EUR 65.68 USD 62.57
Новости


Женские сумки butik.ru из кожи

Аренда выделенного сервера


Mebel-vereya.ru мебель Верея


Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper


Культура

Александр Сокуров открыл кинофестиваль «Полный артхаус» в Челябинске

22.02.2016 17:12
IV челябинский кинофестиваль «Полный артхаус» открылся показом фильма «Франкофония».
Александр Николаевич Сокуров, самый известный в мире современный российский кинорежиссер, на два дня прилетал в Челябинск из Санкт-Петербурга. Привез свой новый фильм «Франкофония» о Лувре в годы фашистской оккупации Франции. Показом этой ленты открыл IV челябинский кинофестиваль «Полный артхаус».

До церемонии открытия Сокуров успел съездить в цех белой металлургии трубопрокатного завода. А день спустя в Киноцентре имени Л. Л. Оболенского представил киноработы выпускников своей режиссерской мастерской в Кабардино-Балкарии и дал старт ретроспективе «Сокуров. XXI век» в кинотеатре «Знамя» (первым был показан фильм 2005 года «Солнце» о японском императоре Хирохито в конце Второй мировой войны). Между этими важными делами Александр Николаевич не уставал отвечать на вопросы. Журналистские и не только.
Организаторы «Полного артхауса» (самые главные - московский киновед с челябинским прошлым Вячеслав Шмыров и челябинский арт-директор фестиваля Тамара Мордасова) уже второй раз экспериментируют с форматом пресс-конференции, предшествующей началу фестиваля, делая ее открытой для всех челябинцев.
Затея рискованная: с одной стороны, событие вызывает сверхординарный интерес и аншлаг (год назад на пресс-конференции с Андреем Звягинцевым люди только что на люстрах не висели, на Сокурова тоже собрался полный зал), с другой, нет ведь никакой защиты от дураков, экстремистов и просто городских сумасшедших, и угроза превращения пресс-конференции в стихийный и плохо управляемый митинг весьма реальна.

Тем более, в любом сообществе (и таком тоже) всегда оказывается немало людей, которые никого не могут слушать (даже Сокурова), но хотят говорить. К счастью (как, кстати, и в случае со Звягинцевым), все обошлось без обид и эксцессов.

В первую очередь, как мне представляется, благодаря редкому дару Александра Николаевича Сокурова: он-то умеет не только говорить, но и слушать и слышать, а отвечает серьезно и честно. Юноше, всерьез думающему о профессии режиссера и пути к ней, представителю движения «Суть времени» (кто до этой пресс-конференции знал, что в Челябинске есть такое?), призвавшему режиссера к ответу за якобы слишком лояльное отношение к тоталитарному советскому прошлому, педагогу, травмированному не той правдой о школьной жизни в фильме «Училка»…
Люди «с улицы» порой задавали вопросы, которые у журналистов возникают довольно редко (нас ведь все больше «творческие планы» интересуют да особые взаимоотношения Сокурова с президентом Путиным, не раз проявлявшим личный интерес к творчеству и общественной деятельности земляка-петербуржца), и получалось не интервью, а полноценный диалог большого художника, настоящего гражданина своего Отечества и современного российского общества.
Всего диалога не охватишь, конечно, вот лишь краткие фрагменты из того, о чем говорил Александр Николаевич Сокуров в Челябинске.

О будущем российского кинематографа

- Мне кажется, первое, что нужно сделать отечественному кинематографу, это решительно разрешить проблему дебютов.
Нам в стране сейчас нужно 100, ну 80, кинодебютов в год, чтобы могли выделиться 3-4 крупных фигуры режиссеров, за которыми будущее. Это системная проблема, которую должны разрешить министерство культуры Российской Федерации и сообщество кинематографистов.
Причем, какая-то часть кинематографистов моего поколения или чуть моложе должны на год-полтора-два отказаться от собственного производства, чтобы на эти пару лет отдать все возможности молодым ребятам. Из этих 100 дебютов 70 процентов смотреть будет невозможно, но это нормально.

