление за счет новых программ, статусов, объединений. В стране уже появились федеральные, национальные исследовательские, теперь и опорные университеты. Все это предполагает вливание средств и повышение требований к вузам – и все для того, чтобы повысить качество высшего образования, ведь в таких условиях неизбежно постепенное умирание мелких и не обеспечивающих его должный уровень учебных заведений.

Министерство образования не раз заявляло и о сокращении филиальной сети университетов.

Опять же основная цель работы с филиалами – усиление их эффективности, доведение качества образования «на местах» до уровня головного вуза. Если все составляющие для обеспечения этого качества присутствуют (кадровый потенциал, образовательные программы, материально-техническая база и пр.), тогда претензий к филиалам не возникнет.

К счастью, филиалы ЧелГУ сегодня соответствуют всем требованиям. Миасский, который был открыт первым, на днях отметил свое 20-летие. Он по-прежнему значим для оборонной промышленности и для города, так как готовит и сохраняет для него высококвалифицированные кадры. Новое развитие получил Троицкий филиал, здесь открываются специальности и возникают новые проекты. Ну и наша гордость – Костанайский филиал, уникальный сплав российской и казахской культур, оправдывает все возложенные на него обязательства.

Как университеты отстаивают свои права на выпускников школ?

К счастью, вопрос конкуренции с техникумами не стоит, и объяснять, для чего нужно высшее образование, не приходится. Однако некоторые стратегии все же практикуются. Одна из них – привести СПО в вуз. Современный университет должен предоставлять весь спектр образовательных услуг, и образование должно быть непрерывным. В ЧелГУ уже в этом году абитуриенты смогут выбрать рабочую профессию по душе. Один из плюсов наличия среднего профессионального образования при вузе – повышение его качества, возможность согласования программ и учебных планов с планами высшего образования.

Таким образом мы приходим к модели университета так называемого «замкнутого цикла», попадая в который, человек не уходит с багажом знаний, а остается, развиваясь сам и наращивая тот самый багаж. При этом захватываются самые широкие возрастные рамки, и вуз становится настоящим центром – не только научно-образовательным, но и культурно-социальным. Еще до школы можно прийти в Детский университет, продолжить обучение в Воскресном университете, в старших классах углубить научные знания в Малой академии, после – поступить либо в колледж при университете, либо на первый курс бакалавриата. Далее вас ждет специалитет или магистратура, второе высшее образование или профессиональная переподготовка. Можно выбрать другую дорогу – аспирантуру, докторантуру, еще прочнее связав свою жизнь с высшей школой.

Сегодня возможности университета почти безграничны, образовательное пространство широко и гибко, дополнительные услуги предполагают большое поле самореализации – например, в творчестве, организации спецпроектов, спорте. Именно из таких кирпичиков строится личность.

VK31226318