EUR 75.58 USD 66.33

Под Челябинском может появиться рукотворное озеро за шесть миллиардов

Под Челябинском может появиться рукотворное озеро за шесть миллиардов

В Челябинске в формате «круглого стола» обсудили проблему рекультивации Коркинского разреза. В конце января проект был представлен в Общественной палате РФ и вот теперь в южноуральской столице высадился целый десант активистов, цель которого – уточнить детали реализации задуманного.

Секира неопределенности

Цена проекта впечатляет – шесть миллиардов рублей. Но это сущие копейки, особенно, если вспомнить о первоначальной смете – 30 миллиардов (это когда собирались тупо завалить разрез горной породой). Дело в том, что летом был найден более практичный вариант: поступило предложение заполнить гигантский кратер отходами Томинского горно-обогатительного комбината (ГОК), а потом залить его водой. В результате, рядом с городком южноуральских шахтеров может появиться абсолютно круглое и непредсказуемо глубокое озеро диаметром в четыре-пять километров.

«Непредсказуемость» – вот, пожалуй, то самое слово, которое выражает суть состоявшегося в Челябинске разговора. Сегодня никто не может дать гарантий стопроцентной безопасности проекта. Ученые и активисты задают друг другу вопросы: смогут ли пульпа (полужидкие отходы ГОКа) и вода потушить пожары, то и дело возникающие в угольных пластах? Не будут ли воды новорожденного озера размывать берега и угрожать городу Коркино и поселку Роза? Насколько экологически безопасным будет содержимое этого искусственного водоема?.. К тому же, если проблему перманентных подземных возгораний гарантированно не решить, спокойствия региону не видать — из-за тления угля там и сям будут образовываться полости и постоянно происходить оседание грунта.

В целом участникам «круглого стола» план рекультивации пришелся по душе. По их словам, альтернативы просто не существует, ведь в обозримых окрестностях просто не найти 20 кубокилометров (!) породы для того, чтобы засыпать самый глубокий в Европе карьер. Но если даже и отыщется такое количество никому не нужного камня, песка, шлака, то это все равно не решит проблему – угольные пласты продолжат тлеть и отравлять атмосферу Челябинска, Коркино, Копейска, Еманжелинска.

Пульпой – по язве

О деталях проекта рекультивации разреза в ходе «круглого стола» рассказал член научно-технического совета Комиссии по экологии и охране окружающей среды ОП РФ, заместитель директора ФГБУ «ВНИИ Экология» Александр Соловьянов. По его оценке, Коркинский разрез — это очень крупный «объект накопленного вреда», который он назвал «экологической язвой». За все годы добычи полезных ископаемых (а это более 85 лет) из карьера было вынуто порядка 20 — 25 кубических километров угля и породы. И работы продолжаются, ведь лицензия у горняков действует до конца этого года.

- При обогащении руды будет образовываться пастообразная пульпа, содержащая отработанную породу, - объяснил технологический процесс господин Соловьянов. - Потом эти отходы по трубам погонят в разрез и, таким образом, постепенно закроют его дно. Затем будут закреплены откосы и карьер заполнят водой. В результате, образуется озеро с укрепленными берегами.

На Южном Урале, говорят, около трех тысяч озер, так что будет на одно больше. Правда, на скорое излечение «язвы» надеяться не приходится. По самым оптимистичным прогнозам, на ликвидацию удивившей даже президента Путина ямины уйдет лет пять-семь. Логично, что при таком раскладе сразу же возникает вопрос экологичности проекта.

Если «грязную» дыру заполнить «грязными» отходами, то южноуральцы просто поменяют шило на мыло. Однако гости заверили: пастообразные отходы добытчиков меди будут иметь пятый класс токсичности – то есть, самый безвредный. Более того, присутствовавший на встрече столичный тележурналист Тимофей Баженов поклялся, что лично купался в подобной пульпе и даже пробовал ее на вкус. Он уверен: паста-пульпа наглухо закупорит все полости на дне и в бортах разреза и лишит подземные полости доступа кислорода. То есть, вопрос о пожарах снимется сам собой.

В августе прошлого года ученые из Екатеринбурга предложили Русской медной компании (оператор Томинского ГОКа) вариант со складированием отходов в карьере под Коркино. Горняки неожиданно легко согласились профинансировать проект, поскольку им тоже необходимо как-то решать проблемы с отходами производства. По подсчетам медников, проект Томинского ГОКа тем самым «утяжелится» на шесть миллиардов рублей. Но существует опасность, что эти деньги будут выкинуты на ветер. Эксперты предупреждают: РМК нужно сначала провести серьезные геологические исследования.

