EUR 75.58 USD 66.33

С чужим блокнотом по проспекту Ленина

С чужим блокнотом по проспекту Ленина

Снова идет снег. Этой зимой его выпало слишком много. Однако, глядя на проезжую часть, этого не скажешь. Зима выдалась теплая, не считая недели в декабре, когда было около -30 градусов. Можно сказать, что мы живем в Европе.

Маршрутка едет неровно, какими-то наскоками и потрясениями. Нетрудно и с закрытыми глазами определить, что под нами сейчас: ямы или трамвайные пути. Все можно почувствовать на проспекте Ленина – главной улице нашей страны.

Если кто-то считает, что проспект Ленина в Челябинске берет свое начало у центральной проходной ЧТЗ, то архитекторам удалось ввести вас в заблуждение. Проспект Ленина – это продолжение улицы Линейной, идущей из поселка Чурилово, ныне относящегося к Тракторозаводскому району, и начинается она намного раньше.

На заводской остановке в маршрутку входит рабочий народ – недорогие куртки-пуховики, искусственные шубы и дубленки. Они обычно заполняют все пространство сразу, как поток воды, прорвавший заграждение, затопляет все вокруг – но это на две-три остановки. Дальше можно будет вздохнуть.

Комсомольская площадь. На полу маршрутки слякоть. Снег тает на капюшонах, сумках и сапогах, стекая тоненькими дорожками и образовывая лужицы под ногами. Ногам сыро и как-то неуютно.

Стоим – наверное, красный на светофоре. В окно видно, что соседние машины тоже стоят. Вот чистенький «Рено» приготовился сорваться и нестись, вот стоит такая же чумазая маршрутка, как и наша. Почему им разрешают ездить грязными? Мы же цивилизованная страна! Обе как собаки, высунув языки, на последнем издыхании готовятся обойти друг друга.

А это уже «Детский мир». Кто-то вышел, и на сиденье остался блокнот – любопытная вещица. Хозяйкой блокнота оказалась Свидетель Иеговы. Интересно, специально подложила или взаправду потеряла?

Почерк на страницах блокнота довольно мелкий, аккуратный. Буквы почти печатные с наклоном вправо. Есть и адрес, и телефон. Но общаться как-то не хочется.

Что внутри? Один год из жизни: расписан каждый день. Утром – подъем, завтрак и чтение стихов, далее встречи, поездки и дела по хозяйству. И так каждый день…

Площадь Революции. На нас осуждающе смотрит Ленин. Работаем ли мы? Приносим ли пользу обществу?

Похоже, что наша дама нигде не работает. Нет ни разу: «Пойти на работу». Может быть, какая-то надомная работа или что-нибудь подобное. Ведь надо же ей на что-то жить! Но явно это не производство, и не работа в коллективе.

Остановка «Алое поле». Красивое название – только никто уже не интересуется, почему же оно алое? Так что там дальше? В блокноте? Особое значение придается смене постельного белья, походам в баню, мытью полов и стрижке. А вот запись о покраске волос – значит Свидетелям это не запрещено.

За окном тот же снег. Падает и тает. Небольшая пробка.. Наверное, авария. Сейчас объедем. Мысли снова возвращаются к записям в потерянном блокноте. Интересно, сколько ей лет? Нигде на возраст даже намека нет, но появляется слово «свекровь», значит - она замужем или была замужем. Детей нет.

Она не отказывается от пикников, тюбингов, катка. Охотно гуляет в лесу. С удовольствием ест мясо, грибы, ходит за молоком. Бывает на службах, лекциях, конгрессах. Активный образ жизни, однако.

На ЮурГУ входят в основном студенты и преподаватели, первые с пакетами, последние с портфелями. Еще пару метров и памятником И. Курчатову заканчивается проспект Ленина – главная улица нашей страны. Скоро выходить. Что делать с блокнотом? Решение принято: пусть лежит в маршрутке. Может когда-нибудь и вернется к своей хозяйке.

Татьяна Рязанова-Будаева

VK31226318