Надо что-то делать, если ты понимаешь, что разрыв поколений слишком большой и что Российская Федерация так называется, но таковой не является с точки зрения кинематографа.
У нас есть московское княжество и его кинематограф, но нет кинематографических сил, которые могли бы создавать производство у вас здесь, в Иркутске, в Мурманске, в Вологде, в Архангельске, в Омске, где-то на Северном Кавказе, на Кубани…
Люди по-разному смотрят на мир, по-разному его воспроизводят в кино. Мы нуждаемся в новых взглядах, новых сюжетах, новых социальных и эстетических открытых окнах. А сегодня российский кинематограф - это кинематограф кучки, группки московских борзых ребят, которые очень быстро получают доступ к деньгам и возможностям. И даже дебюты в этой системе - результат очень слаженных корпоративных интересов, а не широкого отбора. Если не будет разнообразия людей и регионов, ничего не будет.

О проблеме дебюта

- В области искусства - самый большой профессиональный отсев. Из группы режиссеров-выпускников в 12-15 человек хорошо, если один работает.
Из моей группы я один остался в профессии. Естественный отсев как результат несудьбы, невезения, глупости, алкоголизма, ненастойчивости, недисциплины. Очень трудно выдержать борьбу с самим собой. Других врагов, по-настоящему масштабных, у режиссера нет.
А будущего режиссера создает самообразование. Просвещение свое собственное. И писать, писать и писать. Формулировать замыслы, непрерывно постоянно работать. И конечно, требуется мужество. Режиссура - мужское дело, все женщины-режиссеры, которые достигли какого-то результата, посмотрите, что с ними происходит в психофизическом плане. Требуется колоссальное мужество и работа. И тогда обязательно победите, не сомневайтесь.

О поддержке искусства

- Необходимо создание альтернативной общественной системы поддержки российского искусства. Нельзя бесконечно протирать коленки в кабинетах чиновников, прося: «Дайте, дайте…».

Есть германский опыт создания различных источников финансирования искусства. Германия разделена на земли, как наши области. В каждой земле есть по несколько фондов, занимающихся различными некоммерческими культурными проектами.
Сколько раз я говорил Путину и губернаторам: давайте создавать такие фонды, давайте создавать условия для тех, кто дает деньги на развитие искусства, снижать налоги.
Но все попытки создания альтернативной системы экономического обеспечения художественного творчества пресекаются на корню. И все наши общественные фонды сейчас занимаются либо благородным делом лечения детей, либо политикой. А кто будет заниматься культурой?

О работе за границей

- Я за то, чтобы любой режиссер мог работать там, где у него возникают возможности для работы. Главное - осуществить свой художественный проект.

А уж если я урожден русским человеком, все равно буду русским, где бы и что не делал, частью русской культуры. Я - человек русской культуры XIX века, я не современный человек, я не понимаю многого в современном мире, современной литературе.
И «Франкофонию», свой фильм о Франции, делал как человек русской культуры. Но если я не нужен здесь (а система российского кинопроката и прикормленная, развращенная массовым визуальным товаром публика не предполагают востребованности таких режиссеров, как я), что ж, буду работать там, где меня понимают. Я обязан работать, пока есть силы.
А своим выпускникам режиссерского курса говорю: «Уезжайте. Не стойте на месте. Не ждите подачки от чиновника, который снизойдет до вас и что-то промычит. Не теряйте жизненного времени. Будет душевная потребность - вернетесь».

Об образовании в СССР и сегодня

- Я человек, значительную часть жизни проживший в условиях советской государственной практики. В те времена были закрыты все мои картины. Даже знаю, в каком лагере я бы сидел под Сыктывкаром, если бы не пришел Горбачев.
Но та же советская государственная практика обеспечивала одинаковый доступ к образованию. Советская система создавала и равновеликую, равнозначную систему качества образования.
Я из очень простой семьи, приехал из города Красноводска Туркменской республики сдавать экзамены в Институт международных отношений, успешно сдал их и был бы принят, если бы не медкомиссия. Поступил на исторический факультет университета в Горьком, где рядом со мной не училось ни одного человека из высокообеспеченной семьи.
А сегодняшнее образование стало сословным. И все мои попытки протестовать разными формами против платы за высшее образование привели к тому, что у меня испортились отношения с очень большим количеством не только чиновников, но и тех, кто руководит университетами, ректорами. Я говорил президенту, что при такой сословной системе образования никакой новый Шукшин из деревни Сростки у нас не появится.

