Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Бодрым шагом к экономическому краху

15.04.2010
За 10 лет, минувших после акционирования, Южноуральский хлебозавод перестал быть городским кормильцем

За 10 лет, минувших после акционирования, Южноуральский хлебозавод перестал быть городским кормильцем.

Несколько дней назад, по словам работников Южноуральского хлебозавода, в цехах и отделах предприятия надо было ходить с зонтом над головой. На крыше ОАО «Южуралхлеб» интенсивно таял снег, вода сквозь дырявые потолки текла на людей, оборудование, рабочие столы с гроссбухами.

В ходу были ведра, тазики и прочие емкости для сбора талой воды. Своими глазами увидеть это не довелось: лицезреть скандальную бесхозяйственность журналисту не позволило бы заводское руководство. Поводом для встречи с ним должна была стать коллективная жалоба работников завода губернатору области, копию которого они передали нашему собкору. Но руководители хлебопеков посчитали этот повод незначительным.

Под жалобой подписались 17 работников завода, в том числе бывших. Их глашатаем стал Юрий Родионов, до недавнего времени трудившийся юристом на хлебозаводе. В 90-е годы, когда активно приватизировались государственные предприятия, он работал арбитражным управляющим в Южноуральске, Пласте, Троицке. Иными словами, заводчане к своей проблеме подключили грамотного специалиста, и он не отказался. Более того, переписку по коллективному заявлению попросил областных заинтересованных лиц вести только с ним, поскольку он владеет необходимыми документами и аргументами.

Заблудившиеся деньги

В советское время этот завод кормил хлебом весь город, ежесуточно отправляя в торговую сеть и столовые до 30 тонн продукции. В 1999 году комитет по управлению имуществом городской администрации и находящееся в Екатеринбурге ЗАО «Торгово-промышленная корпорация «Большой Урал» учредили ОАО «Южуралхлеб».

У города задача была благая - привлечь сторонний капитал на развитие предприятия.

Согласно совместному договору, комитет внес в уставный капитал имущество завода, то есть все здания, сооружения, инженерную инфраструктуру, транспорт и прочее добро на сумму более пяти миллионов рублей. В результате он стал обладателем 49 процентов обыкновенных голосующих акций. Екатеринбургское ЗАО, в свою очередь, должно было пополнить уставный капитал 5 миллионами 227 тысячами рублей и стать обладателем 51 процента акций.

Все было сделано по законам развивающегося рынка. Кроме одного: город свои обязательства выполнил, а ЗАО, получив собственность и больше половины акций, с внесением денег не торопились. Хотя финансовые операции с участием ОАО «Южуралхлеб» проводились активно. Свое заявление на имя губернатора заводчане сопроводили перечнем банков и счетов, на которые в августе 1999 года хозяева ЗАО переводили деньги, якобы внося их в уставный капитал ОАО «Южуралхлеб».

Просматривается любопытная схема перемещения этих средств. Чтобы не перегружать материал цифирью, расскажу о главном выводе, сделанном заявителями. 4 августа 1999 года от ЗАО «Большой Урал» в филиал Екатеринбургского банка «Вятич» поступили в уставный капитал ОАО «Южуралхлеб» 2 миллиона 613 тысяч 785 рублей. В тот же день 2 миллиона 300 тысяч рублей были выведены из уставного капитала. Оставшаяся сумма в 2 миллиона 613 тысяч 215 рублей документами не подтверждена.

- Тем не менее, - комментирует Родионов, - сумма в 5 миллионов 227 тысяч рублей была проведена по главной книге как финансовые вложения в уставный капитал. Однако документально эти деньги не подтверждены. Вывод один: путем различных операций с векселями через Екатеринбургский филиал банка «Вятич», подконтрольный ЗАО «Торгово-промышленная корпорация «Большой Урал», они были выведены из обращения. Деньги исчезли, и сейчас мы наблюдаем последствия этого.

И никакой ответственности

- Потерялись те деньги, на которые рассчитывали вдохнуть в заводскую экономику свежие силы, - продолжает Юрий Родионов. - Но этого не случилось. Между тем предприятие не обновляло основные производственные фонды с 1975 года. Не на что и, похоже, желания нет. В результате здания постепенно разрушаются, создается угроза обрушения потолочных плит. Еще в 2006 году инспекция по труду области выдавала руководству завода предписание о проведении экспертизы строительных конструкций, но до сих пор ничего не сделано: нет денег. Их нет и на спецодежду для персонала, и на выполнение норм охраны труда. На заводе нет лиц, ответственных за электро- и газовое хозяйство и так далее. Утверждается, будто нет денег и на исполнение закона о минимальном размере оплаты труда. Поэтому на предприятии большая текучка кадров, что привело к ухудшению качества продукции, снижению объемов продаж. Смешно сказать, но сейчас за сутки большое предприятие выпускает менее 2,5 тонны хлеба и хлебобулочных изделий. Город кормят хлебопеки Челябинска, Троицкого, Увельского, Еманжелинского районов и других территорий.

К сказанному Родионовым добавлю от себя. Южноуральский хлебозавод в свое время выпускал отличные торты, ассортимент был большим, а спрос устойчивым. Недавно кондитерский цех закрыли.

- Теперь торты привозят из Копейска, Татарстана и других мест, - говорит одна из работниц завода. - Еще немного и от нашего цеха останутся одни воспоминания. Последнее оборудование растащат: оно сплошь из нержавейки.

О судьбе предприятия и хотелось поговорить с его руководством. Я звонил исполнительному директору Татьяне Костровой, просил о встрече. Татьяна Ивановна обещала согласовать этот вопрос с генеральным директором. Но через 20 минут ответила на мою просьбу категорическим «нет».

- Мы отказываемся от встречи, - сказала она. - О жалобе знаем, все вопросы решили.

- Боятся своего хозяина, - не удивился реакции руководства хлебопеков Юрий Родионов. - Ведь придется объяснить причины низкой эффективности предприятия.

Приведу выдержки из письма заводчан: «Все указания и распоряжения о ведении хозяйственной деятельности ОАО «Южуралхлеб», назначение руководителей (генерального директора, заместителя генерального директора, исполнительного директора), контроль за хозяйственной деятельностью исходят от лиц ООО «Корпорация «Уральский хлеб», которые при этом никакой юридической ответственности не несут, поскольку правовые основания для этого отсутствуют. В то же время закуп сырья и муки ОАО «Южуралхлеб» осуществляет через эту корпорацию, цены у которой выше, чем предлагают производители. На разнице цен завод за год теряет до полутора миллионов рублей».

- Это не все потери, - уверен Юрий Родионов. - При общей численности персонала в 120 человек заводом руководят генеральный директор, два его заместителя и исполнительный директор. На их зарплату и обслуживание предприятие тратит ежегодно 892 тысячи рублей.

Для примера: до 2008 года заводом руководил один исполнительный директор, ежегодная зарплата которого с учетом налоговых начислений составляла 200 тысяч рублей. При этом предприятие работало более эффективно, экономические показатели это подтверждают. Мы считаем, что ООО «Корпорация «Уральский хлеб» необоснованно изымает из оборота завода свыше двух миллионов рублей. И постепенно ведет предприятие к экономическому краху. Он уже не за горами.

- А что делать?

- Мы обращались к властям Южноуральска, но результата не дождались. Теперь у коллектива вся надежда на областную власть, - говорит Родионов.

Комментарии
Комментариев пока нет