Жизнь на краю и бег по кругу

Отставной депутат Госдумы, председатель общественного фонда «Гражданин» Максим Шингаркин тоже обеими руками за новый проект РМК. По мнению общественника, найти иные, более-менее доступные, способы рекультивации карьера сегодня просто нереально. Господин Шингаркин подсчитал: ликвидация разреза «традиционным» способом потребует немыслимых вложений - 30 миллиардов рублей. Заметим в скобках, что это четвертая часть годового бюджета Челябинской области.

- Уверяю вас, таких денег у государства сейчас нет, и вряд ли они скоро появятся, - резюмировал бывший народный избранник. Он пытается убедить оппонентов: решение, подхваченное Русской медной компанией, – неплохой способ сэкономить, ведь на заливку разреза пульпой денег нужно в пять раз меньше, чем на засыпку породой.

- Вскрышные породы, которые накоплены рядом с разрезом, это капля в море, - приводит аргументы активист. - Даже если разобрать проросшую лесом гору и осыпать ее вниз, это с трудом покроет только нижний ярус. Томинский ГОК даст значительное количество подобного материала, и это инертные породы.

Максим Шингаркин и Тимофей Баженов показали участникам разговора фильм с многозначительным названием «На краю». В десятиминутной документальной картине – судьбы жителей поселка Роза, которые до сих пор вынуждены жить действительно на самом краю гигантской ямы, в которой запросто можно «утопить» Останкинскую телебашню. Удушье из-за промышленного смога, дрожь стен от взрывов в карьере, страх за детей и свои дома – все это постоянные спутники розинцев. Оказывается, для них мало что изменилось со времени приезда Владимира Путина в феврале 2012-го года.

Жительница Розы Ольга Панина, которая пришла на встречу, подтверждает это. Таких, как она, в поселке много, переселение коснулось далеко не всех. Причина – отказ руководства угольной компании выделять деньги на софинансирование программы переселения. - Иной раз такая гарь от разреза – аж до рвоты. Что тут говорить, если не так давно на дне разреза лаборантка погибла! Спустилась на работу – и задохнулась, - приводит красноречивые примеры Ольга Панина.

Черту под разговором подвел член Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Александр Брод. Он обещал проинформировать главу государства об экологической ситуации на Южном Урале. Слова Ольги Паниной настолько сильно подействовали на москвича, что он был готов досрочно «закруглить» беседу и немедленно отправиться на край злополучного карьера.

- Да, мы видели сюжеты, что над Челябинском смог, читали критические статьи. Но насколько запущена проблема по Коркинскому разрезу, до какого состояния доведены люди, объем и последствия влияния вредных химических веществ, это конечно, ужасно. Все материалы, которые будут собраны в ходе нашей поездки, лягут на стол юристов, и надо посмотреть, почему бездействуют южноуральские органы исполнительной власти и прокуратуры. К сожалению, прекрасный город Челябинск стал нарицательным понятием, сегодня его связывают с неблагополучной экологической обстановкой. Дальше это терпеть нельзя, ради жителей, ради их здоровья надо порочный круг разрывать, — эмоционально заключил господин Брод.

Актуальный комментарий

Правда, на Южном Урале далеко не все разделяют оптимизм столичных гостей. Активист общественного движения «Стоп-ГОК» и руководитель Челябинского отделения «Партии дела» Владимир Егоров уверен, что предложенные вариант рекультивации Коркинского разреза – не более, чем попытка спрятать проблему за полумерами.

- Считаю, что это очередной обман общественности. Стопроцентно можно верить лишь документам, но до сих пор никаких расчетов специалисты РМК так и не показали. Они говорят, что заполнят разрез отходами Томинского ГОКа. Но этих отходов, по нашим сведениям, хватит лишь, чтобы закрыть половину «ямы». Это значит, пульпа не дойдет до тех бортов, где чаще всего и происходят пожары, не решит проблем тления угля в пластах. Выходит, все остальное пространство надо заполнять водой. А где ее взять в таком количестве – порядка десяти кубических километров? Не забывайте, что вода в колоссальных объемах понадобится РМК еще и для гидротранспортировки отходов от ГОКа до карьера. Только на это целое озеро Смолино может уйти!

И потом по классу опасности отходов ГОКа… Да, в целом, они относятся к пятому, сравнительно безопасному, классу. Но я разговаривал с горняками-практиками и они утверждают, что элементы и первого, и второго, и прочих классов опасности в горной породе присутствуют постоянно, они в ней не редкость.

VK31226318