О кино для подростков

- Мне очень интересно такое кино, видел множество европейских, американских, канадских фильмов.

Что заметил: подросток в них всегда наравне со взрослым, драматург и режиссер никогда не позволят взрослому герою растоптать достоинство подростка, который в финале всегда становится победителем.

Потому что он боролся за справедливость. Да, совершая плохие, злые поступки, иногда преступления. Но при этом сопротивляясь несправедливости людей других поколений.

О защите архитектурного наследия Санкт-Петербурга

- Мы с единомышленниками сцепились со звериным механизмом, с которым просто так не справиться. И в какой-то момент выбрали такую политику - суды.
В каждой критической ситуации идем в суд. А там против нас - девелоперы, строители - богатейшие люди. Члены правительства. Но мы шаг за шагом делаем свое дело. И уже не страшно. Мне много раз угрожали: знаем, где ты живешь, как возвращаешься домой, где твой подъезд… Были попытки силового воздействия. Но разве это что-нибудь решает, разве моя собственная жизнь что-то стоит? Поставленная нами задача гораздо выше.
Сейчас мы занимаемся судьбой адмиралтейства (в этом памятнике мирового значения не был ни один архитектор, журналист или общественник, министерство обороны держит оборону), предстоящей реконструкцией Русского музея, к которой масса вопросов, и многим другим.

О Челябинске

- Я сегодня немного поездил по вашему городу и мне обидно, что он в таком состоянии.
Я видел несколько домов, которые просто сокровище, а они стоят заколоченными, брошенными, не сегодня-завтра будет поджог, и они сгорят. Что это такое?
Обратите внимание руководителя вашего города, что полтора года назад президент страны подписал документ о новых основных принципах культурной политики. Там написано: категорическая борьба за сохранение архитектурно-культурного наследия. Но ведь все это происходит еще и потому, что мы это позволяем делать, не требуем ответа от власти. А нужны постоянные встречи с общественностью, главный архитектор и руководитель города каждый месяц должны в прямом эфире отвечать на вопросы горожан. Делается ли это?

Вам же жить в этом запущенном городе с безобразными фасадами. И сколько в нем деревьев, вы посчитали? Вы посчитайте, не собьетесь со счета… Простите, если я кого-то обидел. Но когда спрашивают, надо отвечать искренне.

Справка:

Александр Николаевич Сокуров родился 14 июня 1951 года в селе Подорвиха Иркутской области в семье военного, участника Второй мировой войны. Окончил исторический факультет университета в Горьком, а затем институт кинематографии (ВГИК).

Уже во ВГИКе снял первый художественный фильм «Одинокий голос человека» по повести Андрея Платонова «Река Потудань».

Сегодня Сокуров - автор более 50-ти игровых и документальных фильмов, лауреат множества самых высоких кинематографических наград, в том числе премии «Золотой лев святого Марка» международного фестиваля в Венеции за фильм «Фауст».

В 2000 году на кинофестивале «Новое кино России» в Челябинске («Полный артхаус» - преемник этого фестиваля) фильм Александра Сокурова «Молох» был удостоен приза жюри прессы, награду вручал главный редактор «Челябинского рабочего» Борис Киршин. На той церемонии режиссер присутствовал заочно, а вот на открытии нынешнего фестиваля «Полный артхаус» номер четыре уже лично принял из рук Тамары Мордасовой самую почетную награду челябинского фестиваля - «За вклад в киноискусство».

Фото Сергея Белковского.
VK31226318